Алексей Учитель: Слава Богу, мне не предлагали возглавить «Ленфильм»

27 августа 2013, 15:07
Версия для печати Версия для печати

Коренной ленинградец, «коренной кинематографист» (cын известного документалиста Ефима Учителя) Алексей Учитель нынче большую часть жизни проводит в Москве, но родной город не забывает. Три года назад, возглавив МКФ «Послание к человеку», поднял с восьмого десятка в рейтинге отечественных кинофестивалей на четвертое. Учитель считает, что можно сделать этот кинофест еще лучше, если оставить Петербургу один крупный фестиваль, чтобы не распылять бюджетные средства.

Став президентом МКФ, Учитель не отошел от режиссуры: его фильм «Восьмерка» (по мотивам повести Захара Прилепина), снятый в Петербурге, на днях отправится на кинофестиваль в Торонто. Как и фильм «Майор» режиссера Юрий Быкова, уже собравший коллекцию международных кинонаград – Учитель в этой картине продюсер. Недавно в Фонде кино получил одобрение, а стало быть, и господдержку, давнишний проект Учителя – фильм о Матильде Кшесинской, к съемках которого Алексей Ефимович приступает в начале 2014-го. А в СМИ мелькнула информация, что вместе с Константином Эрнстом и голливудскими кинематографистами Учитель снимет киноверсию оперы «Юнона и Авось» с Владимиром Машковым в роли графа Резанова.

Накануне Дня российского кино Алексей Учитель ответил на вопросы Фонтанки.

- Почему вы уехали из Петербурга в Москву? Тесно вам в родном городе?

- Уехал по семейным обстоятельствам. В двух столицах провожу примерно одинаковое количество времени. Без родного города не могу, считаю себя режиссером петербургским, по духу, прежде всего. Свои фильмы монтирую только в Петербурге и снимаю здесь. Петербург - особая зона, аура, без которой жить не могу.

- Правда, что вам предлагали встать у руля возрождающегося «Ленфильма»?

- Нет, слава Богу, не предлагали, потому что возродить «Ленфильм» чрезвычайно сложно. Дело не только в деньгах, в аппаратуре. Думаю, главная проблема в режиссуре, в сценариях, вот в этом провис. Я уже несколько лет ношусь с идеей создания Федерального центра дебютного российского кино в Петербурге. Если такой центр появится, значит, возникнет и новая производственная база. С этим сегодня просто беда. Приезжают иностранные группы и удивляются, что в таком городе, как Петербург, нет современной базы для съемок, приходится все везти с собой.

- Превращение «Ленфильма» в студию дебютного фильма - такой была одна из концепций развития студии… Но ведь она не прошла, а победила другая концепция, команды нынешнего гендиректора Эдуарда Пичугина…

- Я предлагаю сделать Центр дебютного кино не на базе «Ленфильма», а на базе двух других наших студий – документального фильма («ЛенДок») и научного-популярного («Леннаучфильм»). На Крюковом канале мог бы появиться отличный продюсерский центр с постпродакшном, а съемочная и павильонная база разместились бы на «Леннаучфильме». Эти планы уже разработаны, обоснованы специалистами. Разумеется, новому российскому центру нужна федеральная поддержка, на уровне города не справиться, но, конечно, и помощь города нужна. Сейчас правительство Санкт-Петербурга выразило готовность вкладывать средства в производство петербургских картин, особенно начинающих режиссеров. Это радует, но этого мало - пора шире на дебютное кино взглянуть.

- Нужен ли Петербургу кинотеатр документального фильма, или, может быть, для начала хотя бы два-три зала документального фильма?

- Нам нужен кинотеатр, где бы показывали только российское кино – игровое, документальное, анимационное. Стоит взять брать пример с Москвы, где в самом центре, на углу Остоженки и Садового кольца, открылся кинотеатр-центр документального кино. Отличный зал, кафе, видеотека… Вот бы и нам такой, ведь документальное кино в нашем городе с богатейшими традициями, работают Александр Сокуров, Виктор Косаковский, растет достойная молодежь. Отечественное документальное кино – часть нашей культуры, и как же нам, в культурной столице, без него!

- Одна из новинок киносезона – питчинги в Фонде кино и Министерстве культуры… Не все понимают, чем они отличаются?

