Фото: Yi-Chin Lee/Imago/TASS

Женоненавистничество, манипуляции, шок и скука: Шесть кураторов — о современном искусстве, которое их раздражает

08 октября 2019, 17:23
Версия для печати Версия для печати

Неподготовленных современное искусство может шокировать, раздражать. Оказывается, кураторов тоже. Независимый куратор из Швеции Ульрика Флинк даже запустила в интернете хэштег #konstsuger («искусство отстой»): «Не стесняйтесь говорить открыто, если искусство вам не нравится».

В Петербурге 3-6 октября впервые прошел Кураторский форум — на одной площадке собрались те, кто делают крупнейшие выставки современного искусства по всему миру. «Фонтанка» спросила экспертов, а был ли у них раздражающий опыт взаимодействия с искусством. Мы также попросили дать советы, как научиться понимать современное искусство, и объяснить, почему это важно.

В портфолио кураторов, с которыми мы поговорили, — выставки масштаба Венецианской и Ирландской биеннале, «Манифесты», проекты в лондонском Tate Modern, Стокгольме, Хельсинки, Сан-Паоло, Пекине, Москве и других городах.

Бассам Эль Барони (Египет / Финляндия):

Как понять современное искусство: «Современное искусство глобально и состоит из очень разных идей, подходов, практик, направлений. Сказать однозначно, что такое современное искусство, уже нельзя. Его даже необязательно видеть на выставке. Ты смотришь пару картинок, читаешь текст, понимаешь контекст. Такой портативный вариант, передается через интернет… Понимание современного искусства зависит и от места, где его создают и показывают. В некоторых городах на него работает огромная pr-машина, как в Лондоне, где каждый может посетить галерею или музей, об этом пишет пресса. А есть города, где оно только проявляется.

Современное искусство может работать со сложными проблемами и дать прочувствовать их. Когда читаешь книгу или текст, редко достигаешь подобного уровня переживания и понимания. Мы должны готовиться к глобальному потеплению, все люди будут жить в пустыне, это реальность для каждого. Искусство может нас научить понимать пустыню».

Бассам Эль Барони
Бассам Эль Барони

Фото: Павел Каравашкин/"Фонтанка.ру"

Об искусстве, которое шокирует: «Конечно, такое было. До сих пор есть художники, которые любят тактику шока. Но я не люблю это, поскольку, как только шок прошел, — смысл работы пропал. Это сбивает с толку зрителей».

Снежана Кръстева (Болгария / Россия):

Как понять современное искусство: «Современное искусство может отпугнуть, поскольку искусство не остановилось в развитии на импрессионистах. Весь XX век оно питалось научным и технологическим прогрессом, войнами, кризисами, общественными проблемами. Оно настолько выплеснулось в реальность, что сейчас сложно понять границу между искусством и жизнью. А жизнь пугает людей. То, что мы видим на улице или в новостях каждый день — тоже пугает. Поэтому и современное искусство ведет себя так же, оно находится очень близко к жизни. Мы не всегда понимаем собственную жизнь, следовательно, и к искусству часто плохо относимся. Но если вы боитесь современного искусства, вы боитесь жизни».

Снежана Кръстева
Снежана Кръстева

Фото: Павел Каравашкин/"Фонтанка.ру"

Об искусстве, которое раздражает: «Меня возмущает искусство, которое сделано плохо. Или то, которое хочет мною манипулировать. Последнее, что я помню, — фильм Джона Акомфры. Когда впервые увидела его, первое впечатление было, что у меня хотят специально вызвать чувство умиления, вины. Это не совсем фильм, не игровой. Там шесть экранов, невероятная музыка. Прослеживается человеческая жизнь от рождения до смерти. Происходит много событий, и в один момент появляется фигура посреди пейзажа и ничего не делает, просто стоит. В конце у тебя такое отторжение к этой фигуре — показывают ужасные эксперименты, шокирующие исторические кадры, а человек просто стоит и смотрит. И ничего не делает. И ты испытываешь такой гнев!»

Мария Вейц и Анна Биткина, ТОК (Творческое Объединение Кураторов, Россия):

Мария Вейц и Анна Биткина
Мария Вейц и Анна Биткина

Фото: Павел Каравашкин/"Фонтанка.ру"

Как понять современное искусство: «Сейчас много информации на доступном языке, подкасты, видео, статьи в Интернете. Если боязно идти в музей, стоит выбрать небольшую галерею, просто зайти с улицы. Надо избавиться от этого страха советского и постсоветского образования, что если ты чего-то не знаешь, то тебя будут ругать.

