Фото: vk.com/volgafilm

«Пиноккио» Маттео Гарроне: Сказка в лучших традициях хоррора

12 марта 2020, 14:18
Версия для печати Версия для печати

В прокате — новая экранизация «Пиноккио», жутковатое зрелище по мотивам знаменитой итальянской сказки.

Маттео Гарроне не зря получил каннскую «ветку» за «Реальность», трагикомедию про артистичного обывателя, который так мечтает попасть в реалити-шоу, что превращает всю свою жизнь в сплошное представление и напрочь стирает границы между игрой и реальностью. Взаимодействие сказки и действительности — вообще «его» тема. Даже вроде как «социальные» фильмы Гарроне — «Догмэн» или «Гоморра» — все равно в итоге превращались в гимн человеческой фантазии и воображению; под их натиском обыденность трещала по швам. Главное — что у Гарроне сказка всегда жестче и страшнее правды: заигравшись, герой просто в рамках полета фантазии крушит все вокруг и кромсает всех кто попадается под руку (как криминальная «шестерка»-парикмахер в «Догмэне»).

То, что Гарроне снова взялся за сказочный материал, ещё радостнее, учитывая, что прошлый его опыт, «Страшные сказки» по мотивам новелл Джамбатиста Базиле был более чем удачный. Правда, несколько смущал сам материал: «Пиноккио» все-таки слишком хорошо знаком, есть диснеевский мультик. В конце концов, совершенно точно фильм привлечет внимание «семейной» публики, придется иметь с ней дело, а значит, в чем-то себя ограничивать. Возможно, в самом главном — зрелищности, двусмысленности, жестокости, физиологизме. Наконец, неизбежны сравнения — и ладно бы только с первоисточником и диснеевской продукцией. Скоро появятся еще две версии сказки, одна краше другой: Гильермо дель Торо снимает мультик для Netflix, а другой визионер, Роберт Земекис — игровой ремейк для студии Disney. 

Сам сюжет сказки Гарроне, в общем, не изменил. Столяр Джепетто находит деревяшку, делает из той фигурку мальчишки, тот оказывается живым хулиганом и отправляется на поиски приключений. Кукольный театр, школа и пара разбойников, знакомые русскому читателю по «Золотому ключику», прилагаются. Как и почему-то отсутствующий в истории Буратино нюанс: нос Пиноккио становится длинным, когда он врет.

 

В отличие от «Страшных сказок», где засветились и Сельма Хайек, и Венсан Кассель, и Тоби Джонс, в «Пиноккио» суперзвезда всего одна. Зато самая яркая: Джепетто играет Роберто Бениньи. С одной стороны, тут имеет место такой хитрый трюк: оскаровский лауреат уже перевоплощался в Пиноккио в собственном фильме. С другой, Бениньи актер очень яркий, у него маленьких ролей не бывает. Даже если он появляется в кадре на полминуты — перетягивает на себя все внимание. С третьей, этот артис (в отличие от другого итальянского премьера, Тони Сервильо, который в качестве Джепетто планировался поначалу) абсолютно соответствует типажу фирменного гарроневского героя, экспрессивного весельчака из рабочего класса, неунывающего простака.

Гарроне срывает банк за счет идеально выбранного союзника, британца Ника Дадмэна. Чтобы было ясно — это тот самый человек, который придумал и сделал персонажей «Пятого элемента», Джокера-Николсона из старого «Бэтмена» и Пугало из нового, нолановского, а также всех героев в киноверсиях «Гарри Поттера». Лучший в мире специалист по спецэффектам и гриму, а главное — по тому, как из них собрать яркий, правдоподобный и запоминающийся образ. Он работал с Гарроне и над «Сказками» — но там был просто добротный подбор цвета, щетины, волос и носов, создание из этого нехитрого инструментария сказочного мира. В «Пиноккио» Дадмэн вместе с Гарроне создает кое-что похитрее. Именно через визуальное решение они реализуют тот самый конфликт быта и волшебства, фантастики и реальности. Пиноккио одновременно явно деревянный (каждая полоска видна, вся фактура ощущается через экран, пластика вполне кукольная) и при этом очень живой: с хитрыми глазками, бойкой мимикой, а процесс роста носа показан максимально физиологично, даже страшно за ребенка становится. Разбойники Кот с Лисом вроде как животные, но при этом выглядят как страшные оборотни, поросшие шерстью. Сверчок — ну, как его показать на экране — больше похож на пришельца-мутанта, зеленого и светящегося. Да и борода Манджафуоко (то есть Карабаса-Барабаса) совершенно естественная, ни капли бутафории. Совсем неожиданно эти эффекты срабатывают, когда дело касается собственно злоключений героя — грабеж, суд, тюрьма, висение на дереве показаны не просто физиологично и натуралистично, а прямо-таки в лучших традициях хоррора.

С одной стороны, это вроде как противоречит самому духу сказки — тем более, такой условной, да еще с большой долей театральности. С другой — именно такое решение и превращает «Пиноккио» в фирменную гарроневскую историю про то, как опасны приключения и чудеса. Этот «Пиноккио» — вовсе не похождения деревянного весельчака, пусть родители не заблуждаются. Это мрачная и жутковатая история взросления через муки (в том числе, физические) и поединки. Может, конечно, у Дель Торо и Земекиса будет что-то более зрелищное и эффектное, но серьезнее и страшнее сказку снять вряд ли выйдет.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру»

«Его портрет — в каждой работе». Открылась посмертная выставка создателя «Петербургского ангела»

«Фонтанка» побывала на персональной выставке скульптора Романа Шустрова и узнала, как обстоят дела с установкой памятника петербургской старушке

Статьи

>