- В Фонде кино круг участников питчинга ограничен так называемым лидерами отечественного кино. Их было десять, в этом году добавилось еще две компании…

- Но зачем давать государственные деньги сильным компаниям, которые и так снимают коммерчески успешное кино? Зачем помогать «Елкам-3», они обречены на финансовый успех в предновогоднем эфире? Зачем помогать мультфильму «Иван Царевич», комедии «Джунгли-2»?

- Это действительно вопрос правильный. Я считаю, что идея студий-лидеров, может быть, и здравая, но вопрос в том, каким проектам помогать. Мне тоже кажется странным, что государство дает миллионы проектам, которые точно заработают деньги сами, а значит, еще могли бы наоборот давать что-то государству… Я считаю, что очень мало денег выделяется на дебюты, делается 12-14 картин в год, а нужно делать не меньше тридцати! Один ВГИК каждый год выпускает 50 режиссеров… Но если государство поддерживает проекты большие, серьезные, интересные, которые требуют больших вложений, и частично это будут деньги государственные, мне кажется, это вполне разумно.

- Нужен ли строгий отчет о том, куда ушли бюджетные деньги? На недавнем фестивале «Окно в Европу» провалились картины «Тяжелый случай», «Пельмени», «ЖЖ», которым была оказана государственная поддержка на уровне сценария… Комичной выглядела история с питерским фильмом «Тяжелый случай», который, по словам актера и сценариста Михаила Брашинского, получил деньги на создание «положительного образа участкового милиционера», а на экране выглядел пародий на этот самый образ. Что делать в этом случае нам, налогоплательщикам?

- А ничего не делать, нужно попытаться распознать подвох на ранней стадии. Для этого и нужен питчинг, чтобы режиссер рассказал, что за проект, какие предполагаются актеры, какие силы. Отчетность, конечно, нужна, но деньги-то уже истрачены, фильм снят… Таких картин пруд пруди - деньги тратятся, отдачи никакой. И это печально. Поэтому и нужны по-настоящему компетентные экспертные жюри, чтобы «вычислить», насколько реален, важен, перспективен проект.

- Но все не так плохо, если на ваш новый проект – фильм о легендарной балерине «Матильде Кшесинской» тоже выделены государственные деньги…

- В Фонде кино «Матильду Кшесинскую» принципиально утвердили, а вот какую сумму дадут, пока не ясно. В любом случае, это часть бюджета. Пока мы не начали снимать, всю цифру бюджета не раскрываем. Но для российского кино он очень большой. Впервые в истории кино будут сняты сцены коронации и Ходынки. Одно это потребует колоссальных постановочных усилий, творческих, людских, каких угодно…

- А кто сыграет Матильду? Говорят, Диана Вишнёва?

- На сто процентов ответа пока нет. Мы общаемся с Дианой Вишнёвой, провели замечательные пробы ее дуэта с Данилой Козловским (в роли Императора Николая II. – прим. авт.). Это все очень любопытно. Сложности те же: у Вишнёвой плотный гастрольный график, и мы в продуктивном диалоге пытаемся определить, как все это будет выглядеть. Диана – фантастическая балерина, было бы крайне интересно с ней поработать. Роль очень сложная, балета не так много, в основном, драматическая история. Мы давно ведем подготовительные работы, идут многочисленные пробы, съемки начнутся уже в начале 2014 года.

- А за «Юнону и Авось» вместе с голливудскими кинематографистами вы возьметесь уже после «Матильды»?

- Это ошибка. Какой-то странный вброс произошел в солидное информационное агентство… Мы с Константином Эрнстом и российским консулом сидели в Лос-Анджелесе, перед премией «Золотой глобус», где была номинирована наша картина «Край», и просто разговаривали. Вспомнили «Юнону и Авось», русско-американскую историю: вот хорошо бы снять! С нами никого из критиков не было, ума не приложу, как «информация» просочилась. Хотя, не скрою, проект сам по себе любопытный, я бы с удовольствием за него взялся…

- В начале сентября в Торонто на международный кинофестиваль отправятся ваша новая режиссерская работа – фильм «Восьмерка», и ваша продюсеркая работа – картина «Майор» молодого режиссера Юрия Быкова. Поздравляем! Но, скажите, есть ли толк от призов всех этих зарубежных фестивалей?

