«Легче потерять Минкульт, чем авторитет»: Чем «Золотая маска» заплатит за независимость

08 октября 2018, 23:44
Версия для печати Версия для печати

Министерство культуры вышло из числа организаторов «Золотой маски». Для главной театральной премии страны это может обернуться проблемами с финансированием. «Маске», которую в 2018 году присудили находящемуся под домашним арестом режиссёру Кириллу Серебренникову, также намерены создать государственного конкурента.

Министерство культуры участвует в организации «Маски» лишь номинально и хочет обеспечить «максимальную независимость» премии. Так в пресс-службе ведомства 8 октября объяснили решение Минкульта выйти из числа организаторов главной российской театральной награды.

О своей позиции Минкульт в письменном виде проинформировал соорганизатора премии — Союз театральных деятелей — а также дирекцию «Золотой маски». Под документом поставил своё имя назначенный меньше месяца назад замминистра Павел Степанов.

«Мы не считаем целесообразным в дальнейшем выступать в этом качестве, поскольку фактически не влияем на принятие каких-либо решений. Наличие или отсутствие Министерства культуры в качестве организаторов не влияет на функционирование премии, в том числе на вопросы ее финансирования», — прокомментировали в Минкульте.

Незадолго до этого в Доме правительства произошла непростая ситуация с участием главы Союза театральных деятелей России Александра Калягина. Председатель СТД побывал на первом заседании оргкомитета по подготовке Года театра в России (идея мероприятия, кстати, принадлежит самому Калягину). И с удивлением узнал, что Минкульт собирается учредить в России новую государственную театральную премию — фактически альтернативу «Маске». Калягин достаточно резко высказался по этому поводу (полный текст речи выложен на сайте СТД). После чего — судя по всему, чтобы некоторым образом загладить вину перед главой СТД — в отставку отправили курировавшего театр руководителя департамента государственной поддержки искусства и народного творчества Минкульта Андрея Малышева. И вот министерство нанесло ответный удар.

В СТД, который является не только организатором, но и учредителем «Маски», инцидент 8 октября комментировали немногословно. Александр Калягин заявил «Фонтанке», что он в командировке и «не знает», чем объясняется решение Минкульта. Зампредседателя Союза Геннадий Смирнов в комментарии ТАСС назвал позицию чиновников «разумной», так как они не должны «участвовать в оценке художественных произведений».

Что касается самой «Маски», то президент премии Игорь Костолевский и генеральный директор фестиваля «Золотая маска» Мария Ревякина сообщили РБК, что надеются, что финансирование не будет прекращено. На вопрос «Фонтанки», может ли решение Минкульта быть связано с лоббированием новой государственной премии, Ревякина ответила: «Не спрашивайте меня про то, что происходит в умах чиновников. Я не знаю».

По ее словам, финансирование «Маски» в 2018 году на 27 процентов обеспечивалось деньгами, поступившими от Минкультуры. Согласно сведениям на сайте «Маски», её также поддерживают Фонд президентских грантов, департамент культуры Москвы, Сбербанк, «РЖД», «Северсталь», фонд Тимченко и прочие структуры. При этом из данных информационной системы «СПАРК» следует, что объем субсидий от Минкультуры сократился в 2018 году. Если в 2016 году автономная некоммерческая организация «Фестиваль «Золотая маска» получил субсидий на 86,8, а в 2017-м — на 89,2 миллиона рублей, то в 2018-м сумма составила лишь 57,4 миллиона.

Какое будущее ждёт премию, и стоит ли верить обещаниям Минкульта поддерживать «Маску» материально, «Фонтанка» узнала у представителей театральной общественности.

Театральный критик Жанна Зарецкая, заместитель главного редактора журнала «Театр», напомнила об истории «Золотой маски», которую в 1993 году учредил Союз театральных деятелей России. Минкультуры стало соорганизатором, когда его возглавлял Михаил Швыдкой. Причём у министра, как и многих других его сотрудников, например, Софьи Апфельбаум, было профессиональное театральное образование. «Тогда министерство реально интересовал театральный процесс, и они думали, как продвигать российский театр и помогать ему. Никакой речи о влиянии на премию, участии Минкультуры в утверждении экспертных советов и состава жюри не шло. Это было полноценное сотрудничество. Но сейчас всё изменилось. В министерстве не работают люди с профильным образованием, оно выступает как орган, который пытается цензурировать театральный процесс», — отмечает критик.

Попытки Минкультуры влиять на премию активизировались в 2015 году, напоминает Жанна Зарецкая. Тогда ведомство ввело в экспертный совет «Золотой маски» удобные для себя кандидатуры. В ответ на это театральное сообщество потребовало распустить совет, а критики создали собственную Ассоциацию (АТК). С тех пор часть экспертов «Золотой маски» выдвигает министерство, часть — СТД, часть — АТК. Несмотря на это, Минкульт продолжает критиковать премию, например, за то, что «Маску» редко получают региональные театры.

«Все культурные институции для министерства делятся на «фронду» и благонадёжные. Является ли «Золотая маска» фрондой? Безусловно, и в серьёзной мере. И не потому, что Александр Калягин карбонарий и не потому что премией награждают Кирилла Серебренникова. А потому что «Маска» признаёт только один критерий — это экспертная оценка. «Маске» легче потерять Минкульт, чем авторитет», — отмечает Зарецкая.

В заявлении замминистра, что финансирование «Маски» не снизится, по мнению критика, можно усомниться: «Ситуация с финансированием не изменится в ближайшее время: Минкульт поддерживает и будет продолжать финансово поддерживать премию. Но мне кажется, что они затеяли долгую игру. К примеру, хотят организовать новую государственную театральную премию». В последние годы «Маска» и так получала «катастрофически мало» денег из бюджета, и дальнейшие действия чиновников могут свестись к «экономической цензуре», предполагает Зарецкая.

