«Место для встреч, чаепития, убежище». Гид по лучшим подпольным галереям Петербурга

17 февраля 2020, 14:49
Версия для печати Версия для печати

У многих, кто слышит фразу «галерея современного искусства», сразу возникает ассоциация — высокий потолок, большие окна, белые стены. Коммерческие галереи так и выглядят. Но есть и другие — в подвалах и чердаках, в коммунальных квартирах, производственных помещениях и прочих нетипичных пространствах. «Фонтанка» составила десятку лучших «подпольных» галерей Петербурга, куда можете попасть и вы.

Такие места, некоммерческие и независимые, чаще всего открывают не галеристы, а сами художники и кураторы. Выставки здесь проходят регулярно, но между ними могут случаться и перерывы. Такой способ организации имеет давнюю историю — можно вспомнить и легендарную галерею «Асса», примерно так же начиналось пространство «Пушкинская 10». «Фонтанка» сдает явки и пароли.

«Люда»: антимузей с изменениями и «Новыми тупыми»

До того, как открыться в октябре 2019 года на Тележной, галерея «Люда» квартировала на Моховой улице. Петр Белый, художник и куратор пространства, — давний участник петербургской сцены современного искусства. В «Люде» он даёт возможность выставиться как новичкам, так и аксакалам арт-среды, а также художникам из столицы и регионов — исследуя таким образом небольшие сообщества. Белый отбирает достаточно интеллектуальные работы, способные выстрелить. Именно в «Люде» впервые показали ретроспективу петербургской группы «Новые Тупые», которую впоследствии продемонстрировали в Московском музее современного и Цюрихском Кунстхалле.

Пётр Белый, куратор: «Идея проекта — в постоянном изменении. Такой парадоксальный подход связан с моим личным динамическим мировосприятием. Можно сказать, концептуально «Люда» выработала стратегию антимузея со своими правилами, тут нет культа консервации, нет дистанции между зрителем и произведением искусства. Можно представить себе огромное, цветное, постоянно прислушивающееся ухо — это и есть «Люда».



Фото: Михаил Григорьев

FFTN: галерея на пятнадцать человек

Галерею FFTN открыли художник Илья Гришаев и куратор Ирина Аксёнова. Название расшифровывается как fifteen, пятнадцать. Ровно столько посетителей, как гласит легенда, может поместиться в галерее одновременно, и ровно столько минут понадобится, чтобы осмотреть экспозицию. Причина — площадь галереи составляет всего четыре квадратных метра.

Здесь делали выставки как начинающие художники, так и уже известные мастера вроде Петра Швецова и Фёдора Хиросигэ. Проект поддержал видный российский фонд Смирнова и Сорокина, а недавно привлёк внимание зарубежных специалистов в сфере современного искусства — FFTN делали выставку своих авторов в Копенгагене.

Ирина Аксёнова, куратор: «Я думаю, главное отличие — гибридность FFTN. Она может быть одновременно или последовательно выставочным пространством, местом для встреч и чаепития, убежищем. Отношения между кураторами, художниками максимально гибкие и меняются от проекта к проекту вместе с наполнением места».



Фото: Сергей Тихонов

Kunsthalle nummer sieben: архаика, мифология и саморезы

Пространство Kunsthalle nummer sieben открыла самая активная на данный момент арт-группа города «Север-7», сделавшая выставки едва ли не во всех пространствах актуального искусства Петербурга и продолжающая экспансию в Москве. Состав группы достаточно размытый, помимо костяка из 6-7 человек, среди которых Александр Цикаришвили, Нестор Энгельке и Анна Андржиевская, в состав также входит широкий круг друзей. Они привлекаются к созданию коллективных выставок.

Группа много работает с темами архаики и мифологии, делает визуальные размышления об альтернативном прошлом и будущем. Кунстахалле открыта, чтобы дать возможность художникам делать коллективные или персональные выставки, воплощать проекты, не вписывающееся в политику обычных коммерческих галерей. Например, Иван Тузов недавно делал экспозицию-исследование, посвящённую саморезам.

