Мастриды февраля: занимательная смерть, удивительные киты, лесби-классика, молодая кровь литературы

23 февраля 2020, 11:37
Версия для печати Версия для печати

Почитайте почти 900-страничный роман британского фантаста о заговоре против мироздания, погрузитесь в бурную жизнь семьи мексиканских иммигрантов, познакомьтесь с новинками русской прозы и не забудьте узнать всё о китах. «Фонтанка» делится десяткой самых интересных книг, которые уже вышли в феврале или появятся на прилавках до конца месяца.

 

Ник Харкуэй. «Гномон»

М.: АСТ, 2020. — 861 с. — перевод Ефима Лихтенштейна

В одном предложении: сериал «Черное зеркало» в форме книги

Если не боитесь длинного чтения, беритесь за «Гномон» Ника Харкуэя. Объемный роман британского фантаста, и, кстати, сына Джона ле Карре, — о мире будущего, пронизанном сетями искусственного интеллекта. Программа под названием «Свидетель» знает, о чем думают все жители страны (даже погибшие и покойные), а граждане, в свою очередь, могут напрямую голосовать за каждое решение.

Смерть диссидентки Дианы Хантер, скончавшейся во время допроса, изменит порядок вещей. Женщина страдала множественным расстройством личности, и расследующая преступление Мьеликки Нейт вынуждена отправиться в путешествие во времени и пространстве — по следам людей, которые жили в голове у погибшей. В результате инспектор наткнётся на следы заговора, который пошатнёт мироздание, и выяснит, что в голове у Хантер жили не только люди.

Цитата: «DCAC:/ 3455 6671 1643 2776 6655 5443 2147 7654 5667 7122 7543 1177 7666 5543 2511 7656 7711 2331 6542 2111 7776 6543 6221 7671 1223 4427 6533 2221 7671 1223 4427 6533 2221 7671 1223 4427 6533 2221 1177 6547 3321 7122 3345 5317 6443 3322 2117 6514 4322 3445 5677 5321 6655 [. . .]».

Кому: любителям антиутопий, стойким читателям длинных романов

Примерное время на чтение: больше тридцати часов


Луис Альберто Урреа. «Дом падших ангелов. Роман»

М.: «Фантом Пресс», 2020. — 416 с. — перевод Марии Александровой

В одном предложении: добрая семейная сага с мексиканским колоритом

Читатели этой книги погружаются в бурнокипящую жизнь семейства мексиканских иммигрантов — вместе с героями вы проведёте лишь два дня, но в этом отрезке времени спрессовалось так много важных событий. Де ла Крусы хоронят самого пожилого члена семьи — маму Америку; затем празднуют день рождения её сына, патриарха, которого все называют Старшим Ангелом. А потом уходит и он.

История, полная боли и травматических воспоминаний (безуспешные попытки встроиться в американское общество, борьба с раком, старые семейные ссоры и обиды), как ни странно, работает как терапия и отдохновение для читателя. Жизнь вырастает из смерти, потому что скрепляющая сила у Урреа — добрый юмор и любовь.

Цитата: «Они никому не позволяют иметь свои тайны, но при этом каждый божий день что-то скрывают друг от друга».

Кому: оптимистам или тем, кто хочет ими стать

Примерное время на чтение: шесть часов

 

 

Саша Филипенко. «Возвращение в Острог»

М.: «Время», 2020. — 224 с.

В одном предложении: роман о самом ужасном месте в России, фильм «Дурак» в прозе

В маленьком городке Острог четыре воспитанника детдома кончают жизнь самоубийством. Расследовать преступление из Москвы приезжает разочаровавшийся в жизни офицер Следственного комитета Козлов. Возможно, со смертью подростков как-то связан бывший детдомовец и местный правдоискатель Петя Павлов. Несколько лет назад пытался предотвратить строительство завода на месте старого леса и отговаривал сирот в Грецию за счёт местного олигарха.