С критиком отчасти согласен и актёр, председатель правления Санкт-Петербургского отделения Союза театральных деятелей Сергей Паршин: «В принципе, я помню, (глава департамента Минкультуры — Прим.Ред.) Андрей Малышев у нас часто бывал на заседаниях секретариата в Москве. Такой деятельный мужчина, отстаивал точку зрения Министерства культуры, которая касалась численного или личностного состава, например, жюри «Золотой маски», экспертных советов. Министерство всегда лоббировало своих представителей».

Обещанию Минкульта не менять финансирования премии Паршин безговорочно верить не стал, предположив, что перемены все же произойдут. У «Золотой Маски» были и спонсоры, но все равно поддержка Минкульта была значительной, отметил народный артист России. Паршин рассказал, что подобный исход событий в театральной среде воспринимают как неожиданный.

«Я был недавно на секретариате, мы как раз обсуждали составы экспертных советов «Маски» и уже знали, что Малышева уволили, — рассказал Паршин. — Но о том, что Министерство культуры от нас, грубо говоря, откажется, — даже разговора не было. Это как снег на голову! «Маска» считается национальной театральной премией, и что будет без участия Министерства культуры — не знаю. Упадет ли престиж этой награды? Упадет, но в принципе она так и останется национальной, хотя номинально или нет — не знаю. Думаю, что какие-то перемены произойдут».

Театральный критик, арт-директор Центра имени Вс. Мейехольда Елена Ковальская в связи с заявлением Минкульта обратила внимание на тонкую, почти неуловимую грань между хорошими и плохими новостями: «Если эта мера была вызвана пожеланием театрального сообщества о невмешательстве государства в дела общественной организации, которой является СТД, то я это только приветствую. Поскольку с тех пор, как Министерство культуры обнаружило, что является соорганизатором премии, оно начало оказывать давление на «Золотую маску». Когда я увидела новость, то первой моей мыслью было то, что это попытка в Год театра свернуть финансирование «Золотой маски» и направить его на другие проекты. Но министерство заявило, что сохраняет финансирование премии, и этот шаг я тоже приветствую. Конечно, мы живём в такое время, что в хорошие новости верится с трудом. Вот и в эту новость, которая со всех сторон положительная, сложно поверить как в хорошую. Есть опасения, что финансирование «Золотой маски» будет свернуто в следующем году, который уже не будет Годом театра. Но поживём — увидим».

Марина Корнакова, директор-распорядитель российской национальной премии и фестиваля театрального искусства для детей «Арлекин» (его часто называют детской «Золотой маской») отмечает, что ситуация — «малопонятная, непредсказуемая» и сложно поддаётся интерпретации.

«Если Минкульт был соорганизатором фестиваля, но ушёл, оставляя «Маске» финансирование, то я не очень понимаю, в чем заключается такой уход, — рассуждает Корнакова. — Возможно, чиновники обиделись на то, что произошло на первом заседании по обсуждению предстоящего Года театра. Но в таком случае «Золотая маска» пострадала рикошетом, ведь конфликт произошёл непосредственно между главой СТД РФ Александром Александровичем Калягиным и Минкультом. Скорее всего, независимость «Золотой маски» — источник недовольства Минкульта, и это доказывают попытки этого ведомства создать альтернативный «Маске» всероссийский фестиваль и государственную премию».

Корнакова не исключает, что присуждение «Масок» двум спектаклям Кирилла Серебренникова также стало одной из причин конфликта: «Конечно, это мощный раздражитель для Минкульта. Все театральное сообщество поддерживает фигурантов театрального дела и никак не обвинителей». При этом Министерство отреагировало на награждение спектаклей Серебренникова только через полгода после финальной церемонии-2018, так как накопило «критическую массу» раздражения, и «уход заместителя министра Малышева стал последней каплей».

Впрочем, Корнакова не сомневается, что решение Минкульта не поставит под сомнение существование самой премии — разве что создаст для неё временные трудности: «Золотая маска» — не просто театральный бренд, а один из символов театральной культуры в нашей стране. Не может быть, чтобы театральное сообщество позволило «Маску» схрумкать».

Театральный критик, преподаватель ГИТИС, председатель экспертного совета «Золотой маски»-2019 по драматическому театру и театру кукол Александр Вислов предполагает, что ничего страшного — ни для премии, ни для министерства, ни для российского театра в целом — не произошло. «Развод этот назревал давно и произошел вполне цивилизованно, — отмечает Вислов. — Не могу предполагать, какие планы и желания существуют сегодня в Минкульте, но даже если в его недрах замыслена идея новой театральной премии, в этом тоже никакой беды нет. Больше премий, хороших и разных! Другое дело, что для того, чтобы составить сколько-нибудь ощутимую конкуренцию «Маске», нужно потратить немалое количество усилий, средств и человекочасов. Те же четверь века, как минимум, понадобятся, а то и больше...» Что же касается вопросов финансирования, то Вислов уверен: «Маска» с ее авторитетом и влиятельностью с протянутой рукой не останется.

Елена Кузнецова, Алина Циопа, «Фонтанка.ру»

Проект "Афиша Plus" реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

Леонид Юзефович: «Ждать от литературы пророчеств — большая наивность»

Писатель рассказал «Фонтанке» о новом романе «Филэллин», тяге современной литературы к прошлому и политике как рычаге читательского интереса

Статьи

>