Фото: предоставлено агентством NCA, автор фото Софья Петина

«На Rammstein можно было продать и 100 тысяч билетов». Организатор концерта в Петербурге — о миллионном гонораре артистов и огненном шоу

29 июля 2019, 11:17
Версия для печати Версия для печати

Меньше чем через неделю Rammstein привезёт в Петербург шоу своего первого стадионного тура. Каким будет гонорар артистов, чем они займутся в Петербурге, и как «Газпром Арена» готовится принять сложнейшее пиротехническое шоу, «Фонтанке» рассказал президент промоутерской компании NCA Михаил Шурыгин.

Он также попытался объяснить, почему 60-тысячный стадион «Зенита» до сих пор не запланировал ни одного концерта на 2020 год, и почему музыкальная жизнь Петербурга становится «болотной». Шоу Rammstein намечено на 2 августа.

— До концерта Rammstein в Петербурге остаётся меньше недели. Сколько билетов продано?

— Можно считать, что продано всё. Мы умышленно по согласованию с группой некоторое количество билетов не выпускали в реализацию сразу. Площадка новая, конфигурация, барьеры безопасности, установка пиротехники — все эти моменты требовали согласования.

— Именно поэтому NCA в январе объявило о полном солдауте, и сразу же продолжило продажи билетов?

— Минимальное количество, которое запущено в реализацию, было продано, и далее мы выставляли то, что удалось дополнительно согласовать. Есть некий план, который предоставляется артистом. Если он привозит оборудование — а у Rammstein 75 гигантских фур оборудования — мы согласовываем это с МВД, МЧС и самим стадионом. К тому же, надо учитывать, что есть трибуны, которые находятся в очевидной зоне видимости, и есть зоны, откуда видимость может быть ограниченной. И мы это до конца не понимаем, пока определённые углы не выстроены, поэтому постепенно выпускаем билеты в продажу. Могу сказать, что на концерте будет порядка 60 тысяч человек, и это максимально возможное количество с учётом конкретной конфигурации сцены.

— Какие зоны, с точки зрения контролирующих органов, были самыми опасными?

— Слово «опасность» здесь не очень применимо, я бы говорил об удобстве. Контролирующие органы, в первую очередь, интересовал танцпол. А нас — в плане заботы о качестве картинки и звука — те места, что находятся на секторах.

— Вы назвали цифру «около 60 тысяч проданных билетов». И всё-таки Rammstein побьет октябрьский рекорд «Ленинграда» на стадионе, или у Шнурова билетов продано больше?

— Я не был организатором концерта «Ленинграда», но там появлялась цифра в 65 тысяч человек. При этом надо учесть, что у «Ленинграда» была совсем иная конфигурация — другая сцена, которая находилась в другом месте. Я знаю, что, если бы мы могли, если бы это позволяли безопасность и возможности площадки, то, наверное, на Rammstein можно было продать и 100 тысяч билетов.

«В танцпол стоит взять с собой дождевик»

— Как формировалась цена на билеты? В 2018 году вы говорили, что при стоимости от тысячи можно будет «упаковывать абсолютно весь стадион». Но по факту цена похода на Rammstein начиналась от 3,5 тысячи, и это далеко не предел.

— Цифру в тысячу рублей я называл, и готов это подтвердить сейчас, для отечественных исполнителей. Цена билетов на Rammstein, как и в случае с любыми зарубежными исполнителями, определялась затратами на организацию мероприятия — это гонорар, оборудование, аренда и сопутствующие расходы.

— Сколько стоит привезти в Петербург Rammstein?

— Изначально гонорар был определён как 1,2 миллиона евро, но он значительно вырос — окончательную цифру я не назову, так как сам ей не владею. Как я и говорил, изначально мы не планировали выходить со всем стадионом — собирались продать около 30 тысяч билетов. Потом были добавлены верхние ярусы и дополнительные сектора. Существенно вырос и гонорар артиста, который зависит от числа проданных билетов. Спрос был колоссальный. В Москве организаторы изначально планировали «ВТБ Арену» с вместимостью в 30 тысяч, а затем перенесли в 70-тысячные «Лужники».

— Чем, кстати, петербургское мероприятие будет отличаться от московского?

— Постановочно — ничем, но с точки зрения сервиса даже реконструированные «Лужники» уступают «Газпром Арене». Начиная, как говорил Станиславский, с гардероба, с вешалки. Посещение стадиона начинается с входной группы. Системы контроля доступа на «Газпром Арене» очень современная, вы видите это на матчах «Зенита»: люди проходят на площадку комфортно, без колоссальных очередей, но при этом осуществляется детальный контроль того, что проносится на стадион.

— Кстати, о вешалках. Говорят, что на концерте «Ленинграда» их не хватило, и пришлось свозить едва ли не со всего города.

