Сны Набокова, романы нобелевских лауреатов, история трусов: Двадцать книг, без которых не пережить 2020-й

15 января 2020, 16:40
Версия для печати Версия для печати

Что читать в 2020 году? Ответ на этот вопрос лучше всего знают издатели. Литературный обозреватель «Фонтанки» внимательно изучила их планы, и, решив не мелочиться, поделилась двадцаткой самых многообещающих книг. Нас ждут свежие переводы романов нобелевских и букеровского лауреата, opus Magnum Алана Мура, дневник сновидений Набокова и переиздание самого петербургского текста 1990-х.

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ПРОЗА

Маргарет Этвуд, «Заветы»

«Эксмо», весна, перевод Анастасии Грызуновой

Не так много писателей можно назвать живыми классиками, но Маргарет Этвуд — точно одна из них. Прозаик, поэт, эссеист родом из Канады опубликовала свой «Рассказ служанки» в далёком 1985-м. С тех пор антиутопия о женщинах о тоталитарном обществе не просто стала бестселлером — по её мотивам выпущены опера, графический роман, фильм и знаменитый сериал на Hulu.



Фото: Penguin Random House

Спустя тридцать с лишним лет Этвуд написала продолжение истории, объяснив это так: «Долгое время мы удалялись от Гилеада. А потом снова начали приближаться к нему». Действие «Заветов» происходит на пятнадцать лет позже «Рассказа…», повествование ведётся от лица трёх персонажей, связанных его с главной героиней. Этвуд получила за роман Букеровскую премию. Говорят, что именно благодаря выходу «Заветов» писателя называли в числе претендентов на Нобель по литературе в 2019 году.

Ольга Токарчук, «Веди свой плуг по костям мертвецов»

«Эксмо», сентябрь

Самая известная писательница современной Польши заслуженно награждена Нобелевской премией в 2019-м — за «повествовательное воображение, которое с энциклопедической страстью отражает пересечение границ как образ жизни». В отличие от многих других нобелиатов, Токарчук с переводами на русский везло: уже можно почитать и «Бегунов», и «Диковинные истории», и «Правек и другие времена», и «Путь Людей Книги».



Фото: Wydawnictwo Literackie

В романе, который готовится к выходу весной, сочетается детективная интрига и глубокая ангажированность писательницы экологическими и этическими вопросами. Янина Дружейко живёт в консервативной польской деревушке на границе с Чехией. В этом тихом местечке неожиданно начинают погибать охотники, и Янине кажется, что это неслучайно.

Алан Мур, «Иерусалим»

«Астрель», конец июня, перевод Сергея Карпова

В полку больших, толстых, эпохальных романов, переведенных на русский язык, прибудет. К середине лета петербургская «Астрель» обещает осчастливить поклонников Алана Мура «Иерусалимом». Над текстом в 1300 страниц, который создавался десять лет, работает Сергей Карпов, один из переводчиков «Бесконечной шутки».

Алан Мур — самый значительный писатель в области комиксов, по его сюжетам нарисованы «V — значит вендетта» и «Хранители». Но «Иерусалим» — совсем другая история, хотя бы потому что она исключительно прозаическая. С сотнями персонажей, как реальных, так и вымышленных. Развивающаяся на протяжении тысячи лет. Название с отсылкой к стихотворению Уильяма Блейка не должно обманывать: речь пойдёт не о столице Израиля, а о местечке Боро в городе Нортгемптон, где живёт сам Мур.

Мо Янь, «Лягушка»

«Эксмо», февраль, перевод Игоря Егорова

Китаец Мо Янь получил нобелевскую премию в 2012-м. Западные читатели знают его, прежде всего, как автора повести «Красный гаолян», россиянам пришлись по душе романы «Большая грудь, широкий зад» и «Страна вина».