Современное искусство объясняет, как мы можем общаться с миром. Мы любим работать с публичным пространством, сотрудничаем с иностранными художниками. В проекте Fast Forward to the Future делали мастер-класс для подростков из Петербурга и Стокгольма, которые работали со шведскими художниками. Они использовали трафаретную печать на футболках, сумках. Мы показали, что каждый с помощью простых техник может высказаться на тему, которая его волнует. Не обязательно быть суперпрофессионалом».

О негативном опыте в современном искусстве: «Любое искусство, неважно, современное оно или несовременное, сделанное пару лет назад, пару веков назад — оно вызывает физиологическую реакцию. Если художник ставит задачу шокировать, как правило, он этого добивается. Но самое неприятное чувство, которое может сложиться — разочарование и скука. Когда ты пришел на выставку с ожиданиями, но они никак не оправдались. Недавно такое было в музее, не в России, где проходили одновременно четыре выставки. И их курировал один и тот же человек, он же директор музея. Это просто неприлично».

Галит Эйлат (Израиль / Нидерланды):

Галит Эйлат
Галит Эйлат

Фото: Павел Каравашкин/"Фонтанка.ру"

Как понять современное искусство: «Наше восприятие современного искусства напрямую зависит от того, кто его показывает. Если современное искусство вызывает негативные эмоции и заставляет человека переживать вину или, наоборот, веселит, — это не связано с искусством как таковым. Причина в культуре и принятых нормах. Тот или иной тип искусства находит поддержку, — его выставляют. И если человек избегает или опасается современного искусства, он должен понять, что дело не в искусстве, а в том музее или галерее, представляющих его публике. Музей выбирает методы демонстрации, и не всегда это совпадает с видением художника. Поэтому зрителю нужно выбирать не искусство, а место, где есть то искусство, которое ему ближе».

Самое лучшее в современном искусстве: «Оно может рассказать человеку о том, о чем он еще не думал, о том, что происходит сейчас».

Об искусстве, которое не нравится: «Многие картины модернизма. Чем старше я становлюсь, тем больше они меня расстраивают. Мне неинтересно смотреть на это женоненавистничество, на очередного художника-мужчину. Почему я должна этим интересоваться? Например, Пикассо, все знают его, Пикассо — женоненавистник».

Ави Фельдман (Израиль / Германия):

Ави Фельдман
Ави Фельдман

Фото: Павел Каравашкин/"Фонтанка.ру"

Самое лучшее в современном искусстве: «В нем есть место для критического мышления и раздумий. Размышления, страдания, счастье, грусть, любовь, ненависть — это основные моменты нашей жизни от рождения до смерти. И искусство старается затронуть все аспекты жизни, помогает узнать лучше себя и людей вокруг, понять близких и даже незнакомых. Работая со страданием, искусство работает с тем, что значит быть человеком в наше время. Отличие современного искусства в том, что оно часто намеренно заставляет нас смотреть туда, куда мы обычно не заглядываем. Эти вещи широко не обсуждаются, им не уделяют внимания, их избегают. Но, когда мы их узнаем, то получаем более сложное представление о мире».

Об искусстве, которое нравится: «Я люблю взаимодействовать с искусством, принять участие, а не просто пассивно наблюдать. Это позволяет мне построить собственное видение и смыслы. Такой была выставка Йоко Оно, которую я посетил почти двадцать лет назад и я до сих пор ее помню. Нужно было залезть с лупой на самый верх высокой лестницы и прочесть на потолке слово, написанное крошечными буквами. Это было слово «Да». Очень сильное впечатление. Искусство и не должно быть идеальным или законченным, хорошо, когда есть пустые места, которые зритель может заполнить. Такое искусство очень сильное».

Об искусстве, которое раздражает: «Нет ничего, что злит меня или расстраивает. Не могу вспомнить».

Наталия Щетинина, специально для «Фонтанки»

Ванька мокрый, разминирование и 10 человек в час. Что ждет петербуржцев в музеях-заповедниках после открытия

Ворота пригородных парков открылись, но горожане пока туда не хлынули. «Фонтанка» узнала у директоров музеев-заповедников, как изменятся условия доступа и цены.

Статьи

>