Фото: предоставлено издательством «Самокат»

Проехать весь Транссиб за 2 минуты: «Фонтанка» спойлерит книгу длиной в 9288 километра

26 декабря 2019, 13:59
Версия для печати Версия для печати

Показываем, как выглядит самая ожидаемая детская новинка года — книга «Транссиб. Поезд отправляется!» Александры Литвиной и Анны Десницкой.

Дуэт писателя Александры Литвиной и художника Анны Десницкой ворвался в сознание российских читателей в 2016 году. Тогда издательство «Самокат» выпустило «Историю старой квартиры» — исследование жизни советской коммуналки. За книгой-картинкой, отразивший все приметы времени — от примуса до «вечного календаря», от пионерского галстука до вырезанных с фотографий лиц врагов народа, — стояли очереди на ярмарке non/fiction, а потом издатели печатали дополнительные тиражи. Литвина и Десницкая стали известны на международном уровне — права на издание «Старой квартиры» купили в Германии, Франции, Китае и Америке.

С тех пор интерес к творчеству соавторов только подогревался: не может же быть, чтобы они не придумали что-нибудь новое? И вот в декабре 2019-го, наконец, появился результат трехлетней работы — книга «Транссиб. Поезд отправляется!». Чтобы рассказать о самой длинной (шутка ли, 9288 километров от Москвы до Владивостока!) железной дороге в мире, Литвина и Десницкая опросили в Facebook 76 человек. Информанты, а среди них были, в основном, дети, — поделились историями о городах и посёлках, где живут, о семье и любимых занятиях, не поленились сделать фотографии.

«Транссиб» — иллюстрированное книжное путешествие с 36-ю остановками. На каждой можно визуально «осмотреть» тот или иной город и познакомиться с «нашими людьми» — теми самыми информантами, участвовавшими в опросе. Читатели узнают, какие улицы и памятники в этом конкретном месте самые интересные; выучат любимые рецепты и характерные словечки аборигенов. А пока поезд двигается дальше, выяснят ещё и как вести себя в вагоне: что делать, чтобы проводница тебя полюбила, как приготовить гречку в пути, и какие сюрпризы придумать для детей, чтобы они не заскучали.

«Фонтанка» сняла для «Транссиба» полноценный буктрейлер (точнее, даже букспойлер), где можно посмотреть все страницы книги — и пообщалась с автором текста Александрой Литвиной. Она раскрыла свои тревел-лайфхаки и объяснила, почему Залари — лучшее место на Земле.

«Ментально мы все еще в Заларях»

— Александра, а вы сами ездили по Транссибу?

— Как это ни странно, нет. У Ани самое долгое путешествие — на Алтай: три дня на поезде. А я дальше Минска и Нижнего Новгорода по железной дороге не путешествовала. Хотя на самолёте летала и в Новосибирск, и в Красноярск, и в Иркутск, которому принадлежит моё сердце, и на Камчатку. Она, к сожалению, не входила в круг наших интересов в этой книге, потому что Транссиб до неё не доходит.

— Но после выхода книги что-то, должно быть, изменится?

— У нас есть планы проехать по Транссибу — может быть, в следующем году. Мы бы с удовольствием посетили Китайско-Восточную железную дорогу, которая идёт от Читы в сторону Харбина и Порт-Артура. Там тоже интересные станции и потрясающая история. Вероятно, мы будем проводить какое-то исследование. Не исключено, что появится еще один вариант книги для другой аудитории — скажем, для китайского рынка. Сейчас сложно загадывать, но вместе с издательством «Самокат» сбываются самые отчаянные мечты. Но пока мы все еще не вышли из этой книги, ментально мы все еще в Заларях.

— Что значит «ментально не вышли»?

— Какие-то истории, образы до сих пор не оставляют. А ещё у меня есть некоторый синдром перфекциониста: когда книга уже готова, ты про себя продолжаешь думать, что бы такое доделать и улучшить. И так будет продолжаться, пока не начнёшь следующий большой проект.

— На каких станциях Транссиба вам больше всего захотелось побывать?