Магический реализм Яня сравнивают с прозой Маркеса, кстати, одного из любимых писателей нобелиата, но роман «Лягушка» выдержан в традициях скупого реализма. Главная героиня — акушерка: вместо того, чтобы помогать людям появляться на свет, она проводит в жизнь государственную политику контроля рождаемости.

Патти Смит, «Год обезьяны» и «Преданность» в одной книге

Corpus, дата неизвестна, перевод Светланы Силаковой

«Крестная бабушка панк-рока» Патти Смит доказала: текст музыканта может стать настоящим открытием. Если, конечно, бог наградил автора не только музыкальным слухом, но и той чуткостью, с которой Смит видит, слышит и понимает мир. Уже вышедшие в России автобиографические «Просто дети» — об отношениях с фотографом Робертом Мэпплторпом — и «Поезд М» — как раз об этом.



Фото: Penguin Random House

В «Годе обезьяны» автор расскажет об одном полном изменений годе, который провела в одиночестве и мечтах; а в «Преданности» поделится секретами творческого мастерства. Переведет оба текста Светлана Силакова, уже хорошо знакомая нам по работе с предыдущими текстами Смит.

Бен Элтон, «Кризис самоопределения»

«Фантом Пресс», зима, перевод Шаши Мартыновой

«Почему мы все так недоброжелательно настроены по отношению друг к другу? Почему так быстро обижаемся? Кажется, мы живём в эпоху оскорблённых». Англоязычная аннотация к роману британского комика Бена Элтона не может не цеплять тех, кто живет в современном мире и хоть иногда заглядывает в интернет.



Фото: Penguin Random House

События «Кризиса...» развиваются в будущем: детектив старой закалки Мик Мэтлок расследует серию убийств и погружается в «мир секса, политики и сбивающего с толка противостояния разных идентичностей». Читателей ждут «все цвета спектра гендерной радуги, metoo, убийства, самоубийства». Британская пресса, кстати, встретила текст весьма сдержанно — не в последнюю очередь потому, что «эпоху оскорблённых» высмеял белокожий мужчина среднего достатка.

Ннеди Окорафор, «Кто боится смерти»

Livebook, январь-февраль, перевод Анны Савиных

Одна из самых обсуждаемых книг 2010-х, «Кто боится смерти» Ннеди Окорафор, тоже работает с темами толерантности и идентичности, но по-другому. Африка, постапокалипсис. Королевство Семи рек, расположенное на территории современного Судана, поделено между двумя расами — темнокожими и светлыми. Первые находятся в подчинении у вторых, но бунтуют. Однажды на свет появляется девочка с волосами и кожей цвета песка. Её имя, Оньесонву, переводится как «Кто боится смерти».

За «Кто боится смерти» американка с нигерийскими корнями Ннеди Окорафор в 2011 году получила Всемирную премию фэнтези. Её текст высоко оценил Джордж Мартин, который заявил, что писательница «обладает удивительным талантом и уникальным голосом». В 2017 году Окорафор сообщила, что роман экранизирует HBO, причём продюсером сериала станет сам как Мартин.

 

Мартин ОʼКайн, «Грязь кладбищенская»

Corpus, март, переводчик Юрий Андрейчук, редактор Шаши Мартынова



Фото: yalebooks.yale.edu

Одна из самых загадночных книг XX века, написанных в 1949 году на ирландском гэльском языке. Долгое время шедевр Мартина ОʼКайна, который сравнивают с произведениями Джойса, Беккета, О'Брайена казался непереводимым — даже на английский. Лишь в 2016 году лед тронулся, и текст вышел — сразу же в двух англоязычных переводах и двух издательствах. В России за работу взялся специалист по ирландскому языку, преподаватель (и лидер фолк-группы «Воинство сидов»!) Юрий Андрейчук. Российским читателям роман может напомнить «Бобок» Достоевского: действие происходит на кладбище, причём герои — исключительно покойники: они ведут между собой диалог, полный злословия и сплетен.