Экс-сотрудник Первого канала и «Дождя» Саша Филипенко написал исключительно горький роман о жизни в России. Удушающая атмосфера загибающегося провинциального городка, пытки в полиции, уничтожение санкционных продуктов, два сиамских близнеца, поссорившихся из-за присоединения Крыма — тут есть всё, что вы, возможно, пропустили в информационных сюжетах.

Цитата: «Город остинато. Куда ни посмотри — всё одно и то же. Сплошное нарастание ничего. Гипноз. Оглушительное в своём финале крещендо пустоты и беспрерывные вариации безысходности. Любование повторами в месте, лишённом всякого жизненного материала».

Кому: тем, кто хочет узнать, чем живет российская глубинка, и что не показывает Первый канал

Примерное время на чтение: 3,5 часа

 

Игорь Савельев. «Как тебе такое, Iron Mask»

М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2020. — 349 с.

В одном предложении: что случится в России без [Mr. P.]а

Игорь Савельев в новой работе обыгрывает тему, о которой Филипенко писал в своем дебютном романе «Травля» — жизнь российской элиты, в том числе и в забугорье. Алекс Николаев, сын вице-премьера, учится в Кембридже. Но вынужден срочно уехать в Москву, когда многолетняя стабильность зашаталась, по столичным улицам поехали танки, а режим [Mr. P.]а, как его называют за границей, вот-вот рухнет.

Студент намерен встретиться с ненавистным отцом, но вместо этого попадает в конспиративную квартиру с сотрудниками ФСО, а затем начинает пьяный трип по Москве, в том числе и в сопровождении своей мачехи, балерины Валерии Иглинской. Встреча с отцом все откладывается, Алекс никак не может попасть в аэропорт, хотя в Москве его никто уже не держит. И эта дорога к отсутствующему, но почему-то очень нужному родителю многое откроет герою о России и самом себе.

Цитата: «Сейчас вся страна не может понять, в Шереметьево или домой».

Кому: элитологам, кремленологам, [Mr. P.]инологам и простому народу

Примерное время на чтение: пять часов

 

Степан Гаврилов. «Опыты бесприютного неба»

М.: Эксмо, 2020. — 288 с.

В одном предложении: самый эффектный дебют 2019 года

Степан Гаврилов в 2019 году дебютировал в молодежном спецвыпуске «Знамени», причем роман «Опыты бесприютного неба» стал причиной для литературоведческих баталий. Текст поддержала замглавреда журнала, критик старой когорты Наталья Иванова, раскритиковала в «Литературной России» Яна Сафронова, похвалил в «Горьком» обозреватель Владимир Панкратов — список можно долго продолжать.

Теперь «молодую кровь русской литературы» можете вкусить и вы — роман выходит отдельной книгой. В центре сюжета — «понаехавшие»: 20-30-летние, покоряющие Петербург. История главного героя, подрабатывающего «зубоносом» (парень разносит по стоматологическим клиникам зубные коронки), обрастает байками из жизни его друзей и друзей друзей. Роман, несмотря на обилие вставных новелл, не рассыпается, держит композиционную стройность — благо, связан единой идеей и образом. Написан текст достаточно провокативно и хлёстко, так что стоит почитать.

Цитата: «Ситуация такая: я сжимаю зубы. Только не так, как обычно, не так, как сжимают зубы все люди. Я сжимаю их в руках. Точнее, даже не сами зубы, а сумки с зубами. Я зубонос — сейчас это моя основная работа. Не ой как престижно, не денежно и, конечно, совсем не то, чем я хотел бы заниматься в жизни, но в целом — сойдет».

Кому: понаехавшим и всем, кто хочет знать о новых именах в русской литературе

Примерное время на чтение: 4-5 часов

 

Патриция Хайсмит. «Цена соли»

М.: АСТ: «Ангедония», 2020 — перевод Виты Барштейн

В одном предложении: классика лесбийской прозы

Роман Патриции Хайсмит стал классикой, правда, только в одном и пока довольно узком сегменте литературы. Поклонники лесбийской прозы отмечают эту книгу как первый в истории текст о любви двух женщин, который заканчивается хэппи-эндом: героини вместе, они счастливы, не умирают, не обречены на одиночество и не обязаны вернуться к своим бывшим мужчинам.

