Фото: Павел Ващенков

«То машина застрянет в глуши без связи, то медведя встретишь». Фотографы и блогеры — о своих тайных местах для путешествий по России

26 июля 2020, 11:28
Версия для печати Версия для печати

Границы ещё не открыли, поля Прованса до сих пор недоступны, а на родных пляжах Сочи россиянам не протолкнуться. В этот сложный для туризма коронавирусный год русская природа и ее популяризаторы внезапно обнаружили себя «на коне». Если вы не прочь пройтись по тайным маршрутам в Ленобласти, встретить рассвет посреди тумана или хотя бы мысленно оказаться на заброшенном маяке на Курилах, наша подборка вам пригодится. Фотографы и блогеры поделились списком любимых мест, рассказали, куда ехать за тишиной, а куда — за тюленями и заброшенными маяками на скалах.

«Недавно видел, как медведь спускается по березе»

Павел Ващенков ежегодно отправляется в погоню за северным сиянием в Карелию и зовёт желающих вместе с ним встречать рассветы на озёрах и болотах Ленобласти. Снимки выкладывает на странице @pavel_vaschenkov и уверяет: чтобы найти красивые места, нужно просто выбраться за город.

«Я обычный парень из Питера, который не любит сидеть дома. Сколько себя помню, всегда таскал с собой камеру и снимал закаты, так было и лет 20 назад, когда ещё была пленка, и потом, когда перешел на цифру. Я всегда любил изучать местность, объездил полмира, но любимые места по-прежнему остались практически за домом. Наш регион очень красив, северная природа завораживает. Показать мне есть что, было бы неправильно этим не делиться.

Природный бриллиант всего в 250 км от Питера — национальный парк Ладожские шхеры. Сколько ни приезжаю — не перестаю удивляться, какая же там красота. Сейчас конечно, хлынул поток туристов, появился мусор, а некоторые места сгорели от непотушенных костров, но там по-прежнему супер. Для любителей деревенской темы есть природный парк Вепсский лес: нетронутая природа и аутентичные деревни. Местные жители-вепсы ещё сохраняют традиции.

Практически каждая поездка — это своего рода приключение, то машина застрянет в глуши без связи, то медведя встретишь. Вот буквально недавно видел, как медведь спускается по березе, с самой ее макушки. Пейзажисты немного чокнутые люди: не каждый поедет ночью на болото снимать полнолуние или будет радоваться дождю.

Я бы не стал советовать конкретные места, я бы советовал самостоятельно такие места искать. Мое любимое направление — это Лужский район, а с северной стороны Ленобласти есть красивейшие болота».

«Каждую зиму едем в Карелию ловить северное сияние»

Иван Дементиевский увлёкся фотографией по случаю, а теперь ведёт профессиональный блог @ivandementievskiy, встаёт ночью, чтобы застать туман, снимает для National Geographic и водит желающих в туры.

«Пейзажная фотография появилась в моей жизни случайно: дали во время одного похода в Карелии фотоаппарат в руки и попросили сделать кадр. Одна фотография выиграла в конкурсе, и, вероятно, это стало толчком для дальнейшего развития. Я прошёл курсы, купил плёночный среднеформатный аппарат Pentax 67II и ещё довольно долго снимал на слайды. Тогда фотографы выставляли свои кадры на сайтах, только потом пришло время блогов.

Так уж получилось, что особенно люблю Карелию. С точки зрения логистики, туда попасть не так сложно и дорого как в Якутию или на Камчатку. Начинающим я бы посоветовал попробовать просто сплав по озерам, может быть, с простыми элементами порогов. А когда понравится, человек там найдёт много интересного. Каждую зиму мы едем в Карелию ловить северное сияние, живём в деревне. Это отдельный экспириенс, общение с местными.

Если говорить о путешествиях по стране, я не раз бывал на Камчатке. Туда стоит возвращаться хотя бы за вулканами и океаном. И Якутия. Пожалуй, это самый неисследованный регион».

«Мы с егерем десять дней перемещались по невообразимым пространствам»

Фотохудожник Фёдор Лашков вот уже больше десяти лет путешествует по Ленинградской области, Карелии, Ставрополью и Астраханской области, чтобы на странице @fedorlashkov рассказать о каждом из регионов. Помимо пейзажей снимает животных, растения, архитектуру и всё, что характеризует место, чтобы объединить их в профессиональных тематических фотоальбомах — мини-энциклопедиях о стране.