— «Ленинград» выступал во второй половине октября, а сейчас на дворе всё-таки лето. В августе людям не понадобятся в таком количестве гардеробы.

— На концерте «Ленинграда» сложно было найти своё место на стадионе, при этом непросто было отыскать и волонтёров, которые бы подсказали дорогу.

— Удивительно. Там порядка двух тысяч человек работало, а у нас будет ещё больше.

— Что ещё изменится в организационном плане по сравнению с концертом «Ленинграда»?

— Я не был на концерте «Ленинграда», его организовывал другой промоутер (Euroshow Promoter — Прим.ред.), и я не считают корректным комментировать работу коллег. Но надеюсь, что некоторые вещи изменятся тотально. Например, я слышал, что определённые сложности были с алкоголем на танцполе. Мы это учтем, крепкого алкоголя на стадионе не будет.

У нас в другом месте находится сцена, все оборудовано по-другому, фактически как для проведения футбольных матчей. Я посещаю почти все игры «Зенита» и ориентируюсь на работу их служб и администраторов, которая, я считаю, налажена блестяще. Этих же волонтеров и эти же службы мы будем задействовать. Надеюсь, никаких сложностей не возникнет.

— Крыша стадиона во время концерта будет открыта?

— Если бы концерт проходил зимой, то мы бы её закрывали, но в летних условиях — да, открыта. Августовским вечером будет тепло, но, если в Петербурге пойдёт дождь, то зрители на трибунах будут находиться в закрытом от влаги пространстве, а вот люди в танцполе могут намокнуть.

— То есть дождевик с собой стоит взять?

— На танцпол я бы взял, да. Кстати, хорошая мысль, спасибо, что подсказали — думаю, мы обеспечим продажу дождевиков.

— Кстати, во время концерта «Ленинграда» была некая сложность и с парковками — знакомые автолюбители жаловались, что было сложно найти машину после концерта.

— Местоположение стадиона, к сожалению, подразумевает некую транспортную сложность. Бутылочное горлышко на Южной дороге трудно миновать. Что касается парковок, то их достаточно — все транспортные схемы мы опубликуем, следите за объявлениями.

— Вы сами как рекомендуете добираться до стадиона?

— В метро и по пешеходному мосту. Станции «Крестовский остров», «Новокрестовская» и «Беговая» дают возможность выбирать. Лично я предпочитаю идти пешком со стороны «Питерлэнда» — это и полезно, и удобно. Приезжать советую максимально заранее.

— А из какого сектора будете смотреть концерт?

— Я буду работать, так что увидеть шоу Rammstein мне удастся в этот понедельник в Москве, в «Лужниках». Лично мне на «Газпром Арене» больше всего нравится смотреть на сцену издалека, кому-то нравится быть как можно ближе к артисту. Наиболее престижными считаются места в середине зала на боковых трибунах, но это тоже условно. Есть ещё такой момент, как качество звука. Думаю, лучший звук будет в танцполе.

«Rammstein прокатятся по Неве, в Эрмитаж заходить не будут»

— Что включает в себя райдер Rammstein? Выдвигала ли группа какие-то необычные условия? Ходят слухи, что в 2013 году во время фестиваля «Рок над Волгой» музыканты потребовали накормить их борщом и покатать на теплоходе.

— Они ничего не требовали — это мы предложили и они, к счастью, согласились. Это был не пункт райдера, а жест гостеприимства со стороны организаторов.

— Какие активности Тиллю Линдеманну и ко вы предложите в Петербурге?

— В первую очередь, прогулки по воде. Группа уже в нашем городе была, и участники не пойдут на экскурсии в Эрмитаж и Царское село, а вот прокатиться на теплоходе никто не откажется. В 2015 году, когда приезжала группа Muse, мы и футбольный матч с ветеранами «Зенита» устроили на «Петровском», и на катере их повозили по Неве. С Rammstein будет что-то похожее. Только футбола не будет.

— Шоу Rammstein те, кто его видел, называют грандиозным — огромное количество пиротехники, по сцене едва ли не петарды летают. Насколько стадион, его системы безопасности и электросеть способны выдержать такой концерт?

— А как он может не выдержать? Это современнейшая конструкция, обеспеченная системами безопасности и не уступающая всем лучшим стадионам Европы. Шоу Rammstein тоже является образцом безопасности, сертифицированным в европейских странах. Нагрузка на электросеть, кстати, не станет пиковой. Часть оборудования будет работать на генераторах.

— Вечером 3 августа на стадионе начнётся матч «Зенит — Краснодар». Успеете ли вы демонтировать все конструкции за такой короткий срок?

