Фото: labiennale.org

Лучшее на Венецианском кинофестивале: Депп-злодей, фильм с огнеметом, «Новый папа», детектив с Миком Джаггером

03 сентября 2019, 14:28
Версия для печати Версия для печати

В Венеции 7 сентября завершился 76-й кинофестиваль. Критик Катя Загвоздкина следила для «Фонтанки» за лучшими фильмами. Почитайте о триумфально победившем «Джокере» с Хоакином Фениксом, Джонни Деппе в роли злодея-полковника, «Новом папе» Паоло Соррентино и других главных премьерах.

Жюри под председательством аргентинского режиссера Лукресии Мартель (она сняла фильм «Зама», а еще у нее классные очки) раздало призы на 76-м Венецианском кинофестивале. «Золотого льва» получил «Джокер» Тодда Филлипса, о котором мы подробнее писали в этой трансляции — и это, конечно, победа для всех. Гран-при у Полански (о его фильме, весьма достойном, мы также рассказывали), лучшим режиссером признали Роя Андерссона (могли бы наградить в принципе любой из его фильмов).

Все не так однозначно с актерскими категориями: Кубок Вольпи за лучшую мужскую роль получил Лука Маринелли, сыгравший в «Мартине Идене», хотя прочили все награду Джокеру — Хоакину Фениксу. Лучшей актрисой признали француженку Ариану Аскариди за роль в фильме «Gloria Mundi» — и это тоже не самый очевидный выбор. А мы, пользуясь случаем, расскажем о фильме закрытия — «Желтовато-красной ереси» Джузеппе Капотонди.

Похороны Сталина от Сергея Лозницы

Одной из последних картин, которую показали в Венеции, были «Государственные похороны» документалиста Сергея Лозницы. Режиссер, в последнее время снимающий по фильму-два в год и столь же часто же приезжающий на фестивали, свою новую работу посвятил прощанию со Сталиным. Но «Государственные похороны» — это не только церемонии в Доме союзов или на Красной площади, но и то, как вождя народов провожали по всему Советскому Союзу: люди плачут, несут венки и снимают шапки в Москве и в Ленинграде, в союзных республиках, на безымянном лесоповале. За кадром (Лозница использовал и черно-белые, и цветные съемки) звучат радиопрограммы — диктор говорит, что остановилось отважное сердце, умер вождь, но строителей коммунизма это не остановит.

«Государственные похороны» из-за этих повторений — кино несколько монотонное, но монументальное, запечатлевшее самый дух авторитаризма. Лозница не дает никакого комментария, в фильме нет закадрового текста, но он и не нужен — это абсолютно самодостаточные кадры. Под прессом двух часов экранного действа зритель уже сам готов поверить в величие лидера. Очень важное сейчас кино, документалистика здорового человека (в отличие от показанного здесь же нового Гибни, о котором мы писали раньше).

«Прачечная»: Мерил Стрип берет дробовик

«Прачечная» Стивена Содерберга посвящена «Панамскому досье» — попавшим к журналистам документам, из которых стало известно об офшорах, через которые политики, бизнесмены и знаменитости по всему миру отмывали деньги (несколько компаний нашли и у Содерберга, расскажут нам в фильме). Режиссер, который непосредственно до этого снял (на айфон) психологический триллер и комедию про ограбление, на этот раз выпустил фильм в редком жанре экономического фарса. В кадре Антонио Бандерас и Гэри Олдман (руководители панамской юрфирмы, с которой связаны офшоры из досье) в смешных пиджаках с азартом рассказывают зрителям о своих махинациях (периодически как бы полуизвиняясь: это не мы такие плохие, просто законы это позволяют), а также другие мошенники и им сочувствующие (Шэрон Стоун). Невесело только Мэрил Стрип, у которой из-за них погорела страховка — она и начинает расследование, чтобы вывести компанию на чистую воду. Содерберг в «Прачечной» постоянно рушит так называемую четвертую стену — барьер между героями и зрителями. Персонажи постоянно обращаются напрямую к аудитории. Это кино смешное, моментами даже очень (есть, например, сцена, в которой Стрип берет дробовик), и, что называется, полезное, но из-за такой фарсовости несколько схематизированное. Следуя за Брехтом (а его имя звучало на посвященной «Прачечной» пресс-конференции), Содерберг смог сделать то, к чему стремился немецкий режиссер: вытолкнуть зрителя из реальности фильма.

