«Говорить о провинциализации культуры Петербурга — ханжество и снобизм». Екатерина Галанова — о бренде города, Теодоре Курентзисе и планах на сезон

11 октября 2019, 13:38
Версия для печати Версия для печати

Петербург — не культурная столица, приезд Теодора Курентзиса — не великое событие. «Фонтанка» ревизовала мифы о культуре Петербурга вместе с руководителем творческого бренда Dance Open. Мы также узнали, кто приедет на фестиваль Dance Open в 2020 году, и почему Пушкин — это не скучно и не страшно.

— В последнее время все чаще приходится говорить о провинциализации культурной жизни Петербурга. Масштаб выставок, театральных проектов уже не тот, мы едем за интересными событиями в Москву. Вы это замечаете?

— Категорически не согласна с такой оценкой, и сейчас объясню, почему. Мы существуем не в безвоздушном пространстве, а в определенных, в том числе и финансовых условиях. Бюджет в культуре имеет значение, говорить иное — ханжество, снобизм и несправедливость. Невозможно спорить с тем, что в Москве больше денег, и на культуру их выделяют больше, число спектаклей и театров там выше, художественные возможности разнообразнее. Утечка творческих сил в Москву происходит и по естественным причинам — просто потому что это столица.

Но в Петербурге понятию «культура» придается совсем другое, едва ли не сакральное значение. Даже при отсутствии возможности использовать сверхдорогие декорации, технологии и реквизит, постановки петербургских театров — всегда про смыслы. В нашем городе почти отсутствует такое понятие «шоу-бизнес» в культуре, тогда как в Москве многие проекты создаются именно по таким канонам, несут совершенно другой энергетический заряд.

Культура в Петербурге живет не плохо, но и не превосходно. В городе сегодня остро не хватает площадок. Прекрасный Театр балета имени Якобсона получает «Золотые маски», работает без своего помещения — у этого молодого, выступающего на высочайшем уровне коллектива есть только репетиционная база. Борис Эйфман ждёт собственный театр уже много лет. У замечательной «Мастерской» Григория Козлова каждый спектакль — чудо, но возможно ли назвать то помещение, которое этот коллектив занимает в Невском районе, комфортным, хорошо оборудованным? Не имеют собственной площадки и такие коллективы, как Небольшой драматический театр, Театр Дождей, а также серьезные оркестры — Русский оркестр имени Андреева, Санкт-Петербургский государственный симфонический оркестр.

— Как вы, в таком случае, видите задачу для культуры Петербурга? И что культурная общественность может сделать сама, не надеясь на внешние силы?

— Это очень серьёзный вопрос, который не имеет однозначного ответа. Конечно, мы можем придумать и предложить стратегию развития, но дело не только в этом. Прежде всего, надо прийти к пониманию того, что в Петербурге культура является градообразующей историей. В каком-то другом месте эту функцию может выполнять промышленность или торговля. Но у нас так исторически сложилось, что культура — начиная с творческого образования, музыкальных и художественных школ, и заканчивая самыми грандиозными проектами — влияет на качество жизни. Я, как и многие другие петербуржцы, не смогла бы жить в городе, где есть полтора театра и нет масштабных событий.

Думаю, что творческие умы, лидеры мнений этот город любят, и это их объединяет. Полагаю, что хорошие спектакли, проекты и коллективы должны поощряться согласно их успехам. Проблему же с отсутствием прокатных площадок надо решать максимально быстро: ситуация близка к катастрофе и для оперно-балетных, и для драматических театров. За два-три года можно что-то построить, причём одну и ту же площадку при желании поделить между несколькими коллективами.

— Вы говорите о провинции и столице в финансовых категориях. Но ведь есть ещё и ментальная составляющая. Приведу пример. Летом в Петербург переехал оркестр musicAeterna Теодора Курентзиса — событие великое для нашего города. Но в Facebook все больше обсуждали, какой вред этот коллектив может нанести Дому Радио и другим коллективам, которые там арендовали студии.