- Как только была объявлена программа в Торонто, мы сразу получили в адрес «Восьмерки» несколько предложений от зарубежных селф-агентов. Я третий раз буду участвовать в Торонто. Сначала был «Космос как предчувствие», потом «Край», и вот теперь «Восьмерка». Там есть один только приз – зрительский, вручается одной картине. Но это фестиваль, на котором звезд мировых больше, чем в Каннах, он считается предтечей «Золотого глобуса», «Оскара». Так что для нас он сегодня, пожалуй, самый важный.

- Александр Сокуров по-прежнему снимает и художественные, и документальные картины. А вы будет продолжать документальные фильмы?

- С огромным удовольствием! У нас на студии «Рок» недавно была сделана картина о Мариинском театре и Гергиеве (ее показали на федеральному ТВ-каналу в юбилей худрука Мариинки. – прим. авт.). А у меня есть давняя идея, которую мы с Гергиевым обсуждаем, чтобы четыре всемирно известных режиссера из разных стран: американский, европейский, азиатский, южно-американский, скажем, уровня Кэмерона, сняли четыре портрета этого потрясающего человека. Чтобы получилось четыре часовых портрета. Такого еще не было…

- В последнее время ваша студия «Рок» начала сотрудничать с компанией Тимура Бекмамбетова, которая помогла вам с российским прокатом «Майора»… Какие перспективы у этого громкого альянса?

- Первый наш опыт оказался не очень успешным. «Майор» на международном рынке - картина заметная, в этом сезоне участвовала в Каннах, побеждала в Шанхае и где только ни была, а в России прокатилась плохо (за первые две недели фильм посмотрели всего 8 тысяч зрителей. – прим. авт.), и это беда не только команды Бекмамбетова, это беда наших кинотеатров, которые не хотят брать серьезное кино. Серьезное российское кино должно кататься долго, минимум полгода, пусть на одном сеансе - за две-три недели бессмысленно на что-то рассчитывать: пока Интернет или сарафанное радио разнесет весть про эту картину… Парадокс в том, что «Майор» в первые дни провалился, потом пошел резонанс, и народ стал лучше ходить... Проблема: как донести информацию до будущего зрителя, что такой фильм существует. Деньги государство дает на производство, а ведь надо, чтобы потенциальный зритель узнал об этом фильме – нужные деньги на пиар, рекламную кампанию, а их нет или, если есть, то копейки.

- На одной из конференций по проблемам кино вы обмолвились: «Я давно предлагаю ввести рейтинг режиссеров…» Но кто его должен вводить, насколько реальна идея, кто тормозит ее воплощение?

- Это, скорее, общественная акция. Но этим вполне могло бы заняться и Министерство культуры. Высчитывают ведь рейтинг киностудий, это же уже делается, а сейчас высчитывают рейтинг кинофестивалей, это делают Министерство культуры и Союз кинематографистов. Есть и у режиссеров свои критерии – фестивальные успехи, прокатные, награды… Когда определяют рейтинг студии, то выбирают десятку, и они становятся лидерами, а как быть с режиссерами? Мне кажется, появись рейтинг первых 10-15-ти режиссеров, они имели бы моральное право требовать на свои серьезные проекты государственную поддержку. Допускаю, что далеко не всем моим коллегам такие рейтинги бы понравились, каждый ведь в душе уверен, что он – номер один, но ведь те же шахматисты имеют рейтинги, есть они у политиков, у кого угодно. Один из наших авторитетных киножурналов уже пытается составлять рейтинги режиссеров авторского кино, но по каким критериям – я не в курсе.

- А свое имя вы там находили?

- В авторском кино - находил.

Михаил Садчиков, «Фонтанка.ру»

«Забытая Тэффи», «Чисто российское преступление» и «Никто не вернет 2007». Какие книги взять в отпуск

Отпускной сезон только начинается. Чтобы не думать, что почитать по пути на юг или на другой край света, «Фонтанка» заранее выбрала девять ярких книг, которые скрасят дорогу и лежание на пляже. В списке есть и новинки для любителей детективов и тру-крайма, и для фанатов классики XX века, и для тех, кто скучает по совсем недавним временам.

Статьи

>