Сказочная математика «Нацбеста». Как петербургская литературная премия попала в петлю во времени

Премию «Нацбест» 25 мая вручили в Петербурге автору славянского фэнтези «Финист — ясный сокол» Андрею Рубанову. Писатель претендовал на награду ещё в 2006 году, но проиграл Дмитрию Быкову. Когда проснутся знаменитыми остальные листеры «Нацбеста»-2019, вычислил литературный обозреватель «Фонтанки».

2006 год. Режиссер Владимир Бортко получает премию «ТЭФИ» за сериал «Мастер и Маргарита». В России выходит компьютерная игра «Санитары подземелий», основанная на одноименной книге блогера Дмитрия (Гоблина) Пучкова. Студентка из Владимира Кристина Потупчик делает первые шаги в движении «Наши». А писатель Андрей Рубанов впервые выходит на сцену литературной премии «Национальный бестселлер». Но проигрывает Дмитрию Быкову с его книгой «Борис Пастернак».

2019 год. Владимир Бортко и Дмитрий Пучков деловито раздают комментарии тележурналистам на Новой сцене Александринского театра — как члены жюри «Нацбеста» (часть заявлений Бортко, впрочем, касаются его перспектив стать губернатором Петербурга). Потупчик, завершившая карьеру в «Наших» и благоденствующая на почве политического Telegram-пиара, постит в свой канал фотографию на фоне брендволла премии. А Рубанов — вновь на сцене «Нацбеста», и вновь в шорт-листе.

Если в первый раз писатель родом из Подмосковья с приключенческой биографией (в резюме — позиции от телохранителя до пресс-секретаря в Чечне) штурмовал «Нацбест» с романом «Сажайте, и вырастет» (банкиры, разборки, тюрьма, лихие девяностые), то «Финист — ясный сокол», выдвинутый на премию тринадцать лет спустя, — произведение сказочное. Повествование о девке Марье, жившей в некотором царстве, некотором государстве, да и влюбившейся в антропоморфного витязя-сокола, построено на контрасте современного и исторического языка, населено кикиморами, лешими и прочей фольклорной нечистью.

Вообще, как заметил 25 мая бессменный ведущий «Нацбеста», музыкальный критик Артемий Троицкий, короткий список «Нацбеста»-2019 («Фонтанка» публиковала шорт-лист 9 апреля) получился, по преимуществу, сказочным. Сказкой притворился роман 34-летней Евгении Некрасовой «Калечина-Малечина» о жизни подростка в условиях буллинга и шейминга. К сказкам Троицкий отнес и роман молодого писателя Александра Пелевина «Четверо» — о приключениях на Земле инопланетного зла, которое перемещается из города в город и из эпохи в эпоху.

— Это загадочным образом совместилось с другим событием нашей жизни. Тем, что слово «сказочный» стало невероятно популярным в последние месяцы, — отметил Троицкий, намекая на первый штраф о неуважении к власти, в конце апреля выписанный жителю Новгородской области Юрию Картыжеву.

— Чтобы меня не оштрафовали одного, мы можем с вами хором сказать: «Сказочный…», — предложил Троицкий.

Зал ведущего поддержал.

Жюри голосует. Схватка Некрасовой и Рубанова

В начале церемонии председатель оргкомитета «Нацбеста» Вадим Левенталь ответил на доводы оппонентов, которые считают, что самая крупная петербургская премия уже давно не приносит миру имена молодых авторов и не формирует литературную повестку.

— Следите за «Нацбестом» — у нас все самое веселое, задорное, живое. Остальные идут по нашим следам, — убежден Левенталь.

Но жюри, куда, помимо Бортко, Пучкова и Потупчик, вошли военный журналист Семен Пегов (WarGonzo, RT, Life.ru), директор Санкт-Петербургского книжного салона Андрей Шамрай, лауреат «Нацбеста»-2018 писатель Алексей Сальников и финансовый омбудсмен России Юрий Воронин, всё-таки доказало обратное.

В голосовании за лучшую книгу Владимир Бортко поддержал Андрея Рубанова — режиссер «очень любит греческие мифы». Кристина Потупчик высказалась за «Калечину-Малечину» Некрасовой — потому что «будущее, как любят повторять наши политики, в детях и в подрастающем поколении». Андрей Шамрай по принципу «зацепило — не зацепило» также поддержал роман Некрасовой, который «проглотил в один глоток».

Дмитрий Пучков предпочёл сборник «XX век представляет. Кадры и кадавры» кинокритика Михаила Трофименкова, Алексею Сальникову пришлась по душе книга петербуржца Александра Етоева «Я всегда буду собой» — история о великом скульпторе и великой любви, вписанная в жизнь советского Заполярья времен Второй мировой войны.