«Желтовато-красная ересь»: искусствоведческий детектив с Миком Джаггером

Джузеппе Капотонди когда-то снял «Двойной час», за который Ксения Раппопорт получила кубок Вольпи. Дело происходит в Италии (но итальянского вы не услышите — в кадре только англоязычные актеры). С лекциями в Милан приезжает арт-критик Фигерас (Клас Банг, ранее игравший искусствоведа в «Квадрате») — и на одном из выступлений встречает свою соотечественницу Беренис (Элизабет Дебики). У них начинается роман, Фигерас приглашает подругу на озеро Комо на виллу эксцентричного коллекционера Кессиди (отличный Мик Джаггер), где, как выясняется, уже который месяц гостит именитый художник Джером Дебни (Дональд Сазерленд) — живет затворником, с хозяином дома не разговаривает, но что-то рисует. Все работы Дебни не так давно сгорели вместе с его студией при странных обстоятельствах.

«Желтовато-красная ересь» сначала претворяется ироничным ромкомом, но быстро превращается в детектив в мире искусства. В кадре — критики, коллекционеры, художники и просто ценители (как героиня Дебики), и разговор, вроде бы, все об арт-мире, но вдруг выводит к настоящим преступлениям и главному вопросу: настоящий ты или подделка. Довольно занимательное кино с большим количеством шуток про искусство (название — одна из них) — причудливая лента, стоит посмотреть.

«В ожидании варваров»: полковник Депп против аборигенов

В конкурсной программе показали «В ожидании варваров» — новый фильм итальянца Сиро Герры с Джонни Деппом и Робертом Паттинсоном, снятый по одноименной книге южно-африканского писателя, лауреата Нобелевской премии Джона Кутзее. Действие происходит в городке на границе некой Империи. Местные племена и колониалисты скучно и мирно живут здесь бок о бок под управлением магистрата (Марк Райлэнс), пока с проверкой не приезжает полковник (Депп). Допросив с пристрастием нескольких аборигенов, задержанных за кражу овец, он выясняет, что варвары задумали нападение на империю. Число военных в городе растет, помогать полковнику в получении признательных показаний приезжает его помощник (Паттинсон); тюрьму, которую до этого за неимением преступников использовали как склад, заполняют узники, и все тревожно ждут нападения варваров.

Книга Кутзее, в которой в неназванной Империи можно было узнать любую из европейских держав, разделивших Африку на колонии, рассказывала о судьбе порядочного человека, столкнувшегося с ужасающими действиями, вроде как, цивилизованного общества. И как ответить на главный вопрос — кто тут настоящие варвары: колониалисты в красивой форме, с книгами и даже в солнечных очках (пара есть у героя Деппа), или аборигены, которых они приехали убивать — не поддается сомнению. Проблема в том, что «В ожидании варваров» Герры много очевидного — относительно и сюжета, и стоящих за перипетиями смыслов — и большие гуманистические идеи не делают это кино менее нудным. Единственная радость — Депп и Паттинсон, очень органичные в роли мерзавцев. Но их появление в кадре не самое продолжительное, а фильм идет почти два часа.