— Такая сложность была — игра появилась уже после того, как концерт был запущен и даже проданы все билеты. «Зенит» обратился к нам с просьбой изменить график и ускорить демонтаж. Мы долгое время вели переговоры — представители футбольного клуба и наша техническая команда ездили для этого в Копенгаген на концерт Rammstein. Группа пошла навстречу, мы совместно со стадионом увеличили количество персонала и оборудования. Демонтажем займется тысяча человек, которые будут работать в несколько смен. Таким образом процедура сократится на 7-8 часов, и эти героические усилия позволят провести матч в 21.30.

«Мы ведём переговоры с Милен Фармер»

— В 2018 году коммерческий директор «Зенита» Дмитрий Манкин говорил «Фонтанке», что «Газпром Арена» способна проводить четыре крупных концерта в год. Насколько реалистичны эти цифры сегодня, и когда стадион сможет на них выйти?

— Думаю, что показателем эффективности проведения концертов станет 2020 год. Как известно, на концерте группы «Ленинград» в 2018 году, да и на открытии с «Би-2», Бастой и другими артистами в 2017-м были вопросы к акустическим показателям площадки. Все сейчас ждут гастролей Rammstein, чтобы понять, насколько хорошо звучит арена. С точки зрения количества концертов — может быть, их можно проводить и больше. Но с Дмитрием соглашусь: экономической целесообразности делать этого я не вижу, причём мероприятия надо планировать на теплое время года. Крыша хороша, но мы уже сейчас понимаем, что с открытой крышей звук будет лучше.

— Почему речь идёт именно о четырёх концертах в год?

— Если бы Metallica в Москве стояла параллельно с концертом Rammstein — я был бы не уверен, что зрители соберутся в таком количестве, потому что аудитории пересекаются. Мы рассматривали проведение концерта Дженнифер Лопес в Петербурге (11 августа американскую исполнительницу привозит в СКК агентство Matreshka Concerts — Прим.ред.), но отказались от этого плана — из соображений того, что, она не соберёт (много зрителей — Прим.ред.). Хотя у Лопес и Rammstein очень разная музыкальная аудитория, но пересечение с всё же есть, а денег у людей ограниченное количество. В Петербурге между крупными событиями должна быть разница по времени в полтора-два месяца.

— Когда я готовилась к этому интервью, то долго ломала себе голову, кто же из мировых звёзд может собрать «Газпром Арену», и поняла, что затрудняюсь назвать большое количество имён.

— Почему же только мировых? Из российских артистов это «Би-2», «Руки вверх!», Баста, Лобода, — мы говорим о минимальной вместимости в 30 тысяч мест. Зарубежных артистов много — это все гранды: Muse, Metallica, AC/DС, Милен Фармер, в определённой конфигурации — Guns N' Roses.

— С кем из них вы ведёте переговоры?

— С Милен Фармер. Мы были приглашены на её шоу в Париж, в закрытый 28-тысячный зал (Paris La Défense Arena — Прим.ред.), где она провела восемь представлений подряд, на них было продано в общей сложности 240 тысяч билетов. Шоу, конечно, сумасшедшее, и имело бы у нас успех с учётом, что россияне исторически любят французскую музыку и потрясающие постановки. Там масштаб побольше чем у Rammstein. Но артистка пока не приняла решение, выступать ли в России и вообще в следующем году. Что касается Metallica и других артистов, то как мы, так и другие организаторы, в состоянии провести эти концерты на стадионе. Действительно, тех, кто способен продать 30 тысяч билетов, больше, чем тех, кто соберёт 60 тысяч. Поэтому я думаю, что конфигурация в 30 тысяч будет наиболее востребованной.

— И всё-таки, какие конкретные договорённости на 2020 год у вас есть?

— Отсутствуют — и у нас, и у других организаторов. Это могу подтвердить и я, и стадион.

«Нам ещё везёт, что экономика сейчас находится в условной стагнации»

— Речь идёт о нежелании звёзд ехать в Россию, или с ними невозможно договориться в финансовом плане — слишком заоблачных требуют гонораров?

— Тут много факторов, в том числе и логистика. Артисты, которые способны продать 30 тысяч билетов и больше, привозят с собой оборудование — его нужно не только физически перевезти, но и растаможить, и все эти передвижения вписать в график тура. И далеко не всегда звездам так же удобно расположение Петербурга, как немецких или французских городов. К сожалению, некоторые артисты, действительно, рассматривают Россию как возможность получения экстра-заработка, что не всегда оправдано — финансовые возможности европейцев выше, чем у россиян. Нам ещё везёт, что экономика сейчас находится в условной стагнации. В случае падения рубля организаторы концертов зарубежных звёзд могут столкнуться с невосполнимыми потерями, с которыми мы уже сталкивались в 2008 году.

— То есть звёздам сюда и не надо?

