Одна из лучших в мире трупп современного танца - "Батшева" выступит на Dance Open

Версия для печати Версия для печати

В Петербург приезжает Танцевальная компания Батшева, руководимая Охадом Наарином – изобретателем чудодейственного и загадочного явления «гага». Это не стиль, не техника – скорее всего, пластический язык. Объяснить словами, что такое «гага» трудно: фразы вроде «гага развивает способность человека ощущать себя не на уровне сочленений, а на уровне клеток кожи» или «кости выталкиваются за пределы твоего тела», чаще всего звучат конфузливо. Столь же трудно описывать словами спектакль "Вирус Наарина", который носит имя своего постановщика и который на фестивале Dance Open покажет молодежный дивизион Батшевы – ребята от 18 до 24 лет. Нужно просто прийти и посмотреть: 15 апреля в Александринский театр.

Сюжет? Если совсем грубо – движение это круто. Или так: не могу сидеть на месте, когда слышу музыку. И когда танцуют другие, тоже не могу сидеть на месте – заразно, оттого и слово «вирус» в названии. Еще: «Чтобы почувствовать тишину, надо немного пошуметь, а потом погрузиться в тишину» (это слова Наарина). Чтобы поймать драйв движения, нужно пережить состояние неподвижности. Чтобы ощутить прелесть пластической медитации под насмерть заигранное Адажио для струнных Барбера, сперва можно вволю оторваться под арабский фолк. Один из критиков был так впечатлен эмоциональной мощью спектакля, что ничтоже сумняшеся написал о нем: «Мощный, как око тайфуна». Великая сила искусства: простодушный рецензент даже не проверил в википедии, что око тайфуна на самом деле – самая спокойная его часть.

Впрочем, он был по-своему прав: сила «Вируса Наарина» именно в том, что ураганный темперамент и страсть к безостановочному движению подчас заключены в сдержанную, подчеркнуто аэмоциональную форму. На протяжении спектакля человек в костюме-тройке бесстрастным голосом зачитывает текст пьесы Петера Хандке «Оскорбление публики», где каждая фраза начинается с «вы»: «Вы идете в театр», и до бесконечности, как обухом по голове – «вы», «вы», «вы». (Внимание: в Петербурге текст будет произноситься на русском, и зрителю еще и придется решать, принимать ли обращение «вы» на свой счет – или воспринимать речь как отвлеченный звуковой орнамент). Столь же бесстрастно танцовщица выводит мелом на черной стене «вы» на разных языках. И даже импульсивный, причудливый пластический язык Наарина, им самим изобретенный, нет-нет, да и собьется на чисто классическую балетную речь – с вытянутыми в струну арабесками, округлыми руками и выворотными позициями ног.

И здесь – хитрость устроителей фестиваля. Еще вчера Dance Open открывался в лучшем смысле традиционной «Снежной королевой» Екатеринбургского балета, где под масками детского спектакля и мюзикла скрыт самый настоящий классический гран-спектакль, а вскоре на той же сцене пермяки покажут «Золушку», где сюжет вообще составляет балет в балете, балет про балет. И вот между ними в программе возникает «Вирус Наарина», Батшева, флагман современного танца, давний любимец российской публики и смутный объект ее желания – ах, как бы нам хотелось двигаться так же, быть столь же раскрепощенными, лишенными имперских комплексов, уметь прислушиваться к собственному телу так же, как израильтяне! Но и в ультрарадикальном спектакле, как иногда аттестуют «Вирус Наарина», зритель с удивлением обнаруживает островки стройной классической упорядоченности – и оказывается, что хорошо знакомый по академической сцене язык, попадая в новый контекст, выглядит неожиданно свежо.

В этом смысле все спектакли роскошной фестивальной афиши 2017 года составляют один грандиозный цикл «Путешествие классического танца за тридевять земель и обратно». Мысль нехитрая, но для российского сознания неожиданная: нет непроходимой пропасти между танцем классическим и танцем контемпорари, между спектаклем нарративным и таким, который не рассказывает историй. Ровно поэтому к просмотру обязателен и спектакль Охада Наарина, и все спектакли фестиваля подряд – нужно только очень спешить за билетами, которые исчезают с ураганной скоростью.

Софья Дымова, "Фонтанка.ру"

Опубликовано 14 апреля 2017, 17:32

Другие события

Старинные сейфы, шахматы и поход по чужим квартирам. Что искать в частных петербургских музеях

«Фонтанка» продолжает рассказывать о малых музеях Петербурга, в которые точно стоит сходить. На этот раз в подборке 10 частных площадок: от мини-модели доходного дома в квартире исконно-петербургской семьи до выставок с сотнями сейфовых замков и старинных открыток.

Статьи

>