Фото: предоставлено организаторами

Новый музей приглашает в «смешанную реальность» Григория Майофиса

Версия для печати Версия для печати

На очередной выставке в Новом музее представят тридцать работ Майофиса, которых широкий зритель ещё не видел. «Фишка» — в настроении и подходе; Майофис показывает грандиозные по объёму вещи, сделанные в старинной технике бромойль, не забывая о чувстве юмора. Хотя семь квадратных метров ручной печати (такие крупные вещи будут на выставке) – это вам не шутки, главными «героями» выставки станут очки виртуальной реальности, по прихоти автора интегрированные в сценки, напоминающие постановочную викторианскую фотографию.

Бромойль называют техникой «между живописью и фотографией», она предполагает ручную доработку отпечатков. Антикварный метод удачно вписывается в актуальное повсеместное смешение стилей и размытие границ искусств. При этом искусствовед Александр Боровский отмечает у художника дар рассказчик, то есть прелесть не только в ископаемой технике, но и в погружение зрителя в сюжет, не зря мы говорили о викторианских сценках.

Ироничные, не столько композиционно выстроенные, сколько киногеничные, работы Майофиса обречены на зрительское любопытство.
Выставка Григория Майофиса 'Mixed Reality' пройдёт в Новом музее с 13 декабря по 16 февраля 2020.

Анастасия Семенович

Опубликовано 09 декабря 2019, 12:11

Другие события

Улицы невидимых рисунков. Как петербургские стрит-артисты создают секретные галереи в домах и заводах, пока вы ходите мимо

Споры о легализации уличного искусства в Петербурге ведутся не первый год: они обостряются в моменты, когда коммунальщики закрашивают изображения всем известных личностей, как это произошло с Иосифом Бродским, и ослабевают в периоды без скандалов. Параллельно с «уличными войнами», в конце июля было объявлено о том, что при поддержке Смольного и ЗакСа в городе организуют школу граффити. И рисовать там будут «патриотичные» работы. Корреспондент «Фонтанки» узнал, где спрятаны сотни артов художников, которые не собираются рисовать по указке, и оказался в заброшенном цехе, в закрытом санатории и на рынке, которые можно хоть сейчас превращать в арт-пространства.

Статьи

>