Хайсмит, автор серии криминальных романов о злодее Томе Рипли, написала «Цену соли» в далеком 1952-м. Причём под псевдонимом — хотя у писательницы был опыт отношений с женщинами, она не хотела связывать своё творчество с лесбийской идеей: тогда это казалось профессиональным самоубийством. Лишь в 1990-м роман перепечатали под настоящим именем автора, которая вспоминала: «Настоящий успех пришёл год спустя, с выходом книги в мягкой обложке. Было продано около миллиона экземпляров этого тиража, а прочло книгу, вне всякого сомнения, ещё больше народу».

Цитата: «Кэрол медленно подняла руку и провела ею по волосам, откидывая их назад, по разу с каждой стороны, и Терез заулыбалась, потому что этот жест был Кэрол, и это её, Кэрол, Терез любила и всегда будет любить».

Кому: тем, кто любит хорошие любовные истории

Примерное время на чтение: десять часов


Харуки Мураками. «Писатель как профессия»

М.: «Эксмо, 2020». — 320 с. — перевод Елены Байбиковой

В одном предложении: с Мураками за барной стойкой

Книгу эссе Харуки Мураками издатели называют «дружеской беседой с читателями»: «представьте себе, что писатель выступает перед вами и вы задаете ему самые важные вопросы». В действительности, этот текст больше похож на диалог за барной стойкой с не очень крепко стоящим на ногах собеседником. Он хорохорится, вспоминает былые заслуги, извлекает важные и не очень факты из прошлого, а вы киваете, посматривая на часы и все никак не можете уйти.

Из «Писателя как профессии» вы узнаете, что у Мураками есть «романы в нескольких томах и однотомные романы, есть обычные рассказы и короткие»; он «всегда чувствовал себя в любой группе не очень комфортно и не умел работать в коллективе»; и что «человеку, который стремится стать писателем, нужно очень много читать». Впрочем, есть подозрения, что фанатам книга, в любом случае, понравится. Особенно учитывая, что Мураками включает в текст и остроумные моменты: рассказывает, почему его коллеги легко принимают в свой круг новичков из артистов, певцов или художников, и напоминает, как Джойс и Пруст целый вечер просидели за одним столом и не перекинулись и словом.

Цитата: «Я считал и продолжаю считать, что люди, которые соображают слишком быстро или знают гораздо больше других, в прозаики не годятся. Потому что написание повести или романа подобно излаганию сказки или былины — это медленный, задумчивый процесс, движение на «низкой передаче».

Кому: тем, кто жить не может без «Трилогии крысы», «Норвежского леса», «Хроник заводной птицы», «Кафки на пляже», «1Q84» и прочего

Примерное время на чтение: пять часов


Владимир В. Видеманн. «Запрещенный Союз — 2: Последнее десятилетие глазами мистической богемы»

М.: «РИПОЛ классик», «Пальмира», 2020. — 351 с.

В одном предложении: как жили мистики, хиппи и диссиденты в позднем СССР

Если в первом томе «Запрещенного Союза» журналист Владимир Видеманн рассказывал о советском подполье 1960-1980-х годов, то второй том — о закате СССР. В это время автор в компании хиппарей и мистиков мотался между Таджикистаном, Узбекистаном и Эстонией, посещал древние Самарканд и Бухару. В 1987-м эмигрировал в Колумбию, но в начале 1990-х все-таки заглянул в Петербург, где увидел первую выставку современного зарубежного искусства и познакомился с зарождающимся феминистским движением.

Текст издатели преподносят как «документальный роман», хотя это, скорее, мемуар, написанный по принципу «что видел, то и описал», порой слишком подробный. Тем не менее книга, может быть, придётся по душе участникам подпольного движения, а также станет полезным источником для историков той эпохи.