«Я не блогер и не фотограф, это две вещи, которыми я отличаюсь от многих. Я фотохудожник: создаю проекты, которые в итоге, через пять-десять лет, воплощаются в полноценный профессиональный фотоальбом. К сожалению, сейчас в России это даром никому не нужно, поэтому в какой-то момент я завёл аккаунт в соцсетях для возможности зарабатывать. У меня много учеников, и параллельно с собственной работой я провожу индивидуальные туры, обучаю людей фотоискусству, развиваю в них умение видеть природу. Мы начинали искать места вместе с Арсением Кашкаровым — сейчас известным фотографом — путешествовали по зимней Ладоге в Карелии, под Петербургом ещё лет 10 назад. Тогда таким никто не занимался.

По Ленобласти мы прошли с палками километры, изучили десяток болот за семь лет, нашли тропы. Они безопасны, но самостоятельно ездить по ним не стоит ни в коем случае. Направление стало популярным за последние года два — те, кто побывали там с нами, начали рассказывать другим. На болотах мох как снег, всё только пешком, и, представьте: водные зеркала, островки с соснами, а на рассветах туманы и штиль. Настоящие фототурщики всегда ищут такие места, которые турист сам никогда не сможет посетить. Это главное условие, чтобы поездка стала именно приключением. Самый опасные туры в моей практике — зимняя Ладога. Там встречаются замаскированные закрытые полыньи, которые сразу и не заметишь, я сам несколько раз проваливался под лёд с техникой, падал на ледяных камнях.

 Мои фотопроекты могут длиться десяток лет, я возвращаюсь в разное время и в разный сезон. Одно из самых ярких впечатлений последнего времени — Астраханский заповедник. Он находится в дельте Волги и состоит из трех больших участков, которые идут от Астрахани вглубь к Каспийскому морю. В том районе побережье — гигантская территория тростниковых зарослей, а среди них — сеть из рек, ереков (протоков — прим.ред). Когда я впервые там оказался, мы с егерем десять дней перемещались по этим невообразимым пространствам. Я на три дня остался в засидке — специальной замаскированной хижине, чтобы снимать птиц — наблюдал за цаплями и пеликанами и появилось чувство, будто бы я в фильме BBC.

 Каждый год стараюсь приезжать в заповедник на цветение лотосов. Они распускаются в июле, и их можно увидеть до сентября. Представьте, мы с егерем выезжаем затемно и в тишине встречаем первые лучи в поле огромных цветов.

Несколько лет я мечтал в конце апреля попасть на цветение фруктовых садов, в Ставрополье, в район гор Кавминвод, чтобы снять там волшебный момент, когда деревья только зацветают. Но всё время что-то не складывалось: то мороз ударит, и всё осыплется, то я не могу добраться. Но вот, этой весной получилось. Меня довезли ночью на машине, я поставил палатку, а на рассвете смог сфотографировать эту сказку — белоснежно-розовые яблони, груши и вишни».

«Это заблуждение, что в заповедники сложно попасть»

Туры в российские заповедники и национальные парки около пяти лет назад энтузиаст Александр Емельянов начал организовывать для друзей, а постепенно создал познавательный проект «Глушь». Теперь присоединиться к нему могут все желающие, а часть средств направляются на поддержку активистов и организаций, занимающихся природоохраной.

«Когда-то я плотно работал с заповедниками и нацпарками по музейной деятельности и сувенирным продуктам. Ездил в командировки, и мне нравилось всё, что там происходит. «Глушь проект» начинался для друзей, а потом появились знакомые знакомых, которые просили организовать поездки для них. Пару лет назад я перешёл к организации туров. Это не о деньгах, больше о том, чтобы показать красоту заповедную именно нашей страны. Стараемся ехать на 3 – 5 дней.

