Фото: фрагмент обложки книги

Яков Гордин расскажет, как армия изменила его судьбу

Версия для печати Версия для печати

«В 1950-е годы интеллигентный юноша, начитавшийся «брутальной» литературы – Ницше, Лондона, д'Аннунцио – после школы добровольно идет служить…» Что вышло — в новой книге Якова Гордина «Моя армия. В поисках утраченной судьбы», а также на встрече с самим автором 10 декабря в музее Ахматовой.



Фото: nlobooks.ru

Служить интеллигентный юноша пошел, чтобы сменить мир книжный на мир реальный и, подразумевалось, «предельно суровый». Потому что, например, один из ранних литературных кумиров Гордина, лондоновский Мартин Иден, изначально парень из низов, моряк, лиха повидал. Словом, требовалось «самовоспитание через преодоление». После выпускных экзаменов в школе юноша помчался в военкомат, попросился немедленно забрать его в армию. Судьба прислушалась к мечтам интеллигентного юноши — предоставила Охотское море: Татарский пролив, Ванинский порт, через который на Колыму переправляли заключенных. Потом были монгольские степи и сибирская тайга. Гордин дослужился до помощника командира саперного взвода и считает, что ему со службой повезло: было интересно — чего только не было (вот чего не было, так это дедовщины). Из армии с ее «жестким бытом» писал письма, родители их сберегли. И вот спустя многие годы Яков Аркадьевич их прочитал. И обнаружил, что он помнит те события совершенно иначе.

В новой своей книге литератор, историк Яков Гордин приводит «хронику двух экспериментов, с судьбой и памятью». И пытается разобраться: а у кого все-таки правда — у того юноши, который именно в армии, кстати, и решил стать писателем — или у него-сегодняшнего?

Слушаем и спрашиваем Якова Гордина 10 декабря в музее Ахматовой, начало встречи в 18.30.

Александра Шеромова

Опубликовано 04 декабря 2019, 13:21

Другие события

Улицы невидимых рисунков. Как петербургские стрит-артисты создают секретные галереи в домах и заводах, пока вы ходите мимо

Споры о легализации уличного искусства в Петербурге ведутся не первый год: они обостряются в моменты, когда коммунальщики закрашивают изображения всем известных личностей, как это произошло с Иосифом Бродским, и ослабевают в периоды без скандалов. Параллельно с «уличными войнами», в конце июля было объявлено о том, что при поддержке Смольного и ЗакСа в городе организуют школу граффити. И рисовать там будут «патриотичные» работы. Корреспондент «Фонтанки» узнал, где спрятаны сотни артов художников, которые не собираются рисовать по указке, и оказался в заброшенном цехе, в закрытом санатории и на рынке, которые можно хоть сейчас превращать в арт-пространства.

Статьи

>