«Я не думаю, что время «Грибоедова» прошло». Сооснователь клуба — о прошлом и будущем заведения

05 февраля 2020, 13:36
Версия для печати Версия для печати

В конце января Петербург потрясла новость, что клуб «Грибоедов» выставлен на продажу. Культовое заведение 1990-х, где выступали «Ленинград», Tequilajazzz, «Колибри» и «Кирпичи», может закрыться и начать работать уже с новыми хозяевами.

«Фонтанка» поговорила с одним из основателей клуба Михаилом Синдаловским. Он был перкуссионистом в группах «2ва Самолета» и «Бриллианты от Неккермана», а в составе «самолетов» участвовал в Ленинградском рок-клуба.

— Михаил, в каких вы сейчас, живя в Израиле, «отношениях» с клубом «Грибоедов»?

— Давайте я вам расскажу, как все примерно было. Группа «2ва Самолета» выступала как акционеры, и до сих пор я остаюсь одним из них.

— То есть, фактически, совладельцем.

— Да, причем из того состава, с кем договаривались, играет в группе только один Антон Белянкин. Я здесь, остальные на том свете. Но договоренности так и остались.

— То есть «Грибоедов» в вашей собственности на двоих?

— Нет, есть еще люди, которые вкладывали туда деньги.

— Вы контактируете, с вами, может быть, в плане программы советуются?

— По программе я не даю рекомендаций, но с директором клуба Андреем Здором мы поддерживаем отношения.

— Как шли дела у «Грибоедова» в последнее время? Был ли он прибыльным?

— Я так понимаю, что его решили продавать из-за того, что прибыль упала. И продают достаточно долго. Много лет. Я, честно говоря, фактически не видел заинтересованных покупателей и думаю, что клуб откроется в другом месте.

— Курируемый «Двумя самолетами»?

— Пока не знаю.

— Ну вы же собственник!

— Да, я в некотором роде собственник, но можно открыть что угодно: например, пункт приема стеклотары — тоже неплохо.

— Правильно ли я вас поняла, что клуб «раздвоится»: нынешняя команда «Грибоедова» откроет клуб в другом месте, а на старом тоже что-то будет, возможно, развлекательное?

— Не исключаю. Дело в том, что когда в 1996 году открылся клуб, кроме «Двух самолетов» были еще люди, которые вкладывали в него деньги. Потом это бомбоубежище приватизировали, над ним построили домик, потом приватизировали землю вокруг. Сейчас, возможно, продается не только клуб, но и земля.

— Как вы считаете, почему популярность клуба стала падать? Ведь те люди, которые начинали в нем свою карьеру, еще «в обойме» — я и про Шнурова, и про Pep-see, и про «НОМ», и про Макса Покровского.

— Да многие в обойме. Дело не в этом. В Нью-Йорке спустя 50 лет работы закрылся клуб, где Мадонна работала гардеробщицей, играла группа Sex Pistols. Все рано или поздно закрывается.

— Но есть и обратные примеры: клуб Cavern в Ливерпуле, где начинали The Beatles. Он закрылся, а теперь заново открылся, его восстановили буквально из тех же кирпичей. И он полон людей, которые в любое время суток, даже среди бела дня там собираются и поют песни «битлов».

— Я себя не отношу к битломанам, но знаю, что в Петербурге есть клуб «Ливерпуль», в Гамбурге есть бар, открытый первым барабанщиком The Beatles, и он там выступает. Так что эта история, скорее, связана с ними. Но вот взять, например, Ленинградский рок-клуб, который был на Рубинштейна, а теперь его нет. Что-то сохраняется, а что-то закрывается. Я, кстати, в рок-клубе работал.

— Кем?

— Музыкантом. У меня было удостоверение и трудовая книжка там. А когда открылся «Грибоедов», и мне нужно было туда трудоустраиваться, мы созванивались с Колей Михайловым, с президентом Ленинградского рок-клуба, он приехал и поставил мне печать в трудовой книжке, что я уволен по собственному желанию.

— Как вы думаете, эти два явления — Ленрокклуб и «Грибоедов» — в каком-то роде сопоставимы для истории клубной жизни Петербурга?

— Возможно, да. Правда, в клубной жизни многие заведения участвовали — и «Тоннель», и «Дача» — много чего.

— В чем тогда заслуга «Грибоедова»?

— В нем играли группы и ди-джеи, которые в других местах не выступали. Тот же «Ленинград», Pep-see. Других мест для них в городе не было.

— Вы около 10 лет назад уехали в Израиль, но приезжали в Петербург. Навещали клуб, каким его находили?