— К сожалению, да. Им сюда надо, если их пригласят на какой-нибудь суперкорпоратив. Корпоративов у нас, плодящих большие деньги, больше, чем денег у населения. Играет роль и то, что у некоторых артистов разный статус в России и за границей. Кайли Миноуг, с которой мы в 2008 году работали в Москве и Петербурге, сейчас проводит успешнейший тур по Великобритании, но я бы не рискнул второй раз привозить эту замечательную исполнительницу. Её ожидания не соответствуют возможностям нашего рынка.

— С AC/DC и U2 вы переговоры ведёте?


 

— Да, но обоими командами пока ничего не решено. В AC/DC я верю, а вот в U2, в их статус в России — значительно меньше. В 2018 году в Москве они давали концерт в «Лужниках», и в итоге он оказался убыточным. При всей моей любви к этому коллективу я бы предпочёл с ним не работать.

— В начале июля в Россию грузинская певица Нино Катамадзе заявила, что не приедет в Россию на гастроли. Агентство NCA работало с ней — как ситуация выглядела с вашей стороны?

— В этом году у нас с Нино была договорённость о концерте. Когда Нино решила, что она не приезжает, договорённость была аннулирована, слава богу, мы не выпускали билеты в продажу. Пока концерт перенесён, если артистка изменит решение, мы сразу же готовы вернуться к вопросу.

— Скольких ещё зарубежных артистов Россия лишилась из-за политических причин?

— Немногих. Я считаю, что эта тема искусственно создана. Большинство уважающих себя артистов, если у них есть какое-то мнение по поводу рынка, куда они не хотят ехать, не заявляют об этом публично. Вообще это нормальный процесс: один артист отказался — выступит другой. «Круговорот», как поёт Баста.

— В сухом остатке получается, что мы живем в городе отчасти европейском, имеющем потрясающую концертную площадку. Но на 2020 год она не загружена, и дальше перспективы туманны.

— Вы под европейским подразумеваете архитектуру XVIII века? Некоторые склонны нас считать Азией. Но мы с вами понимаем, о чём идёт речь — о доходах. И о культуре посещения тоже. Она у нас постепенно растёт, хотя России и далеко до маленькой Финляндии, где Вилле Вало из группы Him выпустил альбом песен на финском языке и за одно лето выступил на двадцати фестивалях. Но с появлением площадок вроде «Газпром Арены» люди становятся способны свои деньги по-другому распределить. Они не пойдут в магазин и не купят какую-то вещь, а потратят эти деньги на концерт.

— Тем не менее музыкальная жизнь Петербурга становится всё более болотной — и это не только моё мнение, но и многих горожан, которые, чтобы послушать хороших исполнителей, едут в Финляндию или Москву.

— Я соглашусь с вами, что, к сожалению, десять лет назад мы говорили, что петербургская культурная жизнь находится на пике развития. А сейчас, посмотрев на то, чем живёт Москва, я не могу избежать элемента грусти.

— Может быть, есть смысл развивать «Газпром Арену» как площадку для событийного туризма, которая привлечет не только петербуржцев, но и аудиторию из других регионов?

— Я слышал, что подобное мнение было у руководства «Зенита» и «Газпром Арены», и они стремятся к этому. Мы даже ряд инициатив в этой связи «Зениту» предлагали. Речь идёт о создании культуры постоянных массовых мероприятий на площадке. Тот же VK Fest начинался как некое размытое странное явление, но из года в год он растёт, качество улучшается. «Нашествие» за двадцать лет стало образцово-показательным мероприятием для привлечения людей. То же самое надо делать и на «Газпром Арене». Создать четыре-пять разноплановых мероприятий — музыкальных, семейных, связанных с автомобилями или байком — и понемножечку их растить. Если «Зенит» придёт к этому или доверит это профессиональной организации типа нашей, то через пять лет получит плоды.

— Вы высказали эти предложения «Зениту», но ни «да», ни «нет» не получили?

— Мы не торопимся никуда. У нас концерты будут всегда. А вот стадион, действительно, стоит.

Беседовала Елена Кузнецова, «Фонтанка.ру»

Читайте также:

«Металлика» поет на всех языках мира. Показываем, что было до «Группы крови» — без купюр

Где тусить этим летом? Гид «Фонтанки» по летним фестивалям

Rammstein выживают среди дикарей — рокеры выпустили третий клип к новому альбому

Чем заняться 3-5 июля: Петроджаз, День Достоевского, Большой фестиваль мультфильмов, Диана Вишнева

Все любимые городские проекты уходят в онлайн — ну, вы же понимаете, лето не лето без Дня Достоевского, без Петроджаза и новой музыки. Придется смотреть из дома, чтобы не нарушать традиции и для создания настроения. А если усидеть у экрана никак не получается — садитесь в машину или на корабль.

Статьи

>