Татьяна Черномодова, соучредитель: «Наша площадка — это экспериментальное пространство, место для «отверженных». В нашем городе не так много галерей, все они по большей части достаточно консервативны, и зачастую выставляют уже состоявшихся художников, работающих в традиционных медиа. В таких выставочных пространствах, как Kunsthalle nummer sieben и FFTN, можно открыть новые имена, увидеть различные подходы к дизайну выставок, а также использование совершенно разных медиа».



Фото: Александр Цикаришвили

«Свиное рыло»: берлога «Колдовских художников»

Галерея «Свиное рыло» открыта группой «Колдовские художники», куда входят Вася Ложкин, Николай Копейкин и другие народные авторы, снискавшие себе славу на просторах социальных сетей. Здесь нет места для сложных концептуальных проектов: темы выставляемых авторов просты и понятны, а в их произведениях в духе доброго гротеска отображаются сюжеты российской действительности. Так, недавно в Свином Рыле проходила выставка, посвящённая району Купчино, также возникали проекты с говорящими названиями «Мифические рыла» и «Бескрайняя плоть».

Николай Васильев, директор: «Галерея создана группой «Колдовские Художники» для реализации своих проектов. Мы за интересное и убедительное изобразительное искусство без цензуры, ханжества и лицемерия».



Фото: Николай Васильев

«Непокорённые»: студия на верхнем этаже бывшего ракетного завода

Проспект Непокорённых дал имя одному сильнейших художественных объединений Петербурга, в которое входят Илья Гапонов, Иван Плющ, Ирина Дрозд и другие. Именно на этой городской магистрали (да ещё и на верхнем этаже здания бывшего ракетного завода) находится их открытая студия, в одном из пространств которой они делают выставки. Многие художники этого объединения считаются коммерчески успешными, идейно их роднит глубокое внимание к образам современного человека. Недавно в галерее «Непокорённых» прошла выставка Анны Афониной, ставшая для молодой художницы площадкой карьерного взлёта. Все работы купил коллекционер Сергей Лимонов, и сейчас Афонина делает карьеру в Москве.

Наталья Спечинская, художник и резидент: «Непокорённые» — это, пожалуй, самое долго существующее творческое пространство-резиденция, через которое прошло огромное количество самых разных художников, не объединённых одной идеей, но объединённых этим пространством».



Фото: из архива Натальи Спечинской

«ДК Розы»: радикальный инвайронментализм и левая повестка

ДК Розы был создан арт-группой «Что делать» и рядом самоорганизованных активистских групп. Сейчас проект располагается в здании трикотажной фабрики «Красное знамя». Как и советские дома культуры, эта площадка предлагает целый спектр приятного и полезного времяпрепровождения: в расписании — занятия кружков изучения марксизма, самодеятельного танца, робототехники, есть и библиотека. Апелляция к СССР неслучайна, учитывая яркую левую политическую ориентированность пространства.

В ДК работает Школа вовлечённого искусства «Что делать», идет курс по постсоветским исследованиям. Под кураторством одной из выпускниц школы Анастасии Вепревой в пространстве недавно прошёл цикл выставок, предлагающих различные подходы определения постсоветского.

Дмитрий Виленский, главный куратор и ко-основатель: «ДК Розы — это место реализации проектов и ситуаций, которые иначе бы никогда не состоялись в Петербурге. Это место, построенное на идеях радикального инвайронментализма в культуре — защите определенных явлений — тех, которые находятся под угрозой уничтожения и тех, которые находятся в процессе своего формирования».



Фото: Анна Авер

«ДК Громов»: буржуазное пространство для своих

Другое арт-пространство «ДК Громов» — кажется, чуть ли не полная противоположность предыдущего ДК нашего обзора. В нём очень буржуазная атмосфера, ведь открыл его один из крупнейших петербургских коллекционеров современного искусства Игорь Суханов. Пространство занимает верхние этажи бизнес-центра, на одном можно увидеть личную коллекцию основателя, другой отдан кураторским проектам. Выставки нередко состоят из работ, которые находятся в собраниях других коллекционеров.

Относительно недавно в «ДК Громов» делали проект, который давал возможность с помощью VR-технологий заглянуть в сокровищницы собирателей искусства, а в начале 2020-го там идёт выставка, вдохновлённая техникой реди-мейд.