–- Я бы не сказала, что переселение Курентзиса великое для нас событие, но это, безусловно, событие престижное и знаковое. Оно точно оживит музыкальную жизнь Петербурга, дополнит её интересной краской. Я проводила репетиции в Доме радио, и никакой проблемы в этом переезде не вижу. Архивы, музей остаются на месте, а если здание на Итальянской, 27, приведут в порядок, будет совсем хорошо. То, что в наш город приехал прекрасный, значимый творец, ещё пока ничего не сделал, просто территориально переместился — а мы уже погрязли в обсуждениях, меня, конечно, удивляет. Провинциальность именно в этом, а не в том, что что-то организовано плохо. Уже не помню, какой политический деятель и в какой момент назвал нас «культурной столицей», но пора вытряхнуть из головы весь этот мусор, приевшиеся формулировки. Давайте лучше начнем системно анализировать ситуацию и работать.

Екатерина Галанова
Екатерина Галанова

Фото: Кристина Арден, предоставлено творческим брендом Dance Open

— Если определять себя не как культурную столицу, то как?

— Определения не имеют первостатейного значения — зачем говорить штампами? Но давайте отталкиваться от того, что мы по факту не столичный город, а регион, но при этом регион, посещаемый туристами, и регион, где, как я уже говорила, культура суперважна. Мы надеемся, что власти города, которые и так серьёзно относятся к культуре, к этому прислушаются и будут относиться к ней ещё серьёзней.

— Один из трендов последнего времени — перенос творческой жизни из центра города на окраины. Насколько вы поддерживаете такие инициативы и готовы ли сами к ним присоединиться?

— Если говорить о театральной жизни, то не вижу в этих инициативах смысла. Принимая решение, идти или нет на тот или иной спектакль, я думаю, все-таки надо руководствоваться не территориальным расположением объекта, а качеством продукта. С точки зрения логистики, как правило, центр является ближайшей точкой, где бы ты не находился: к примеру, с севера Петербурга до Невского проспекта ехать ближе, чем до Невского района. Кроме того, это ещё и определённая амбьянсная история: театр — не булочная, куда ты должен иметь возможность забежать после работы. Это серьёзный поход, который стоит значительных денег и времени. Этот поход должен быть красивым, и он точно будет красивым, если вы находитесь в центре. Но, если речь идет о библиотеках, лекториях, домах культуры и инновационных культурных площадках, то они, конечно, должны быть в каждом районе как центр притяжения. И происходящие там события должны быть доступными и качественными.

— Вы любите рассуждать о том, как культурные события становятся брендами и помогают продвигать города на международном рынке. И в пример обычно приводите Зальцбургский оперный и Эдинбургский театральный фестивали. А что в Петербурге может стать такого рода точкой роста?

— Их множество, и я говорю не только о Dance Open, но и о фестивалях «Дягилев P.S.», «Послание к человеку», Stereoleto, Open Look, «Точка доступа», Earlymusic, «Ночи музеев» и других прекрасных проектах, достойных этого города.

— Давайте согласимся, что ни один из этих фестивалей не сравнится по числу привлечённых туристов с Зальцбургом или Эдинбургом.

— Всегда надо понимать, с чем мы сравниваем. Эдинбургский фестиваль родился после войны, Зальцбургскому скоро будет сто лет. У них многомиллионные бюджеты. Как кейс Петербургу, наверное, ближе музыкальный фестиваль Вербье, которому всего двадцать лет. Когда он раскручивался, существовала только швейцарская деревушка в горах, и местные власти были обеспокоены, что у них в зимнее время всё хорошо, потому что есть горнолыжный курорт, а летом зеленые луга с пасущимися коровами мало кого привлекают. Они придумали этот фестиваль и вложили огромные средства в его продвижение, в том числе занимались международным маркетингом.

Технологии продвижения таких событий — не секрет, они стоят определенных денег. Но, помимо финансовой поддержки, существует ещё и административная. Сейчас для Петербурга упростили визовый режим — с октября иностранцы могут приезжать к нам по электронной визе — и это повлияет на наши процессы. На Dance Open и так приезжают иностранные туристы, бронируют отели и оставляют свои деньги в городе, теперь их будет ещё больше.

— Если мы заговорили о Dance Open, то очень хочется узнать, кого вы привезёте на следующий фестиваль.

— Всю программу раскрывать пока рано. На Dance Open будет несколько совсем свежих премьер этого сезона, и ещё несколько премьер мы собираемся отсмотреть в ноябре. Фестиваль пройдет с 14 по 27 апреля, как и всегда, — на исторической сцене Александринского театра.