Фото: Екатерина Загвоздкина

«Воскресный роман»: реальность и воображаемое

У нас появился фаворит в конкурсной программе (понравился даже больше «Джокера») — черно-белый «Воскресный роман» китайского классика Лоу Е. Действие происходит в 1941 году в Шанхае, в японской оккупации. В городе, который можно спутать с любой европейской столицей, мужчины и женщины элегантно одеты, большие блестящие машины вальяжно скользят по улицам, а каждый встречный — шпион или актер. Сюда — якобы на гастроли, а на самом деле на задание — приезжает известная актриса Юй Цзинь, которая несколько лет не была на родина. В Шанхае ее ждут репетиции, встречи со старыми друзьями и возлюбленными, каждый из которых может отказаться тайным агентом, и конечно, секретная миссия. Добытые сведения могут изменить ход войны.

В «Воскресном романе» реальность незаметно соединяется с воображаемым (по-английски картина называется Saturday fiction), а события жизненной важности происходят внезапно и легко. Фильм с его дымчатой картинкой, подвижной камерой, которая следит за героями, хочется сравнить даже не с «Касабланкой», а с работами Алексея Германа-старшего. И это настоящая магия кино. В общем, наш кандидат на главный приз.



Фото: кадр из трейлера

«Эма»: чилийский фильм с огнемётом

В конкурсе показали «Эму» чилийского режиссера, обладателя «Серебряного льва», Пабло Ларраина. Эма —  имя главной героини, танцовщицы, которая тяжело переживает расставание с приемным сыном: они с мужем-хореографом (Гаэль Гарсиа Берналь) решили вернуть мальчика в детский дом после того, как он поджог свою новоиспеченную тетю. Огонь —  это вообще главный символ в этом гипнотическом фильме (втором за сезон после «Однажды… в Голливуде», где у героя есть огнемет!). И следить за движения Эмы —  и в театре, и в жизни, ее мистическими, абсурдными, вызывающими действиями —  так же интересно, как за огнем.

 «Мартин Иден»: итальянская экранизация в стиле советских 1980-х

Действие романа Джека Лондона режиссер Пьетро Марчелло перенес в недалекое прошлое. Иден теперь живет в бедном районе итальянского портового города, но так же едва сводит концы с концами, а после встречи с богатой и образованной Еленой решает во что бы то ни было стать писателем. Фильм снят на пленку и выглядит так, будто вышел в 1980-е (этой одновременно ностальгической и наивной съемкой несколько напоминает экранизации классики в СССР). Получилось разом очень простое и поэтическое кино, очень красивое, с совершенно невероятным Лукой Маринелли в главной роли. Пока «Мартина Идена», как и «Эму», вроде бы не собирались выпускать в России, но если все же выпустят, призываем сходить.



Фото: кадр из фильма

«О бесконечности»: фильм-притча Роя Андерссона

В основном конкурсе фестиваля показали новый фильм шведа Роя Андерссона, чья прошлая картина со сложным названием «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии» получила в Венеции в 2014 году «Золотого льва». Новая картина Андерссона «О бесконечности» очень похожа на предыдущую. Она также состоит из условно связанных друг с другом новелл, библейских и бытовых (или и тех, и других сразу) сценок. В безжизненных, статично снятых интерьерах действуют овеществленные герои, которые даже выглядят как живые мертвецы.

«О бесконечности» — наполненный абсурдистским юмором фильм-притча, и, несмотря на всю материальность, очень человечное, гуманистичное кино, которое пытается пробудить от летаргического сна своего зрителя (ничем не отличимого, в сущности, от героев фильма.

«Я обвиняю»: личная история Романа Полански

Новый фильм Романа Полански «Я обвиняю» в русский прокат выйдет под названием «Офицер и шпион». Это картина о деле Альфреда Дрейфуса: шпион в заголовке — очевидно, сам Дрейфус (его отчего-то играет Луи Гаррель), арестованный за госизмену на основании сомнительных доказательств и несомненной ненависти к нему как к еврею. Офицер, вероятно, — полковник Жорж Пикар (Жан Дюжарден), который, обнаружив нестыковки в обвинении, добивался освобождения Дрейфуса. Именно Пикар и становится главным героем фильма.

