«Девушка, которая застряла в паутине»: Запоздалая удача

08 ноября 2018, 14:29
Версия для печати Версия для печати

В кинотеатрах показывают «Девушку, которая застряла в паутине» — новую экранизацию серии бестселлеров «Миллениум». Британке Клэр Фой удалось сделать то, чего не удавалось её предшественницам по главной роли. Благодаря её человечности крепкий орешек под названием «скандинавский детектив», наконец, расколот.

Едва ли не самый успешный сегмент книжного рынка, скандинавские детективы, до сих пор парадоксально не имел достойных экранных версий. Парадоксально — потому что по природе своей они страшно кинематографичные; достаточно только разыграть сюжет, прочесть текст — и захватывающее зрелище готово. Тем не менее все подходы к книжкам Стига Ларссона, Ю Несбе или любого другого их коллеги рангом повыше кончались пшиком. И шведская экранизация «Миллениума», и версия «Девушки с татуировкой дракона» от Дэвида Финчера, и недавний «Снеговик» Томаса Альфредсона были провалами: в одних случаях досадными, в других — не очень. Тем более удивительно, что в сериальном формате подобный материал живет и процветает: есть первоклассный британский «Валландер» по мотивам романов Хеннинга Манкеля, да еще и с Кеннетом Брана в главной роли. Есть отличные «Оккупированные» по сценарию Ю Несбё: про то, как Норвегию захватили русские и стали качать из нее нефть (злодейку-гауляйтера играет Ингеборга Дапкунайте).

Есть соблазн объяснять то, что на сей раз экранизация удалась, плевым материалом: «Паутина» написана не автором «Миллениума» Стигом Ларссоном, не дожившим до мировой славы. Её придумал Давид Лагеркранц: как и Ларссон, журналист. Только, в отличие от него, литератор совершенно технический: писал биографии спортсменов, звезд с неба не хватал. Но и у Лагеркранца, и у Ларссона главное — не сюжет. Он более чем заурядный. Здесь, как и в оригинальной трилогии, хакер Лисбет Саландер и журналист Микаэль Блумквист пытаются спасти мир от очередной цифровой угрозы, а заодно наказать жуликов и воров. В данном случае Лисбет по заказу раскаявшегося программиста крадет созданную им программу управления всем ядерным оружием планеты. Мафия, конечно, у хрупкой барышни программу отбирает. В сотрудничестве с коррумпированными чиновниками, куда без них.

Самый сок фильма — не в общих очертаниях, а в деталях. И здесь они как никогда кинематографичны, на экране выглядят куда круче, чем читаются на страницах. Да и сценарист Стивен Найт — не чета технарю Лагеркранцу. Он создал «Порок на экспорт», «Грязные прелести», сериал «Табу», наконец. И умеет разложить в сюжете сильные, эффектные ходы. Лисбет преследует агент американских спецслужб, девушка-хакер прячется в своём убежище, агент уже близко, Лисбет глядит в монитор, агент распахивает дверь — бац, никого. Такого саспенса в «Паутине» — вагон и маленькая тележка.

Попаданием оказался и выбор режиссера: продюсер Скотт Рудин мог бы в очередной раз призвать гения инди-кино, вроде Финчера, или скандинавского сумрачного визионера ранга Альфредсона. Но выбрал Федерико Альварес, честного и азартного мастера ужастиков, лишенного всяких претензий и очень техничного. Он ловко и легко стилизует «Паутину» не под Бергмана, как делали его предшественники, а под стандартные страшилки. Лёд, полярная ночь, облупившиеся стены, стальные двери — всё это отлично создаёт нужную атмосферу, холодную и безжизненную. Тоже важную часть успеха скандинавских детективов.

Но самый значительный вклад в успех общего дела внесла Клэр Фой. За уходящий год она успела быстро стать мегазвездой, это уже четвертая ее заметная роль в полном метре, не говоря уже о сериале «Корона». Но именно в «Паутине» понятно, почему актриса настолько востребована — и будет оставаться такой дальше, хочется верить. Она обладает удивительным умением делать живыми, знакомыми, осязаемыми любых персонажей. Самых картонных и дурно прописанных. Лисбет во всех прошлых экранизациях просто соответствовала описанию из книжки. Руни Мара и Нуми Рапас (хорошая скороговорка может выйти) играли чернявых замарашек в татуировках. Больше об их героинях сказать было нечего. Фой внешне стандартам девочки-хакера не соответствует. Светлоглазая, хрупкая, childish, что называется. Но ее Лисбет — самая живая. Она не просто топает по дизайнерским лофтам и мочит мужиков электрошоком по яйцам. Она сомневается, боится, она влюблена, у нее за плечами травмы и страхи. Это ровно то, что есть в героях скандинавских книжек: сыщики — алкаши и психопаты; по убийцам плачет не тюряга, а психоаналитик. Этот мир населен живыми характерами, а не пешками и ладьями.

Кино до сих пор пыталось разыграть эти человеческие истории как шахматную партию. Очевидным образом терпело фиаско. Теперь, наконец, удалось показать такую Лисбет, а вместе с ней и всю историю, которая обеспечила мировой успех «Миллениуму». Жалко, правда, что с первой успешной экранизацией так опоздали — лет на десять. Но, может, теперь тот же ключик подойдет к северным хитам нового поколения — романам Кнаусгарда, пьесам Фоссе. Там материала хватит еще очень надолго.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру»

Проект "Афиша Plus" реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

Мафия бессменна: как Харви Кейтель новым фильмом меняет гангстерское кино

Обозреватель «Фонтанки» оценил новую драму «Мейер Лански» и манеру, в которой лауреат премии Станиславского сыграл легенду криминальной Америки

Статьи

>