Новый роман Михаила Гиголашвили (названия нет)

Редакция Елены Шубиной, дата неизвестна

Михаил Гиголашвили вошёл в русскую литературу с романом «Чёртово колесо» в конце 2000-х. Мрачное, наполненное бесовщиной повествование о перестроечной Грузии, несмотря на почти 800-страничный объем, проглатывалось в один присест. Это заметил главный литературный трендсеттер тех времён, критик Лев Данилкин. Он назвал «Колесо...» «фантастически сильным романом».

Гиголашвили пишет нечасто: в 2012-м выпустил «Захват Московии» — о приключениях немцев в России, в 2017-м — «Тайный год», о России эпохи Ивана Грозного. Новая книга объединит черты романа взросления и плутовского романа, рассказали «Фонтанке» в «Редакции Елены Шубиной»: «Главный герой — молодой шалопай и лоботряс Кока. Жизнь кидает его из стороны в сторону, из страны в страну — Грузия, Голландия, Германия, Россия. Искусительная свобода… от чего? Соблазны и трагические случайности». Издатели полагают, что роман понравится поклонникам «Чертова колеса».

Олег Стрижак, переиздание романов «Мальчик» и «Вариант»

«Флюид FreeFly», весна

Главная книга петербургского писателя Олега Стрижака, «Мальчик», вышла в 1993 году, но критика её не заметила. Зато вокруг романа сложился едва ли не подпольный культ почитания: те, кто всё-таки добрались до текста, не скупятся на эпитеты: называют его гениальным и самым петербургским произведением XX века. Дмитрий Набоков, сын Владимира Набокова, считал Стрижака продолжателем традиций отца в русской литературе.



Фото: обложка 1993 года, издательство "Лениздат""


Стрижак умер в 2017 году, его главные работы разбросаны в интернете — а ещё их можно найти в букинистических магазинах. Перепечатать «Мальчика» (и дать ему новое прочтение) обещает к весне 2020 года издательство «Флюид FreeFly». Вместе с «Мальчиком» опубликуют «Вариант», — ответвление основного текста, выросшее в самостоятельное произведение.

«Без дна. Сборник актуальной литературы»

Редакция Елены Шубиной, февраль-март, составили Илья Данишевский и Екатерина Писарева

Не читаете современную русскую литературу? Боитесь инвестировать много времени в толстую книгу, а на выходе понять, что она — «совсем не то»? Задачу «выбрать лучшее и донести до читателя» взяли на себя издатель Илья Данишевский и журналист Екатерина Писарева. Данишевский руководит проектом «Ангедония» в издательстве «АСТ» и в последние два-три года стабильно снабжает российский рынок нетривиальным и смелыми новинками. Писарева пишет о литературе для «Афиши Daily», Forbes, «Сноба» и других изданий.

В сборник попадут тексты лауреата «Русского Букера» Михаила Елизарова (автор «Библиотекаря», «Земли» и других романов), победителя «Нацбеста» Алексея Сальникова (написал «Петровы в гриппе и вокруг него»), прозаика Яны Вагнер, по чьему роману «Вонгозеро» снят сериал «Эпидемия», и многих других.

КОМИКСЫ

Арт Шпигельман, «Co-Mix»

Corpus, февраль

Даже если вы ничего не знаете о комиксах, то имя Арта Шпигельмана явно слышали. Именно он стал первым в мире комиксистом, получившим Пулитцеровскую премию — за графический роман «Маус». Художник изобразил ужасы нацизма на примере придуманных персонажей, мышей и кошек, но история была основана на реальном опыте родителей Шпигельмана, побывавших в Освенциме.

«Co-Mix» — книга-экскурсия в мир этого художника. За его жизнью мы проследим, начиная с первых опытов независимых комиксах, и заканчивая самыми крупными и известными работами. Заодно вы узнаете неожиданное — Шпигельман внес вклад в книжный и журнальный дизайн, придумывал вкладыши для жвачек и создавал витражи.