— Все хорошо. В «Грибоедове» очень энергичный директор, Здор, поэтому там все время какие-то изменения, дополнения, улучшения, строительство. Наверное, если бы я сейчас там появился, многое бы не узнал.

— Но если такой энергичный директор, то откуда финансовые проблемы?

— У нас были немножко разные миссии: придумывали мы, а он хорошо исполнял.

— То есть креативного директора не хватает — того, кто был бы в одной среде с музыкантами?

— Скорее всего, так.

— Площадку можно перепродать успешным коммерсантам, но если это не будут люди «из среды», будет ли реально поддерживать ту самую атмосферу? Ведь в первую очередь там собирались люди, которые знали друг друга и приходили встретиться со своими?

— Конечно, клуб — прежде всего люди. Ведь мы до «Грибоедова» занимались еще клубом «Нора». Но потом на его месте построили метро и «Нора» осталась только в воспоминаниях.

— И в фильме.

— В каком?

— «Брат». В одной из бесед между героями он упоминается.

— Может быть, что-то такое было. Кстати, «Грибоедов» тоже пытались выгнать, чтобы построить станцию метро, но это у них не сложилось.

— Какое последнее интересное событие в жизни клуба вам запомнилось?

— Если из концертов, то группа The Skatalites. Мы привозили их лет десять назад. Это дедушки с Ямайки, которые играют ska, у них еще сам Боб Марли на гитаре играл. За ними нужно было ехать в Хельсинки, и мы арендовали автобус. А дедушки уже сами не понимали, где они находятся, в какой стране. Иногда на заправках доставали евро и пытались что-то купить. Они же еще курят постоянно. И у них принцип такой — играть концерт каждый день. Они вообще ничего уже не понимают. Но поют отменно.

 

— Потребности людей в отношении клубов изменились за 20 лет? Чего они теперь ждут от этих площадок и чего ждали раньше?

— Раньше клубов не было вообще. В слове «рок-клуб» — клуб же только слово, на самом же деле это не клуб. Сейчас появились клубы, бары, но новых легенд не рождается, во всяком случае, я не слышал. Если коротко, клуб зависит от тех, кто его содержит. Я помню, был на Гончарной бар «Циник», где танцевали на столах. Потом «Циник» переехал на Антоненко, а потом загнулся. Потом чувак, который открывал бар «Циник», открыл на Ваське пивной ресторан. Все. Закончилась эпоха. Но приятно, что эпоха «Грибоедова» еще продолжается. Кстати, я помню, что на Думской у баров была аренда, которую им все время грозились расторгнуть, чтобы начать ремонт. И каждый раз они устраивали прощальные вечеринки, приходило много людей, в итоге им продлевали аренду еще на год. И так много раз. Это «Дача» и «Фидель». Так что и «Грибоедов» может продаваться еще 23 года. Я не думаю, что его время прошло. Он просто должен переформатироваться.

—А как вам кажется, со стороны, имея опыт проживания в другой стране: эти явления — Думская с ее заведениями, ваш клуб, то, что было в «Цинике» — насколько это интересное и значимое явление для развития культуры? Или это что-то настолько кустарное, что даже смешно?

— Это не смешно, просто со временем все меняется. Как менялась музыка 1970-х, менялись тренды музыкальные, так же и клубные. Ничего страшного в этом нет.

— Культура вот таких клубов прошла? «Нефорских», андеграундных.

— «Грибоедов» — хоть и андеграунд, он тянулся к более-менее современным. Пол там не земляной, вертушки нормальные, ди-джеи настоящие. Время от времени проходят удачные вечеринки: выступают хорошие артисты, собирается много людей. Правда, «Грибоедов» был в последние годы устроен так, что у каждой вечеринки был свой продюсер. Приходит человек и говорит: «Я хочу привезти группу такую-то» или «ди-джея такого-то» или устроить китайский новый год. «Вот у нас будет Вася оформлять, Оля играть» и так далее. Или приходит человек и говорит: «Я хочу выставку своих работ сделать». Если всё нормально — ему говорят: «Пожалуйста, делай».

— Может, просто у нового поколения — новое подполье?

— Может быть. Помните, Гребенщиков пел песню «Где та молодая шпана...»? Вот. Все ждем шпану. Главное, чтобы не было войны — как говорила моя учительница в школе.

Беседовала Алина Циопа, «Фонтанка.ру»

Чем заняться 10-12 июля: «Ленинград», «живые» гала балета в Мариинском, спектакль о сексе будущего, панк-макраме

Выходные не сказать, чтоб насыщенные – зато открыли парки и часть музеев. Но если активный отдых вы понимаете не как собственную активность, а как энергичность шоу, которое смотрите — с этим пока дела обстоят лучше в онлайне. Мы подобрали десяточку вариантов.

Статьи

>