У меня свежа память об Ингушетии, заповеднике Эрзи: он мало где упоминается. Некоторые боятся ехать в тот регион, хотя, на самом деле, там всё очень приветливо и красиво. Это Северный Кавказ, и он прекрасен с разных сторон. Там вы можете переехать из Кабардино-Балкарии в Карачаево-Черкесию, и у вас будут разные пейзажи перед глазами: буквально час назад вы были в другом ущелье. Конечно, есть ещё Байкал, где помимо Прибайкальского нацпарка есть ещё Байкальский заповедник. Не все его посещают, а зря: там очень крутой интерактивный музей на берегу. Астраханский заповедник тоже рекомендую, там в последнее время организовали много маршрутов, есть очень красивые экотропы и лотосы. Это заблуждение, что в заповедники и нацпарки сложно попасть: там работают с туристами».

«Путешествовать — не значит выезжать за границу»

В блоге видеографа Константина Ефимова @constantin_efimov — скалы Сахалина, заброшенные маяки с высоты полёта дрона и побережье Охотского моря. Около двух лет молодой человек путешествует по забытым местам и учится снимать природу.

«Я родом из Бурятии, но на острове Сахалин живу уже семь лет. Меня всегда тянуло к природе, в детстве хотел быть путешественником, но так как почти треть жизни служил в армии, долгое время был "невыездным". Я не отчаивался и использовал любую возможность ездить внутри страны. Ведь путешествовать — не значит выезжать за границу.

Я не понимал, как снимать, пока не встретил свою девушку. Это она дала мне азы. Снимаю около двух лет. Как только приехал на Сахалин, меня захватила его невероятная природа. Море здесь повсюду,вы придете к нему, куда бы вы ни отправились. Думаю, на Сахалине в первую очередь нужно добраться до маяка Анива. Чтобы туда попасть, необходимо сначала поехать из Южно-Сахалинска в поселок Новиково, около 100 километров по шоссе и гравийке, а дальше 40 минут по воде. Непросто, но точно стоит того. Анива — уникальное строение XIX века, которое стоит на скале. В последнее время маяк стал местом паломничества, туда проводится много туров.

Наверное, моё любимое место — бухта Тихая и пик Смелый в ней. Они находятся в заливе Терпения на восточном побережье. Основную часть бухты занимают скалы и торчащие из песка большие камни. А на мысе Великан ищите гроты. Их создали ветер, и волны, там есть стоящие прямо в море пещеры, арки, столбы, на которых располагаются колонии птиц.

Остров большой и расстояния бывают большие. До маяка Жонкиер 550 км от Южно-Сахалинска но и есть достопримечательности и не так далеко. Заброшенные строения, корабли когда-то функционировали, там работали люди. И очень интересно посмотреть, что стало с ними сейчас.

В 15 минутах от Южно-Сахалинска — останец Лягушка. Это скала, напоминающая лягушку, которая вот-вот прыгнет. Старые япоские мосты за городом Холмск, так называемые сахалинцами Чертов и Ведьмин мосты с тьмой в туннелях, озеро-лагуна Буссе с устрицами под ногами и лежбища сивучей в городе Невельск — по пути к каждому вы встретите немало красивостей».

Лежбище тюленей, медведи и белый пляж «на краю света»

На странице в Instagram — @vasilina_travel — блогер и фотограф Василина Наумова рассказывает «о жизни на краю земли», то есть на острове Итуруп, выкладывает фотографии поездок с маленьким сыном на дикие пляжи и предлагает присоединиться.

«Несколько лет назад я переехала из Московской области на Сахалин. Все просто, я вышла замуж за сахалинца. Мы жили на острове 3 года, а потом переехали на другой не менее красивый остров Кунашир и там пробыли чуть больше года. Мой третий по счету остров — это любимый Итуруп. Почти два года мы наслаждаемся его красотой. Моя семья всегда рядом: муж, который ворчит на меня, но всё равно помогает в моих начинаниях, и сын.

Я обожаю фотографировать и делаю это с 2015 года. Хочу освоить видеосъемку и монтировать ролики, но пока недостаточно знаний в этом деле, буду развиваться. Второе мое увлечение после фото и видео, это путешествия. Я считаю, что путешествия — не только выезд в другую страну или город, это любая вылазка из дома.

Кайфую от природы, поэтому не очень люблю архитектуру и достопримечательности. Среди лучших мест на Итурупе: лежбище тюленей в Рейдово и столовая для медведей вблизи села Рыбаки, горячие источники «Жаркие воды» в Рейдово и «Курильские ванночки», которые, к тому же, расположены на берегу моря. Большая любовь к острову сподвигла на организацию туров.