Аскольд Акишин, Миша Заславский, «Мастер и Маргарита. По роману Михаила Булгакова»

«Бумкнига», весна

Говорят, что у экранизаций «Мастера и Маргариты» чрезвычайно сложная судьба — фильм Юрия Кары пролежал на полке больше пятнадцати лет, Элему Климову и Эльдару Рязанову вообще не удалось приступить к съемкам. С комиксам не легче: Аскольд Акишин и Миша Заславский создали графический роман по мотивам булгаковской истории ещё в 1993 году, но в России он до сих пор не вышел, хотя печатался во Франции и Польше.



Фото: «Бумкнига»

Увидеть, наконец, что же нарисовал Акишин по сценарию Заславского, можно уже весной: петербургская «Бумкнига» выпускает комикс, напоминая булгаковскую фразу «рукописи не горят». Главное — чтобы труд Акишина и Заславского не повторил историю ленты Кары, которая, всё-таки выйдя в свет, оказалась разочаровывающе несовременной.

НОНФИКШН И ДЕТСКИЕ КНИГИ

Ивона Вежба, «Тайная история трусов»

«Самокат», зима

Издательство «Самокат» способно на всяческие дерзости и шалости. То выпустит книгу о смерти для детей («Самые добрые в мире» Ульфа Нильсона и Эвы Эриксон), то расскажет в книге «Все делают это» о запретном — отчего люди и животные пукают, и почему этого не надо стесняться.



Фото: издательство "Самокат"


Новый переводной текст посвящен такой деликатной теме, как нижнее белье. Польская писательница Ивона Вежба объяснит, почему в истории трусов отразилась история человеческой цивилизации, и как изменения в интимном гардеробе демонстрируют изменения нравов и морали.

Словарь девяностых

«Ангедония», срок неизвестен

О девяностых в России сложились два мнения. Пока примерно полстраны вместе с президентом вспоминают о бандитских и лихих годах и развале страны, интеллигенция отбивается. Проводит фестиваль «Остров 90-х» в «Ельцин Центре», рассказывает о свободе, в том числе и творческой, которая теперь ушла безвозвратно.

Разобраться в специфике эпохи обещает проект «Ангедония» издательство «АСТ», который вместе с Фондом Егора Гайдара создаст словарь 1990-х. Книга объяснит, «что определяет дух эпохи, какие главные слова и понятия с ней связаны, какие предметы составляли её неотъемлемую часть». Чтобы подготовить текст, авторы проведут интервью с главными фигурами того времени.

Мишель Монтень, «Путевой дневник»

«Лимбус Пресс», дата неизвестна

Любители философии, должно быть, уже выучили наизусть «Опыты» Мишель Монтеня. Гораздо меньше повезло другому тексту философа — «Путевому дневнику», написанному в 1580-1581 годах во время путешествия в Швейцарию, Германию, Австрию и Италию. На родине Монтеня рукопись долгое время оставалась неизвестной, её впервые опубликовали лишь в 1774 году, спустя 178 лет со смерти автора. На русском эти заметки не публиковались вовсе.

Над переводом «Путевого дневника» работают в петербургском издательстве «Лимбус Пресс». Те, кто знаком с «Опытами», обратят внимание на перекличку между философским трактатом и дневниками, отмечают издатели: «Книги взаимно дополняют друг друга, углубляя и расширяя понимание тех или иных фрагментов, или выполняя роль развернутого комментария».

Ирина Фуфаева, «Женщине — слово»

Corpus, апрель

Битва вокруг феминитивов — женских суффиксов в словах — в последние два-три года приобрела эпический масштаб. Ну кто из нас не спорил в фейсбуке, как правильно: авторка или автор, журналистка или журналист, блогерка или блогер.