Цитата: «Ты относишься ко мне как к личности или как к сексуальному объекту? — Что за вопрос, конечно, как к личности! — Но если как к личности, то тогда это не имеет значения, спим мы или не спим, правда?»

Кому: историкам, ностальгирующим и тем, кто хочет узнать о параллельной жизни СССР

Примерное время на чтение: шесть часов

 

Дина Хапаева. «Занимательная смерть: развлечения эпохи постгуманизма»

М.: Новое литературное обозрение, 2020. — 328 с. — перевод Дмитрия Ускова и Ларисы Житковой

В одном предложении: как смерть превратилась в товар массового потребления, а Гарри Поттер оказался в этом виноват

Текст Дины Хапаевой — скорее, манифест и памфлет, что написанное с холодной головой научное исследование. Российско-американский социолог и историк решила разобраться, откуда в современном обществе взялся целый культ мертвичины — с вампирами, зомби, модными аксессуарами в виде черепов и массовым туристическим паломничеством к местам катастроф.

Виновата и любовь людей XIX века к готике, и философия XX века, рассуждает исследователь. Но что самое страшное, по мнению Хапаевой, свою меру ответственности несут почти все популярные писатели XX века: Толкин предпочел человечеству драконов и хоббитов, Роулинг спрятала в поттериане идеальный вампирский роман, коим на первый взгляд произведение не является.

Цитата: «Став забавой, зрелище виртуальной насильственной смерти меняет наши представления о человеке, его месте среди других живых существ и о ценности человеческой жизни, равно как и о том, можно ли употреблять человека в пищу».

Кому: любителям полемических философских и антропологических исследований

Примерное время на чтение: двадцать часов

 

Ник Пайенсон. «Наблюдая за китами: Прошлое, настоящее и будущее загадочных гигантов»

М.: Альпина нон-фикшн, 2020. — 336 с. — перевод Константина Рыбакова

В одном предложении: кит — это не только ценный мех

Кто бы мог подумать, но у китов когда-то, возможно, был мех, а размером эти животные были с собаку. Палеонтолог Ник Пайенсон посвятил карьеру изучению самых крупных на Земле млекопитающих. И не потому что он такой китофанат, а поскольку история этих существ может многое рассказать об эволюции и будущем Земли.

Книга Пайенсона — и научпоп, и травелог, и приключенческий роман. Если вы думаете, что палеонтологи — научные сухари, которые только и делают, что изучают в лаборатории доисторические кости животных, то очень ошибаетесь. Пайенсон ходил в экспедицию в Антарктиду, чтобы устанавливать на спины китов электронные маячки, вел раскопки в пустыне Атакама в Южной Америке, изучал анатомию морских гигантов на китобойной станции в Исландии. И каждая поездка была связана с попыткой разгадать конкретную загадку из прошлого, настоящего или будущего китов.

Цитата: «Я сидел и как загипнотизированный смотрел на море, в котором медленно и синхронно поднимались и опускались на волнах миллионы осколков льда. Все утро мы искали горбатых китов в заливе Вильгельмины, нарезая на резиновой лодке круги между гигантскими айсбергами, высокими и острыми, как перевернутые соборы».

Кому: всем любопытным

Примерное время на чтение: пять часов



Фото: предоставлено издателем

Елена Кузнецова, «Фонтанка.ру»

Читайте также:

Сны Набокова, романы нобелевских лауреатов, история трусов: Двадцать книг, без которых не пережить 2020-й

15 лучших телесериалов декабря — выбор «Фонтанки»: «Замёрзшие», «Ведьмак: Происхождение», новая «Эмили в Париже» и другие

Неспокойный 2022-й год зрители проводят вполне спокойно в плане декабрьских телепремьер: сенсаций нам не светит, но зато ожидаются: приквел «Ведьмака», новые сезоны «Сплетницы», «Эмили в Париже» и «Тёмных начал», а ещё — сериал про Литвиненко.

Статьи

>