«К звездам»: Игры с классиками и Брэдом Питтом

26 сентября 2019, 14:27
Версия для печати Версия для печати

В кинотеатрах начали показывать «К звездам». Фильм со звездным составом мировой величины — не столько про космос, сколько про то, что мы о нем привыкли думать.

Пожалуй, более странного материала для фильма Джеймса Грэя, чем космос, не придумать. Он очень приземленный автор, даже социальный: самая известная его работа — это многим памятная «Маленькая Одесса» с Тимом Ротом. У режиссера, кстати, вообще особые отношения с русской культурой и эмиграцией — он, скажем, единственный, кто активно снимает диву советского кино семидесятых Елену Соловей (пусть и в маленьких ролях). Спиритуальные путешествия и визуальные трюки — не его сфера. Тем любопытнее результат.

«К звездам» сюжетно Грэй строит, скорее, как семейную драму, эдакое роуд-муви, только развивается оно не на хайвее, а в космосе. Астронавт Рой Макбрайд (Брэд Питт) узнает, что его отец, тоже покоритель межпланетных просторов, вовсе не погиб много лет назад, а исчез. И, как считают специалисты и функционеры из НАСА, жив-здоров. Макбрайда-младшего снаряжают в экспедицию, искать отца.

При этой простоте и камерности сюжета, стилистически фильм абсолютно в контексте «космизма». Оператор Хойте ван Хойтема — тот, что снимал с Ноланом «Дюнкерк» и «Интерстеллар» — живописует черные дыры, сияющие звезды, играет с пространством, лишая его границ, постоянно подчеркивая бездонность. Композитор Макс Рихтер тоже идет проверенным путем: наводняет корабли и туманности шумами, гулами, стуками и прочей синтезаторной мистикой. И Ван Хойтема, и Рихтер сознательно отказываются от своих фирменных новшеств и экспериментов. Вместе с Грэем они не ставят перед собой такой задачи — сказать что-то новое о космосе. Они, скорее, напрямую вступают в диалог с классиками. С Кубриком и Тарковским, «Солярисом» и «Космической Одиссеей». Их образы узнаваемы — космос как место встречи с самим собой, со своими страхами и желаниями, как единственная точка, где человек может успокоиться и взглянуть на мир и на самого себя отстраненно, как пространство сильнейшего переживания, наконец. Не зря одну из важнейших ролей здесь играет хранитель традиций романтики полувековой давности, Дональд Сазерленд, работавший с Феллини и Бертолуччи. И не зря ему достался образ своеобразного наставника астронавта Макбрайда.

Оттуда, из времен основательных, больших актерских ролей, и те задачи, которые Грэй ставит перед Брэдом Питтом. Он все два часа присутствует в кадре и все два часа — сплошь на крупных планах, подробно, детально.



Фото: скриншот видео

С другой стороны, есть тут и игры с современными веяниями и технологиями. Два ключевых актера — Томми Ли Джонс и Лив Тайлер — вовсе «работают на удаленке», то есть фигурируют в архивных кадрах и видеопосланиях, в «реальности» у них на каждого по одному эпизоду.

При желании «К звездам» можно считать одновременным спин-оффом или сиквелом и «Соляриса», и «Одиссеи» Кубрика. Грэй не «встает на плечи гигантов», не стремится их реактулизировать. Наоборот — перенимая их манеры, приемы, техники, наглядно демонстрирует, что иллюзии шестидесятников оказались пшиком. Они верили в психодел, теплоту другого человека, роковые минуты существования вселенной. Они надеялись на космос. А космос ожиданий не оправдал. Он не стал местом встречи с вечностью. Другие планеты мертвы, мы одни во вселенной. Даже тени и призраки в межзвездном пространстве не обнаружены.

Все, что он способен дать человеку — лишь переживание, ужас перед черной бездной и сознание своей ничтожности. Хотя кто сказал, что этого недостаточно?

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру»

Что случается в полнолуние. В Петербурге выступил Театр танца Пины Бауш

Вместо фестиваля «Александринский», переехавшего на 2022 год, под его эгидой выступил легендарный немецкий коллектив, завороживший зал своим спектаклем на музыку Тома Уэйтса, Амона Тобина, The Alexander Balanescu Quartett и других.

Статьи

>