Дмитрий Мильков, арт-директор: «Арт-пространство «ДК Громов» открыто для всех, кто интересуется современным искусством. Любой может посетить наши выставки. А они того стоят! Но в первую очередь мы работаем для профессионалов. Коллекционеры, художники, галеристы, искусствоведы — основная аудитория. «ДК Громов» — это своеобразный клуб по интересам, среда общения».



Фото: Анна Половкова

«Егорка»: галерея имени Летова

Название галереи «Егорка» отсылает посетителя не только к названию улицы — Егорова — на которой галерея находится, но также к имени рок-музыканта Егора Летова. С лидером «Гражданской Обороны» создательниц пространства роднит землячество, молодые художницы Анастасия Макаренко и Анна Терешкина переехали в Петербург из Омска. Здесь они закончили Школу вовлечённого искусства «Что делать», так что тематика работ выставляемых авторов тяготеет к левому политическому спектру, особое место в котором занимает феминизм. Также Макаренко и Терешкина активно продвигают авторов из родного города.

Анна Терешкина, сокураторка: «Егорка» для нас — безопасное пространство, зона комфорта, лакуна заботы и поддержки, и мы хотим, чтобы это сохранялось во время выставок для нас и для зрительниц и зрителей. «Егорка» — это одновременно цензура, вкусовщина и фейсконтроль плюс территория исследования наших личных границ и кураторских возможностей».



Фото: Анастасия Макаренко

Музей сновидений Фрейда: искусство и психоанализ

Музей сновидений Фрейда находится в здании Восточно-Европейского института психоанализа, его создатели — кандидат философских наук, психоаналитик и куратор Виктор Мазин и художник-некрореалист Владимир Кустов. Связь с Зигмундом Фрейдом не материальная, но эфемерная. Здесь выставляется искусство, посвящённое психической реальности, сновидениям и грёзам. Так, в конце 2019-го проходила выставка Тани Ахметгалиевой об отношениях зеркала и пространства. До этого выставлялись карты Таро художника Аркадия Насонова с изображенными на них представителями культуры и науки, имеющими отношение к русскому космизму.

Екатерина Синцова, директор: «Музей сновидений — это музей не материальной культуры, а пространство для встречи с самим собой. То есть объекты, которые у нас представлены, второстепенны, прежде всего имеет значение тот отклик, который посетитель получает — ассоциации, воспоминания, желания. Сам психоанализ — это дисциплина на грани науки и искусства, уже при создании музея было желание соединить здесь психоаналитическую и художественную аудиторию».



Фото: Дмитрий Яковлев

Navicula Artis: шанс для молодых художников. Даже уличных

Navicula Artis — одна из старейших петербургских галерей современного искусства. Она открыта ещё в 1992-м, а в 1998-м переехала на Пушкинскую 10. Долгоиграющие проекты всегда рискуют потерять актуальность, но это точно не про «Навикулу», ведь её куратор — один из выдающихся петербургских теоретиков современного искусства, кандидат искусствоведения Глеб Ершов. Вместе с ним управлением галереи занимается Андрей Клюканов.

Выставки «Навикулы» отличают глубина и системность подхода, и неудивительно, что они регулярно становятся номинантами престижных премий. Для молодого художника — большая честь показать работы в этой галерее, но очередь расписана на много месяцев вперёд. Именно в Navicula в декабре 2019 года впервые официально выставился уличный художник Миша Маркер.

Глеб Ершов, куратор: «Для нас важна концептуальная осмысленность и оригинальность проектов, так же, как и изобретательность и нетривиальность подачи. Мы даём шанс молодым художникам и открываем новые имена».



Фото: Яков Кальменс

Алексей Управителев, специально для «Фонтанки.ру»

Читайте также:

От Рафаэля до «Пепла истории»: Самые многообещающие выставки в Петербурге — 2020

 

Почему «Все везде и сразу» — главный фаворит «Оскара»? Правда ли этот фильм так хорош?

Судьба прошлогодней ленты Дэниэла Шайнерта и Дэна Квана «Все везде и сразу» — наверное, не менее удивительна, чем история её главной героини, сыгранной Мишель Йео. Фильм дуэта «Дэниэлов» ждали совсем не так, как очередного Бэтмена или Тора. Его рекламная кампания была куда скромней — но он внезапно вспыхнул посреди выжженного недавним ковидом кинополя.

Статьи

>