Фото: Павел Каравашкин/"Фонтанка.ру"

22 тысячи бритвенных лезвий для «Галатеи». В «Севкабеле» собрали чудеса движущегося искусства

24 февраля 2020, 13:25
Версия для печати Версия для печати

В кабельном цехе пространства «Севкабель Порт» открылась выставка интерактивных инсталляций, кинетических объектов и видеоарта «Формы движения». Впервые под одной крышей собраны произведения автора идеи знаменитого творческого поселка в Никола-Ленивце Василия Щетинина, восстановлены по фотографиям удивительные арт-объекты первой половины ХХ века, и можно рассмотреть вблизи декорации к кинетическому спектаклю театра «АХЕ».

Всего за неделю до «Севкабель Порта» выставка отечественного кинетического искусства открылась в «Манеже», став одним из самых грандиозных проектов после его обновления. Ретроспектива — от начала ХХ века до времен перестройки — показала, как технический прогресс побуждал художников мечтать о будущем, и какие формы эти фантазии принимали.

Выставка в «Севкабель Порту» по факту стала продолжением той экспозиции, его современной составляющей (хотя история на «Формах движения» тоже представлена). Но изначально замысел был цельным: параллельного проекта бы не было, если бы не конфликт между администрацией «Манежа» и Институтом исследования стрит-арта. Причиной «расставания» стала смена куратора манежной экспозиции — Полины Борисовой (ее предыдущим громким проектом в Петербурге была выставка о Паше 183). Уходя из «Манежа», Институт забрал с собой свою часть финансирования, полученного от спонсоров под конкретную концепцию конкретного куратора, а также проекты художников, отобранных по результатам открытого конкурса, и работы современных авторов, чьи произведения не входят в музейные коллекции. Так появился параллельный проект.

Договориться о совместном продвижении двух выставок организаторам не удалось — впрочем, эту часть работы могут взять на себя СМИ: проекты демонстрируются в городе в одни и те же сроки (в «Манеже» — до 29 марта, в «Севкабель Порту» — до 5 апреля), и смотреть их, действительно, стоит вместе.

Произведения из музеев остались в «Манеже»: цех не подходит для демонстрации ценных картин с точки зрения условий хранения и освещения. По тем же причинам на выставке «Формы движения» совсем другая атмосфера, слегка напоминающая мастерскую безумного изобретателя: пыль на окнах, облупленные стены, бетонные полы, провода, проем в полу — зияющее отверстие прикрывает сетка. Чтобы сконцентрировать внимание зрителя не на разрухе, а на произведениях искусства, по цеху расставлены ярко-лиловые блоки, структурирующие пространство.

«Маджента — агрессивный цвет, и зритель сразу фиксирует внимание на стендах, а не на грязных окнах, потому что мне не хотелось делать совсем уж гранж», — поясняет выбор дизайна Полина Борисова.

Поскольку выставка фактически собиралась за полтора месяца, как таковой концепции решения пространства нет. Экспозиция не следует хронологическому принципу.

«Мы показываем, как используется движение в различных произведениях искусства, — рассказала «Фонтанке» куратор. — Небольшой исторический блок поставили в центре, потому что основные идеи, которые разрабатывались впоследствии, были заложены русскими авангардом, и художники из разных времен возвращаются к этим идеям, по-разному их переосмысляют».

Самые старые экспонаты — афиша первой выставки модели башни Татлина 1920 года. Ее предоставил Михаил Алшибай — московский коллекционер и кардиохирург. Тут же можно увидеть воссозданную «Кинетическую конструкцию» Наума Габо, прообраз которой также относится к 1920-му — вертикальный металлический стержень приводится в движение и образует трехмерные фигуры. Наума Габо называют пионером кинетического искусства и автором самого этого термина.

«Икарушка» Василия Щетинина
«Икарушка» Василия Щетинина

Фото: Павел Каравашкин/ "Фонтанка.ру"

Среди современных движущихся объектов на выставке выделяется «Икарушка» — подвешенный в воздухе человечек, невероятно пластичный благодаря множеству сочленений и шарниров в теле — он «летит», взмахивая крыльями. Создатель — Василий Щетинин, автор идеи и концепции знаменитого арт-парка в Никола-Ленивце под Москвой, где регулярно проводятся фестивали. Художника не стало несколько лет назад (он скончался во время поездки на культовый фестиваль Burning Man в США), его произведения для выставки привез сын. Таким образом в Петербурге проходит первая столь масштабная экспозиция работ Щетинина под крышей.

Альбина Мотор, продюсер выставки «Формы движения» и сооснователь Института исследования стрит-арта, видит в кинетическом искусстве предтечу паблик-арта.

«Если мы посмотрим на срез кинетического искусства в Европе — это объекты, которые выставляются на улице, в торговых центрах, парках, — подчеркивает она. — И то, что мы показываем, неразрывно связано с городской средой».

