Академия танца Бориса Эйфмана: из воздуха и света

28 августа 2013, 17:18
Версия для печати Версия для печати

Один из самых ожидаемых городских новостроев - здание Академии танца Бориса Эйфмана по адресу ул. Лизы Чайкиной, 2 — полностью готово к приему девяти десятков учеников в возрасте 7 — 11 лет, которых Эйфман отобрал от Москвы до самых до окраин. Накануне официального открытия Академии, намеченного на 2 сентября, Академию как архитектурное произведение представил журналистам сам Никита Явейн, глава архитектурной мастерской «Студия 44», разработавшей проект.

Все на виду

Сооружение общей площадью 12 тысяч квадратных метров стоит внимания как абсолютно оригинальный проект, который, по словам господина Явейна, не имел не только аналогов, но и даже отдаленного образца. Единственное, на что подвластная ему группа архитекторов опиралась, - это идея заказчика, самого Бориса Эйфмана. Суть идеи была в максимальной открытости пространства, в котором каждый на виду у всех и ощущает себя частью целого. Идея не то чтобы нова. По такому принципу выстроены британские элитные школы закрытого типа. Только там центром конструкции выступает гигантский центральный двор — как, например, двор Королевского Итонского колледжа, где обучался известный киногерой Марк Дарси и пять поколений его предков.

В Академии музыки эта идея, надо признать, воплощена уникально. Прямо из центрального входа вы попадаете в хол — не хол, фойе — не фойе, а в такое причудливое место, из любой точки которого одновременно видно 3 — 6 планов: лестничные марши, разноцветные двери тренировочных залов (всего залов 14), стеклянные перекрытия, зеркальные панели, атриумы, оригинальные светильники. Поначалу возникает ощущение гигантского лабиринта, при этом гипнотически притягательного, наполненного воздухом и светом.

Но именно по причине тотальной обзорности, довольно быстро начинаешь ориентироваться в бесконечности переходов. Фактически каждый, кто здесь окажется, — и уж точно каждый педагог — может проследить путь ребенка от общежития до класса или зала. Недостаток тут, пожалуй, один — ровно тот же, что некогда заставил сравнивать элитные английские колледжи с пенитенциарными заведениями, пусть и напоминающими внешне дворцы: невозможность уединиться, сконцентрироваться на внутренних переживаниях, что художнику, порой, необходимее, чем воздух. При этом, надо учесть, что в комнатах ребята в Академии будут жить круглосуточно, и в здешнем общежитии тоже не замкнешься: младшие и средние школьники поселятся по трое в комнате, старшие — по двое. Отдельно впечатлило сообщение о третьем этаже, целиком отданном под медицинский центр — туда журналистов даже не повели, ибо дорогое оборудование уже заведено и помещения закрыты.

Этюды в пастельных тонах

Все стены Академии залы окрашены в пастельные тона десятков оттенков, что изрядно впечатляет. Причем, как рассказал Никита Явейн, залы для малышей декорированы более ярко, для ребят постарше выбраны оттенки похолодней. От пастельной гаммы отошли только один раз — оформляя игровые в жилых помещениях. Там стены солнечные, ярко-желтые — хотя все комнаты общежития (в блоке их две, и на каждый блок — туалет, душевая, гардеробная) ориентированы на юго-восток, и недостатка в солнце вроде бы быть не должно. Но, видимо, учитывался дефицит солнечных дней в наших питерских широтах в принципе.

Самые вместительные

Самые просторные в здании — три помещения (не считая стандартных размеров спортивного зала): бассейн 15 на 6 метров, большой зал размером со сцену в императорском театре (там же предусмотрены порядка ста стульев для родителей) и — ноу-хау «Студии 44» - актовый зал, совмещенный с рекреацией — этакий закуток великанских размеров, где широкие деревянные ступени взлетают вверх, подобно античному амфитеатру, а стену перед ними закрывает белый экран. Если на эти ступени расставить стулья, на них спокойно смогут разместиться до 300 человек.

Вид снаружи: цитадель

Архитекторы «Студии 44» не стали полностью ломать фасад стоявшего на месте нынешней Академии здания: сохранили экседру — нишу в стене, которая по традиции завершается полукруглой аркой. Античное происхождение этого декоративного элемента ассоциируется с классической по сути своей балетной школой: без базовых элементов, упражнений у станка никаким модерном не займешься. На стене слева, которая кажется покрытой геометрическим орнаментом, на самом деле расположены коды знаменитых высказываний о балете. Обещано, что Борис Эйфман расшифрует их в день открытия Академии, 2 сентября.

Несмотря на обилие окон, очевидное находящемуся внутри здания, при взгляде с улицы Академия напоминает непроницаемую крепость: вот тут условие «творчество — процесс интимный и не предназначен для взглядов праздных гуляк» соблюдено полностью. Окна-то есть. Есть даже терраса, совмещенная с центральным залом. Но всё это — на такой высоте или за такими стенами, что снаружи кажется не более чем декоративным, а не функциональным элементом. А для тех, кто внутри, окна свою функцию — света в помещении, как уже говорилось, изобилие.

Особая гордость Никиты Явейна — кирпичная кладка. Уверяет, что лучшая в городе. Выглядит и впрямь практически идеально ровно. И это притом, что задействован был светло-бежевый финский кирпич (он больше подошел по цвету), а у него, как выяснилось, стандарты по размерам гораздо менее строгие, чем у нас. Так что вручную выравнивали каждый кирпичик, отламывая иной раз до 7 миллиметров, и все равно стену ломали трижды, пока и заказчик, и подрядчик не оказались полностью удовлетворены качеством.

Бонусы окрестным жителям

Пока стояли во дворе, к Никите Явейну подошла женщина с авоськой — явно не для того, чтобы выразить восхищение талантом. Она объявила архитектору, что живет в доме по соседству и что на голову ей обрушился потолок, чему виной, разумеется, стройка. Не наше дело разбирать подобные тяжбы, хотя можно предположить, что обитателям окрестных домов пришлось несладко — даже те, чьи потолки уцелели, два года фактически жили на стройке и ходили в родной подъезд по метровому коридорчику. Так вот: наконец и им повезло. Правительство города обязало районную администрацию произвести косметический ремонт окружающих домов, чтобы их внешний облик не так резко контрастировал с роскошным зданием Академии. Плюс, так случилось, что именно к окончанию стройки один из российских заводов освоил выпуск клинкерного кирпича и выложил им дворовое пространство между домами и Академией. Выглядит он совершенно по-европейски, стоит в три раза дешевле, ну а грядущая зима покажет, насколько соответствует евростандарту его устойчивость к погодным условиям.

Жанна Зарецкая, «Фонтанка.ру»

 

Смотреть «от печки»: в KGallery показывают картины Рериха из частных коллекций

В 2024 году российские музеи отмечают 150-летие со дня рождения Николая Рериха: прошёл блокбастер в Третьяковке на Крымском Валу, в ноябре открывается эрмитажная выставка в Главном штабе. KGallery выступает с компактным проектом — в галерее собрали работы учителей Рериха, самого мастера и его учеников. Причём все вещи Рериха созданы до 1917 года, когда художник с семьёй, живя в Великом княжестве Финляндском, оказался за границей. Работы на выставке — из частных коллекций; получился рассказ про непрерывность традиции от Айвазовского до художников по фарфору первой четверти XX века и, конечно, про собирательство.

Статьи

>