— Литература — это не «про что», а «как». Я, как Александр Етоев, написать никогда не смогу, — обосновал свой выбор Сальников.

Недавно вернувшийся из Донбасса Семен Пегов поведал, что стоит перед сложным этическим выбором.

— Одного из авторов (Андрея Рубанова — Прим.Ред.) номинировал мой друг (рэпер и литератор Ричард Семашков — Прим.Ред.). Если я проголосую за него — значит, голосую за своих. А если не проголосую — значит, получил давление с другой стороны, — размышлял журналист.

После некоторых раздумий Пегов всё-таки предпочёл «своих», то есть «Финиста», которого охарактеризовал как «славянское роуд-муви» в стиле Джима Джармуша, открывшее для Пегова «много новых слов».

В ситуации, когда голоса поровну разделились между Евгенией Некрасовой и Андреем Рубановым, решающее слово должен был взять председатель жюри Юрий Воронин. И он тоже выбрал «Финиста» — по словам омбудсмена, на него повлияло краткое изложение книг, которое делал в начале премии Артемий Троицкий.



Фото: Елена Кузнецова/"Фонтанка.ру"

Рубанов говорит. Он обещает дальше писать о славянах и ждёт «шума» вокруг литературы

Андрей Рубанов, получая на сцене цветы и памятную тарелку «Нацбеста», был исключительно краток. Он поблагодарил «всех, кто помогал ему работать над этой книгой», и особенно — супругу писателя, режиссёра Аглаю Набатникову.

Любопытно, что кандидатура Рубанова вряд ли соответствует девизу «Нацбеста» — «Проснуться знаменитым» — и цели премии: «Вскрыть невостребованный иными средствами рыночный потенциал прозаических произведений». После первой номинации на «Нацбест» писателя неоднократно включали в короткий список этой и других наград. В 2018 году Рубанов получил премию «Ясная Поляна», он печатается в самом известном издательстве современной русской прозы — «Редакции Елены Шубиной». По сценариям писателя вышли фильм «Викинг», сериал «София» на канале «Россия-1» и другие кино- и телепроекты.

Тем не менее награда, денежный эквивалент которой — один миллион рублей — нужна Рубанову. «Чтобы раздать долги», рассказал «Фонтанке» победитель «Национального бестселлера».

— За капиталами не ходят ни в литературу, ни в кино, ни в балет, ни в театр. Деньги, которые ты зарабатываешь, просто проживаешь, и всё, — объяснил Андрей Рубанов.

По его словам, надо, чтобы «было больше шума вокруг литературы» — хороших книг, фестивалей, событий. И премия «Нацбест» этот шум делает — даёт победителям и тиражи, и переводы, и возможность перейти на качественно новый уровень.

Других листёров 2019 года писатель не читал — на его столе сейчас лежит специальная литература об истории славян в VII веке. На эту тему готовится сериал, подробности Рубанов пока раскрыть не может. Прозаик продолжит писать и историческую прозу с элементами фантастики: «Идей достаточно, мне жизни не хватит, чтобы это всё расписать».

— Я лично знаю нескольких авторов из короткого списка 2019 года, и они плохого не напишут. Если бы сам голосовал за победителя, то выбрал бы Етоева. Он очевидно ближе мне по возрасту, проблематике, отношению к работе, — считает Андрей Рубанов.

Впрочем, если бы победил кто-то из «совсем неизвестных авторов», это тоже «было бы здорово», заметил писатель. И пожелал молодежи «терпения». Что же, Евгении Некрасовой или Александру Пелевину, видимо, и правда, придётся запастись выдержкой. Если верить математике «Нацбеста», свои премии они получат примерно в 2032 году.

Справка:

«Национальный бестселлер» основан при участии легендарного критика и колумниста «Фонтанки» Виктора Топорова. Это единственная крупная литературная премия, чьё вручение проходит в Петербурге. Среди лауреатов «Нацбеста» — Виктор Пелевин, Дмитрий Быков, Захар Прилепин, Михаил Шишкин, Александр Проханов и другие.

Елена Кузнецова, «Фонтанка.ру»

 

«Песни группы «Кино» – наша Марсельеза». Участник записи «Группы крови» Андрей Сигле - о том, как это было

15 августа 1990 года Виктор Цой погиб в автомобильной катастрофе. Незадолго до годовщины, кинопродюсер, композитор Андрей Сигле рассказал «Фонтанке» о том, как он ненадолго становился «участником» группы «Кино», почему песни Цоя актуальны 30 лет спустя, и что может оправдать концерт легендарной группы без солиста на сцене.

Статьи

>