Социолингвист(ка) и сотрудник(ца) Института лингвистики РГГУ Ирина Фуфаева обещает расставить точки над i в книге «Женщине — слово». С комментариями и колонками на эту тему автор(ка) уже выступила, кажется, во всех приличных СМИ — от серьёзных «Троицкого варианта» и «Эха Москвы» до молодёжного «Ножа».

«Я/сновидение Набокова» (издание подготовил Геннадий Барабтарло)

Издательство Ивана Лимбаха, июнь

В 1964 году Владимир Набоков поставил эксперимент. Автор «Лолиты» и «Пнина» начал записывать свои сны — чтобы проверить теорию Джона Данна о том, что по ночам нам могут являться события из будущего. В результате получилось очень личный текст, где писатель говорит о своей жене, чувствах к родителям, прошлом и надеждах на будущее, но не избегая и философских выводов о проблеме хода времени.



Фото: Princeton University Press

Впервые книга вышла в 2017 году в издательстве Принстонского университета. И русское, и американское издание подготовил к печати Геннадий Барабтарло — эксцентричный переводчик Набокова, пользовавшийся в беседах с журналистами правилом: писать только в дореформенной русской орфографии.

Полина Барскова, «Седьмая щёлочь: тексты и судьбы блокадных поэтов»

Издательство Ивана Лимбаха, апрель

Каждая книга Полины Барсковой — событие, но её книги о блокаде — событие особое. Поэт, филолог, преподаватель Хэмпширского колледжа (Амхерст, Массачусетс) посвятила себя исследованию блокадной культуры, языка, связанных с трагедией письменных практик. «Седьмая щёлочь» органически вырастает из предыдущих работ Барсковой, в частности, из «Стихов, написанных в темноте» — антологии произведений поэтов, работавших в блокадном Ленинграде.

В новой книге Барскова продолжает изучать блокадное письмо и язык, которым об этой катастрофе «может говорить не переживший ее, но отвечающий за нее и не желающий ее полного забвения». Исследование ведётся на примере текстов восьми несходных по творческой манере поэтов — Николая Тихонова и Геннадия Гора, Ольги Берггольц и Татьяны Гнедич, Павла Зальцмана и Сергея Рудакова, Зинаиды Шишовой и Натальи Крандиевской.

Давиде Морозинотто, «Дневники Виктора и Надежды»

«Пешком в историю», не позже марта

Итальянец Давиде Морозинотто полюбился читателям за детский приключенческий роман «Знаменитый Каталог Уокер&Даун» и серию книг о котах-детективах. И вдруг выпустил исторический роман о детях, эвакуированных из блокированного Ленинграда. Казалось бы, какая связь между писателем из солнечной европейской страны и катастрофой, случившейся в нашем городе больше семидесяти лет назад? Оказывается, она есть: дед Морозинотто воевал во время Второй мировой на территории России. Под впечатлением от его рассказов прозаик и решил разобраться, что пережили тогда советские дети.

Виктор и Надежда — близнецы, которых разделяют во время эвакуации из Ленинграда. Парень отправляется в Сибирь, а поезд, где едет девочка, по официальной версии, разбомблен, и никто из пассажиров не выжил. Но Виктор в это не верит и через всю страну отправляется на поиски сестры. Роман выполнен в форме дневников главных героев и, по словам главы издательства «Пешком в историю» Александры Литвиной, напоминает приключенческие книги в духе Аркадия Гайдара.

Российское издание будет особенными — с комментариями историка Милены Третьяковой и цитатами из подлинных дневников и воспоминаний детей и взрослых той эпохи. Ранее книгу выпустили на немецком и французском.

Елена Кузнецова, «Фонтанка.ру»

Ванька мокрый, разминирование и 10 человек в час. Что ждет петербуржцев в музеях-заповедниках после открытия

Ворота пригородных парков открылись, но горожане пока туда не хлынули. «Фонтанка» узнала у директоров музеев-заповедников, как изменятся условия доступа и цены.

Статьи

>