— Видела на днях ваш пост в Instagram из Штутгарта. Верно ли я понимаю, что один из спектаклей может приехать именно оттуда?

— Вы меня раскусили: мы привезём Штутгартский балет. В Петербурге он в последний раз был в 1985 году, то есть практически никогда не был. Это труппа очень высокого уровня с прекрасными танцовщиками и интересным репертуаром. Они в замечательной форме и, безусловно, нам очень радостно, что в 2020 году этот коллектив приедет к нам.

— Чтобы окончательно развеять мнение о Петербурге как «культурной провинции», назовите пять событий в нашем городе, которые за последний год доставили вам удовольствие.

— В 2018 году в Манеже работала невероятная выставка «Хранить вечно», которую создал художественный руководитель БДТ Андрей Могучий. Это одно из самых сильных впечатлений в жизни. Могучий удивительно работает с пространством, причём даже сложно описать технологии, которыми он пользуется. Нам очень повезло, что в нашем городе есть такой мастер. Спектакль «Дон Кихот» театра Якобсона в постановке Йохана Коббoрга — чудесная, весёлая, изящная штучка. Я с удовольствием посмотрела в театре Музкомедии спектакль «Девчонка на миллион» с Максимом Леонидовым в главной роли. Кстати, этот же театр очень трогательно отметил свое 90-летие, во время вечера я несколько раз чуть не заплакала. Концерт был очень длинным — театр попытался вывести на сцену как можно больше исполнителей, даже тех, кто уже ушёл на пенсию. И я вдруг поймала себя на том, что остро ощущаю, как люди на сцене обожают это место. Они воспринимали это как свой собственный день рождения.

— А если заглянуть в ваш календарь, то какие планы мы там увидим, например, до конца 2019 года? Что для вас must see?

— Сейчас я, действительно, открою свой планер и расскажу, куда собираюсь — пусть не до конца года, но в ближайший месяц. В Штутгарт уже можно не ехать, но, на самом деле, 13 октября там покажут вечер балетов Ицика Галили, Йохана Ингера и Акрама Хана — это не премьерная история, но очень интересная. 12 октября я очень хотела бы пригласить всех — но, по-моему, уже не осталось ни одного билета — в Большой зал Филармонии на спектакль «Веселое имя — Пушкин», созданный Dance Open при поддержке комитета по культуре. С 25 по 28 октября Театр имени Станиславского и Немировича-Данченко покажет в Москве «Дон Кихот» в редакции Нуреева, очень любопытной. Эта труппа сейчас в потрясающем состоянии, туда пришел изумительный руководитель балета, бывший танцовщик Парижской оперы Лоран Илер. В самой Парижской опере с 25 октября и почти каждый день — новая постановка модного хореографа Кристал Пайт, определённо достойная внимания.

— Премьера спектакля о Пушкине — уже завтра. Вам не страшно браться за классика, чье имя за последние 220 лет порядком забронзовело?

— Не страшно — но не потому что я бесстрашная, а потому что есть Вениамин Смехов (артист написал сценарий спектакля и занимался его постановкой — Прим.ред.).

— Что нового о Пушкине вы сами для себя открыли, работая над «Веселым именем...»?

— Я бы не ставила таким образом вопрос. Там совершенно удивительный состав — Кортнев, Сурганова, Высоцкий, Геллер. У каждого свой Пушкин, и при этом все они сами по себе — настолько разные, талантливые и безумно интересные артисты. Спектакль не открывает новое о Пушкине, но позволяет стать ближе к нему — не к памятнику и не к хрестоматийному герою, а к живому человеку.

Беседовала Елена Кузнецова,

«Фонтанка.ру»

 

«Алиса не любит гостей». Кинотеатры после ультиматума прокатчиков перестают тайком показывать западное кино

Российские кинотеатры до 12 мая убрали из расписания нелегальные показы западного кино, проводившиеся в рамках «аренды» или «предсеансового обслуживания». Первым на это обратил внимание «РБК», «Фонтанка» проверила сайты сетей и отдельных кинотеатров, обычно показывающих петербуржцам западное кино без прокатных удостоверений, и, действительно, не нашла таких показов.

Статьи

>