По словам продюсера, задача выставки — «возбудить интерес с междисциплинарному подходу»: «Художники дают пищу для размышлений инженерам и конструкторам, а те дают возможность художникам реализовать свои проекты». Пример такого подхода — проект Романа Сакина, в котором городской фонтан совмещен с печью.

«Объект придуман для жаркого климата, для того, чтобы охлаждаться и увлажняться, — поясняет художник. — А так как у нас большую часть времени, наоборот, людям хочется греться, мы берем центр площади, где должен стоять фонтан, только ставим в него а печь: она источает тепло, гуляющие могут подойти и погреться. А летом это переключается опять в фонтан».

Проект пока существует только в виде макета, но на выставке есть и менее утилитарная работа Сакина — «Точка вращения — я»: предметы домашнего обихода — от дивана до зубной щетки — разложены на полу по кругу, в центр которого, предполагается, должен вставать зритель. Хотя произведение статическое, оно все равно — про движение: к предметам пририсованы словно бы «следы» от их смещения, и такая иллюзия создается.

Среди других работ, которые позабавят зрителей, но вряд ли принесут конкретную практическую пользу, — произведения Бориса Стучебрюкова, предоставленные его дочерью. Например, «Транспопметатектон», музыкальный инструмент из консервных банок от очень ценных продуктов — по меркам 1980-х годов, когда объект создавался.

«Конечно, это просто аттракцион, — говорит Полина Борисова. — Стучебрюков был очень веселым человеком, они с друзьями устраивали перформансы. А что хотел он этим сказать? Да ничего. Когда мы грузили эту работу, люди во дворе остановили нас, обратив внимание: «О, так это же вообще из «Березки» банка! Все эти коробочки, которых было так просто не купить, вызывают массу воспоминаний из прошлого, затягивают в них. Это сейчас банку кока-колы можно купить на каждом углу».

Но самое удивительное произведение Стучебрюкова на выставке — «Галатея» (1994), некое облако или существо, созданное из 22 с лишним тысяч бритвенных лезвий, скрепленных между собой под углом. «Галатея» гибкая, меняет форму, но требует крайне бережного обращения — всем подряд трогать ее не разрешат, но даже с визуальной точки зрения работа кажется совершенной.

«Это наша гордость, — бережно прикасается к «Галатее» куратор. — Что хотел этим сказать художник — я не знаю».

Зато ныне живущие художники, участвующие в выставке, с готовностью говорят о своих произведениях. Марина Фоменко видеоинсталляцией «Вчера мне приснились зарницы» обращает внимание на тему растущего количества мусора на планете. Ее персональный небольшой зал наполнен 800 мышами. Преимущественно — компьютерными, «разбредшимися» по полу.

«Нашествие грызунов в подсознании у нас вызывает ужас, и я хотела вызвать такое ощущение, дополнив инсталляцию видео с настоящими мышами: наступление электронных мышей не менее ужасно как волна мусора, которая на нас катится», — поясняет автор.

Еще одна художница, чей взгляд устремлен в будущее, — Екатерина Попович. Ее проект называется «Если долго смотреть в бездну, бездна начинает всматриваться в тебя».

«Эта интерактивная инсталляция, состоящая из нескольких объектов, представляет собой полуживые гибридные существа, которые, возможно, появятся в будущем, — рассказывает автор. — Меня интересует тема взаимодействия машин, человека и животных, этическая сторона вопроса: какие будут права у человека, у животных и у искусственного интеллекта, если он разовьется до такой степени? Я поднимаю вопрос о смотрящем и рассматриваемом: эти существа на тебя смотрят с помощью камер, соответственно, приобретая статус не только объекта, но и субъекта. И в этом дополнительный смысл — люди не всегда замечают камеры и понимают, что куда транслируется, где тебя записывают».

Среди других участников выставки — Борис Иогансон (реконструкция), Густав Клуцис, Вячеслав Колейчук, Леонид Борисов, Паша 183, Ник Хамов (АХЕ) и другие.

«Мне все равно, понравится проект или нет профессиональному сообществу, — говорит продюсер проекта Альбина Мотор. — Институт исследования стрит-арта — популяризатор, и мне важнее, чтобы выставка дала пищу для ума и эмоций как можно более широкой публике».

Алина Циопа, «Фонтанка.ру»

Читайте также:

От Рафаэля до «Пепла истории»: Самые многообещающие выставки в Петербурге — 2020

 

«Саундтрек ХХ века»: 10 фильмов, которые мы полюбили благодаря музыке Эннио Морриконе

В ночь с 5 на 6 июля скончался великий итальянский кинокомпозитор Эннио Морриконе. Его музыку уже называют «саундтреком ХХ века». «Фонтанка» вспоминает, какие произведения в первую очередь запомнились слушателям и зрителям.

Статьи

>