За скалы необычной формы люблю Лавовое плато Янкито, а залив Касатка — за побережье Тихого океана с зеркальным пляжем и Чертовой скалой со множеством туннелей. Горячие источники вулкана Баранского — за целебные воды, а Старозаводское термальное поле за кипящие грязевые котлы».

«Я стараюсь снимать свой дом, Сибирь»

Призёр конкурса National Geographic, чьи фотографии четыре раза признавались лучшими на соревновании The best of Russia, Александр Нерозя тоже ведёт страничку в сети. В аккаунте @nerozya делится мыслями после поездок, а с недавних пор выкладывает портреты местных жителей, шаманов и охотников, с которыми знакомится в походах.

«Я, как и многие, когда-то купил цифровую мыльницу и стал фотографировать всё вокруг. Пейзаж в этом смысле казался достаточно простым жанром, где нужен лишь фотоаппарат и природа перед тобой. Мы с друзьями выезжали на закат или на рассвет, чтобы что-то снять. Я не был походником или заядлым туристом, и понял, что природа может быть очень красивой, только когда оказался в природном парке Ергаки. Потом был Байкал, Тува, а два года назад началась Хакасия. Я стараюсь снимать свой дом — Сибирь — в широком понимании этого слова.

Фотографирую места для многих родные, но о которых люди часто не знают. Из тех вещей, которые произвели наибольшее впечатление, это пик Грандиозный, высочайшая вершина Восточного Саяна.
В принципе так сложилось, что наш край богат разными природными локациями. Ведь рядом Алтай, Хакасия, Тува. А они все до сих пор не отсняты. В последнее время стараюсь объединить съемку портретов и пейзаж во что-то одно, чтобы рассказывать ещё и о людях, о том, как они живут, как выглядят.

Я не могу назвать себя путешественником, потому что пейзажист может прийти и сидеть на понравившемся месте день, два или неделю, чтобы поймать нужный свет. У него нет цели посетить как можно больше стран.

Году в 2016 появилось осознание того, что нужно посвятить аккаунт определённой тематике. У меня их несколько, но именно пейзажный стал самым популярным. Фототур пока что был только один, а затем, по понятным причинам, проекты пришлось свернуть. Сейчас в силу сложившихся обстоятельств, думаю, люди переключатся на внутренний туризм. В Сибири туризм имеет свои особенности: очень короткое лето, непредсказуемые погодные условия. И пока что это неразвитая инфраструктура. До пандемии тут всё строилось на энтузиазме отдельных людей».

Для тех, кто соскучился по путешествиям, но пока не готов собирать рюкзак и идти в тур: 

Проект Russian Explorers объединил фотографов-пейзажистов, которые проводят дни в диких лесах, поднимаются на Эльбрус или пешком добираются до Мидаграбинских водопадов в северной Осетии, которые «льются прямо с неба».

В личном блоге основателя этого сообщества, фотографа Александра Мазурова, в числе прочего найдёте снимки из путешествий по Ямалу и северные легенды, встретите народного алтайского сказителя и устроите привал посреди степи.

В аккаунте с незамысловатым названием «Природа России» собраны снимки с разных точек страны. Их авторы фиксировали момент для себя и выложили фото в социальных сетях под хештегом #showmerussia — «Покажи мне Россию».

 Записала Ольга Минеева, «Фонтанка.ру»

Улицы невидимых рисунков. Как петербургские стрит-артисты создают секретные галереи в домах и заводах, пока вы ходите мимо

Споры о легализации уличного искусства в Петербурге ведутся не первый год: они обостряются в моменты, когда коммунальщики закрашивают изображения всем известных личностей, как это произошло с Иосифом Бродским, и ослабевают в периоды без скандалов. Параллельно с «уличными войнами», в конце июля было объявлено о том, что при поддержке Смольного и ЗакСа в городе организуют школу граффити. И рисовать там будут «патриотичные» работы. Корреспондент «Фонтанки» узнал, где спрятаны сотни артов художников, которые не собираются рисовать по указке, и оказался в заброшенном цехе, в закрытом санатории и на рынке, которые можно хоть сейчас превращать в арт-пространства.

Статьи

>