— Я больше всего хочу в Залари. Залари — лучшее место на Земле, просто центр мира. Оттуда нам написала девочка 11 лет по имени Аня Горская. У неё есть собака Лиза, на которой зимой ездят ребята. Но это не хаски и не маламут, а большая белая финская овчарка. У Ани живет жеребенок Чара — Чара пока немножко дикушка, но, думаю, к тому времени, как мы окажемся в Заларях, это будет уже совсем взрослая воспитанная лошадь. Ещё мне очень нравится Иркутск, и, конечно, Владивосток. Вообще все места, где был Чехов и которые хоть немного описал — туда хочется немедленно ехать и бежать.



Фото: samokatbook.ru

— А откуда взялись советы, как ездить в поезде? Это вам в РЖД подсказали?

— Нет, мы бросили клич в Facebook — бывалые взрослые, те, кто часто путешествуют по железной дороге, набросали много идей, мы, к сожалению, не смогли все включить в книгу. Мой любимый совет был про гирлянду на батарейках и снежинки, которые можно зимой прикрепить к окну, чтобы сделать ваше место уютней. И еще — завесить свою полку простыней и ехать, будто вы в шалаше или палатке. Но это для тех, кто не любит общаться. А те, кто любит, могут и песни петь под гитару. Про лотерейный билет (именно его нужно купить, чтобы расположить к себе проводницу — Прим.ред.) — это нам тоже опытные люди подсказали, и с тех пор я всегда пытаюсь в поезде билет купить.

— У вас самой есть тревел-лайфхаки? На какой полке, например, любите ездить?

— Я сама, видимо, такая вредная путешественница, что предпочитаю нижнюю полку. Причем люблю сразу туда забуриться и закутаться в одеяло. Бедные парни с верхних мест хотят посидеть и посмотреть кино с громким звуком на своих планшетах, но вынуждены вокруг меня группироваться.

— А любимые поезда есть?

— Мне очень понравилось ездить на двухэтажном поезде из Москвы в Петербург — и, конечно, на «Сапсане». Хочется быстрее попасть в пункт назначения, хотя смысл железной дороги — наоборот, в том, что ты едешь очень долго и успеваешь смотреть в окно: вот сосны пошли, а вот уже и Бологое мы проехали, а вот Колпино с прекрасным сталинским архитектурным ансамблем, а вот то место, где кладбище, и его размывает река. Хотя я эти места не знаю, но они уже стали частью меня. Кажется, то же самое происходит, когда ты едешь по Транссибу. Ты что-то замечаешь за окном, и тебе кажется, что там настоящая жизнь. А потом оказывается, что она там, и правда, есть.

— Жизнь Транссиба в вашей книге кажется уж очень приподнято-красочной. Буквально каждый захудалый посёлок — рай. Но ведь по-настоящему жить в таких местах — несладко. Даже в Заларях.

— В книгу мы включили только то, что нам писали дети, — ничего не меняли, не лакировали. Историю отлакировать невозможно, поэтому «Транссиб» рассказывает и о лагерях в Тайшете, и о японских военнопленных, и о многом другом. Но в этом и разница между детским и взрослым восприятием. Взрослые информанты, особенно из небольших городков, часто пишут: «Тут время остановилось, ничего не происходит, у нас, простите, дыра». А дети так не считают: «Мы тут катаемся на ватрушках, а вот здесь у нас мамонт в музее, а ещё мы ходим в кружки, а ещё катаемся на велике». «Жизнь не здесь» — позиция взрослого человека, который чем-то разочарован. А для ребёнка как раз всё здесь. И, конечно, если у тебя есть лошадка и собака — то ты живёшь в самом лучшем месте.

Елена Кузнецова, «Фонтанка.ру»

Читайте также:

Главные книги декабря: Что искать на Non/fiction и не только

Улицы невидимых рисунков. Как петербургские стрит-артисты создают секретные галереи в домах и заводах, пока вы ходите мимо

Споры о легализации уличного искусства в Петербурге ведутся не первый год: они обостряются в моменты, когда коммунальщики закрашивают изображения всем известных личностей, как это произошло с Иосифом Бродским, и ослабевают в периоды без скандалов. Параллельно с «уличными войнами», в конце июля было объявлено о том, что при поддержке Смольного и ЗакСа в городе организуют школу граффити. И рисовать там будут «патриотичные» работы. Корреспондент «Фонтанки» узнал, где спрятаны сотни артов художников, которые не собираются рисовать по указке, и оказался в заброшенном цехе, в закрытом санатории и на рынке, которые можно хоть сейчас превращать в арт-пространства.

Статьи

>