Фото: Павел Каравашкин/«Фонтанка.ру»

«Союз спасения»: Почему декабристы из фильма Эрнста не разбудили бы Герцена

24 декабря 2019, 12:21
Версия для печати Версия для печати

«Фонтанка» побывала на петербургской премьере «Союза спасения», костюмного исторического полотна про декабристов от Константина Эрнста и режиссера «Адмирала». Объясняем, почему чашечки в новом историческом блокбастере нашлись, а декабристы — потерялись.

Еще до петербургской премьеры можно было догадаться, что «Союз» такое: продюсеры Эрнст и Максимов (значит, их фирменный стиль — телевизионно, броско); режиссер Андрей Кравчук, автор «Адмирала» (то есть градус патетики и сентиментальности высокий). Ожидания оправдались: «Союз», действительно, очень броский, патетический и сумбурный — даже на уровне сюжета.

Маленький Сергей Муравьев-Апостол как-то встретил в парижской школе Наполеона — и поспорил с ним о том, что есть свобода. Император утверждал, что это равенство всех перед законом. Малыш бойко отвечал: нет, это способность самому выбирать собственную судьбу. По прошествии лет Наполеон сгинул, а Муравьев вымахал в здорового гвардейца, стал пить вино и болтать с друзьями про конституцию и переустройство общества по новым законам. Кончилось все тем, что молодые бунтовщики вывели на Сенатскую солдат, а потом сами отправились на виселицу.



Фото: Павел Каравашкин/«Фонтанка.ру»

Стоило опасаться, конечно, сценарной работы Никиты Высоцкого — после «Спасибо, что живой» от него можно ждать любого неликвида, самой робкой и студенческой драматургии и клюквы про противостояние романтиков с чиновниками. Но сюжет «Союза» представляет собой конспект школьного урока истории, все максимально и пресно. Диалоги — сборник шаблонов «как говорили раньше»: батенька, любезный, вашбродь (когда человек в цилиндре с экрана скажет не «Любезный, чайку бы-с», а «Налей попить, пожалуйста» — небо рухнет на землю).

Андрей Кравчук 23 декабря на премьере в «Ленинград Центре» объявил, что ему не хотелось разбираться в том, кто прав, а кто виноват; он ставил перед собой задачу показать жизнь конкретных героев. На самом деле, это не решение и не выбор, а отказ от него: в результате «Союзе» не осталось ни политической конъюнктуры, ни «жизни». Кравчук — режиссер очень робкий, и это качество способно потопить даже беспроигрышное дело: художественная осторожность оборачивается натуральным хамством. Режиссер говорит много приятных слов актерам, которые с гордостью поднимаются на сцену — а в итоге видят себя на экране в течение одной-двух секунд. В фильме используется музыка «Наутилуса», «Мумий Тролля» и «Кино» как признак рок-звездности декабристов, но звучат «Прогулки по воде» и «Владивосток» в скрипичных аранжировках, за которые музыкантам было бы стыдер. Если бы песни остались собой — получилась бы хоть сшибка фактур, роковой и антикварно-ампирной. А так — никакого эффекта не выходит, сплошная игра со зрителем в «угадай мелодию».



Фото: Павел Каравашкин/«Фонтанка.ру»

Такая режиссерская манера, помноженная на любимый стиль Константина Эрнста (яростно и быстро, как аттракцион «Ромашка», к которому привязали байкера) дает фантастические плоды. В агрессивной эрнстовской манере тут подано обычное ничто. Это не великодержавное кино про «пятую колонну». Не романтизированная биография декабристов (романтизации тут не больше, чем в «Википедии»). Не апология русского западничества (еще чего захотели). Что остается? Говорят же, ничего.

Собрав полный набор записных красавчиков отечественного кино, Кравчук всю их фактуру начисто замылил. Правда, нужно быть человеком выдающихся качеств, чтобы заставить супермена Домогарова в образе Милорадовича выглядеть престарелой рохлей (которой, к тому же, откровенно жмет камзол), невротика Антона Шагина барабанить километры патетической литературы, а Леонида Бичевина (в котором Балабанов разглядел едва ли не нового Бодрова) попросту прятать в тень, чтобы не была видна ни единая реакция. К тому же, сильно подставляется «Союз» с исполнительницей главной женской роли: даже если Софья Эрнст, которая играет возлюбленную Муравьева, обладала экстраординарными актерскими способностями, совпадение (совпадение? Не думаю) фамилий актрисы и продюсера само по себе подталкивает зрителей к злословию.



Фото: Павел Каравашкин/«Фонтанка.ру»

Единственное, что тут действительно есть — старательная работа с историческим материалом, на уровне реферата победителя районной олимпиады. Привязаться к исторической достоверности в «Союзе» не получится: Зимний того цвета, какого был в 1825-м; чашечки — какие должны быть; бакенбарды ровно по моде времени, прически «ветерок» тоже. Восстание Черниговского полка, выход гвардейцев на Сенатскую — все аккуратно, будто по энциклопедии

«Союз» — это опыт кинореконструкции, вроде тех, что устраивал доцент Соколов к годовщинам Бородинского сражения. Андрей Кравчук может сколько угодно цитировать Умберто Эко и говорить о том, что история помогает понять современность. Но красивые картинки ничего понять не помогут — никому и никогда. Все, что они в себе несут — «балы-красавицы-лакеи-юнкера». Такие декабристы никакого Герцена не разбудят, они не более шумные, чем оловянные солдатики.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру»

 

Ванька мокрый, разминирование и 10 человек в час. Что ждет петербуржцев в музеях-заповедниках после открытия

Ворота пригородных парков открылись, но горожане пока туда не хлынули. «Фонтанка» узнала у директоров музеев-заповедников, как изменятся условия доступа и цены.

Статьи

>