«Я обвиняю» — красивое, с размахом снятое костюмное кино с отличными декорациями и актерской игрой. Но, что важнее, это отлично раскачанная во многом детективная история, за которой интересно следить (и важная для самого «Полански», чьи родители попали в концлагерь во время Второй Мировой войны). Возможно, лучший фильм режиссера со времён «Пианиста».



Фото: кадр из фильма

«Джокер»: фрик-шоу с Хоакином Фениксом

Первое, что нужно знать про «Джокера» — это новая, отдельная история, сюжетно не связанная с фильмами с Джеком Николсоном, Хитом Леджером или Джаредом Лето. И в этой истории раскрываются новые — и, пожалуй, радикально новые — подробности о вселенной DC, в частности, об отношениях Джокера с Бэтменом (тут мы замолкаем).

Фильм в Венеции встретили на ура: в очередях перед показами (неизбежная составляющая любого фестиваля) критики на разных языках рассказывали друг другу, что это шедевр. Во-первых, впечатляет его эстетика — это гораздо более мрачный, укоренённый в грязный реализм фильм, чем снимали про супергероев. На фоне — неуютный, покрытый граффити, заваленный мусором город — захламленный, залитый нездоровым зеленоватым и маслянисто-желтым искусственным светом город. И жители в этом городе соответствующие — клоуны и психи. Неизвестно, что произошло с режиссером Тоддом Филлипсом, который до этого снял «Мальчишники в Вегасе», но это очень атмосферное и тяжелое кино.

В этом мрачном мире обитает герой Хоакина Феникса (вероятно, идеального кандидата на роль Джокера). Феникс истерически смеется, ухмыляется, лыбится, заливается хохотом — и не может остановиться. И мы не можем перестать следить за его великолепной игрой. Еще есть Роберт Де Ниро в образе одного из столпов этого шизоидного мира, тоже отличный.

Новый Джокер — не в ущерб зрелищности — едва ли чистокровный представитель этого вида, это скорее драма, фрик-шоу (критики, например, сравнивают его с «Таксистом»), и оттого фильм гораздо страшнее и мощнее.

В общем исключительно рекомендуем. В российский прокат «Джокер» выходит в октябре.

«Новый папа»: Соррентино класса «люкс»

В Венеции показали две серии (отчего-то вторую и седьмую) из девяти «Нового папы» Паоло Соррентино. Сеанс прошел в полупустом зале, что скорее нетипично: на фестивале даже на фильм условного венгерского режиссера-дебютанта стоят очереди. И вниманием прессы оказался обделен несправедливо: папа все тот же, папа is back! На экране снова в изобилии неоновые кресты, позолоченная лепнина, мраморные статуи и шелкография (сериал Соррентино настолько декоративен, что моментами напоминает каталог с интерьерами класса «люкс»). Среди всего этого великолепия по-прежнему красиво курящие люди в церковной одежде (впрочем, не только в ней), которые задаются проклятыми вопросами.

Из нового есть вальяжный Джон Малкович с подведенными глазами в одной из главных ролей и, как ни странно, российская актриса Юлия Снигирь. В общем услада глаз, пища для ума, а также китч, клэмп и все подобное. Значение сцены на пляже, которую показали в тизере, по-прежнему не установлено.

Катя Загвоздкина, специально для «Фонтанки.ру»

Читайте также:

Иностранный гид по России 1990-х: Как выглядит фильм о Ходорковском от оскароносного Алекса Гибни

 

«Песни группы «Кино» – наша Марсельеза». Участник записи «Группы крови» Андрей Сигле - о том, как это было

15 августа 1990 года Виктор Цой погиб в автомобильной катастрофе. Незадолго до годовщины, кинопродюсер, композитор Андрей Сигле рассказал «Фонтанке» о том, как он ненадолго становился «участником» группы «Кино», почему песни Цоя актуальны 30 лет спустя, и что может оправдать концерт легендарной группы без солиста на сцене.

Статьи

>