Фото: кадр из трейлера

"Вторжение" Федора Бондарчука: Русский народный фильм о вторжении инопланетян

01 января 2020, 15:29
Версия для печати Версия для печати

На экранах — «Вторжение» Федора Бондарчука, продолжение его предыдущей ленты, «Притяжения». Куда более зрелая работа, честная попытка снять русский народный фильм о вторжении инопланетян. Но режиссёра подвела пресловутая идея стабильности.

При всех достоинствах (немалых), «Притяжение» было все-таки наброском к чему-то большему, сборником неплохо придуманных трюков, которые только предстояло развить и превратить в сюжетные линии и образы. Нападение инопланетян на Чертаново, любовь землянки к пришельцу, гопники против чужеземцев, высказывание о ксенофобии в подтексте: все достоинства ленты оставались просто облаком тэгов, не складывались в единое целое. Теперь Бондарчук взялся все это сложить вместе.

Сценаристы Олег Маловичко и Андрей Золотарев взялись развить идеи на сюжетном уровне: после встречи с инопланетянином Хэконом главная героиня страдает, на ней ставят опыты, чтобы понять, к каким последствиям та встреча привела. Инопланетяне возвращаются, между ними и землянами разгорается уже нешуточное противостояние. В общем, правда, упоение идеей «Чертаново meets космолет» как-то утихло, теперь важны отношения собственно персонажей, девушки и Хэкона, пришельцев и местных жителей, чиновников, военных. Да и сам сюжет тут тоже посложнее: любовная линия переплетается с противостоянием рас, ксенофобия землян встречается с коварством захватчиков.

Однако если на уровне сюжета развить все, что было заложено в первой части, получилось, то в плане визуальном «Вторжение» — регресс. «Притяжение» снимал молодой и техничный Михаил Хасая, благодаря ему фильм и стал и зрелищным, и смелым, и неординарным. Хасая классно столкнул лбами футуризм и натурализм; сырую, почти документальную стилистику и фантастический сюжет. Во «Вторжении» операторское место занял многоопытный Владислав Опельянц, снимавший фильмы Михалкова и Серебренникова. И дерзость, готовность к экспериментам обернулась готовыми решениями любой задачи, правильной и аккуратной картинкой. «Притяжение» обещало что-то большее, чем блокбастер. «Вторжение» — локальный поп-кинопродукт, не больше.

Ещё одно безусловное достоинство «Притяжения» Бондарчуку сохранить не удалось. Первый фильм был силен энергией молодости и новыми лицами — режиссёр умеет применять к отечественному кино лучшие традиции большого кино, использовать свое имя и бюджеты для формирования института звезд. Но за прошедшее время лица перестали быть новыми, а какие-то — Александра Петрова, например — вовсе успели стать анекдотично-постоянными. Так что актерских сюрпризов здесь нет: Петров, Мухаметов и Старшенбаум те же, Меньшиков снова в образе потертого вояки-папаши главной героини.

Главное отличие «Притяжения» от «Вторжения» — именно в новизне и смелости. Первый фильм пусть и не всегда удачно, но отважно строил новый для русского кино жанр, искал стилистику, экспериментировал. Второй стабилен до невозможности. Тут нет поисков, все аккуратно и просто. Задача была уже не в том, чтобы создать новый жанр и найти в нем остроту и актуальность, а в том, чтобы построить свою франшизу. Постоянно воспроизводимый формат. Это несколько проще, чем открывать новые земли.

Теперь можно хоть каждое первое января вместо «Ёлок», не приходя в сознание, отправляться смотреть похождения инопланетян в спальном районе — спокойно, не слишком волнительно, под шампанское и оливье то, что надо.

Иван Чувиляев, специально для "Фонтанки.ру"

Читайте также:

«Союз спасения»: Почему декабристы из фильма Эрнста не разбудили бы Герцена

Волдеморт-заразитель, поиски вакцины и профессорские фейки. Что смотреть, слушать и читать о пандемии

Как изменился мир из-за COVID-19, как вести себя, чего опасаться, и когда мы, наконец, вернёмся к нормальной жизни? Журналисты «Фонтанки» советуют записи лучших научно-популярные лекций, которые слушают и смотрят сами.

Статьи

>