Фото: Павел Каравашкин/"Фонтанка.ру"

Что немцу хорошо, или Как в Петербурге проходил Дрезденский бал

01 сентября 2019, 12:37
Версия для печати Версия для печати

Последний вечер лета Петербург отметил светским мероприятием высокого международного уровня – Дрезденским оперным балом. Площадь искусств перекрыла красная ковровая дорожка, ведущая полукругом от Михайловского театра до Филармонии, билеты за баснословные десятки тысяч рублей разлетелись где-то поровну между Россией и Германией. Вот только ожидаемые VIPы так не приехали, и главными звездами оказались ведущие церемонии – Оксана Федорова с Томом Влашихой и Евгений Плющенко с Яной Рудковской.

У себя в Дрездене этот бал – что-то среднее между «Оскаром» и «Евровидением»: он собирает полную площадь людей перед зданием Оперы Земпера, на ней проводится шоу, концерт, прямая трансляция на весь мир, ВИП-гости в нарядах дресс-кода black tie (платья в пол для дам, смокинги и фраки – для мужчин) проходят по красной дорожке и исчезают в здании, где получают награды.

Для Петербурга дресс-код тоже установили. И так как значительную часть аудитории составили гости из Германии, которых туристическими автобусами подвозили к красной дорожке, он был по большей части соблюден. Россиянам пришлось труднее: за повальным неимением правильных нарядов, одни вспоминали поговорку «нельзя, но если очень хочется, то можно» и надевали более короткое, другие вытаскивали тортообразные платья свидетельниц летних свадеб, а некоторые вообще решили, что бал – это что-то из времен Пушкина, поэтому подразумевает сценический костюм по моде того времени, с плохо сходящимся корсетом и туго завитыми локонами на голове.
Впрочем, врио губернатора понравилось: Александр Беглов, поприветствовавший гостей сразу после видеообращения Владимира Путина, отметил обилие красиво одетых людей в зале.

А больше говорить было, в общем, и не о чем: если не приезжает главный, первых лиц политики и экономики ждать не приходится. А главный не приехал. Не приехал и экс-канцлер ФРГ Герхард Шредер, которого должны были, на минуточку, награждать. В стопке карточек ВИП-гостей, заготовленных у пресс-вола, «Фонтанка» увидела имена вице-губернатора Олега Маркова, полпреда Александра Гуцана, председателя совета директоров «Газпрома» Виктора Зубкова. Но карточки остались невостребованными.

Меж тем, культурная программа шла по расписанию: отклониться от него было нельзя из-за прямой трансляции. Начали почему-то с музыки современного композитора Антона Лубченко к кинокартине 2017 года «Три дня до весны» – вообще-то о блокадном Ленинграде. Когда информацию об этом произнесли со сцены, аплодисменты в зале стали ощутимо настороженными. Впрочем, поприветствовать немецких гостей таким образом решил сам организатор бала, который лично составлял программу, – Ханс-Йоахим Фрай. В концерте звучал «Вокализ» Рахманинова в спорном исполнении саксофониста Игоря Бутмана, «Лебедя» Сен-Санса сыграл виолончелист Сергей Ролдугин, Альбина Шагимуратова исполнила вокальный аттракцион «Соловей» Алябьева, выступали Василий Ладюк и немецкая певица Надя Михаэль. Звучал хор из «Набукко» и фрагмент оперы «Князь Игорь».
Проходили награждения: ключ из мейсенского фарфора за установление мостов между Россией и Германией из рук актера Сергея Жигунова получил немецкий актер, оскаровский номинант Армин Мюллер-Шталь, родившийся в Тильзите (ныне – Советск Калининградской области) и игравший в четырехсерийном фильме Александра Буравского «Ленинград». Была награждена немецкая спортсменка, фигуристка Катарина Витт – ее представлял Евгений Плющенко. К слову, свою речь Евгений начал с того, что пожелал Дрезденскому балу льда в следующем году – чтобы самому иметь возможность выступить перед публикой.

Но самую главную награду вечера – Дрезденский орден Святого Георгия – вручили маэстро Юрию Темирканову. Собственно, к нему-то в Филармонию и направились гости бала после гала-концерта – под звуки выступления группы «Чингис Хан» на площади Искусств. Для пущей торжественности по бокам дорожки расставили студентов горного института в форме – со светильниками в виде свечей. Студенты растерянно улыбались вип-публике, признавались, что держать светильники по полчаса им вовсе не тяжело, а вот субботнего вечера – последнего перед началом учебного года – все-таки жалко.

В Филармонии бал продолжился в том же духе, но уже за праздничными столами, ради которых убрали партер, а Бетховенское фойе превратили в кухню. Гостей потчевали тремя видами тартара, тигровой креветкой и морским гребешком с кремом из манго, ньокки из тыквы с кремом из горгонзолы, уткой с облепиховым соусом или черной треской.

На сцене путешествие в 1980-е устроил для публики все тот же «Чингис Хан» с подтанцовкой в духе бразильского карнавала, играл Игорь Бутман со своим ансамблем, а под выступление Эмина Агаларова – бизнесмена и сына владельца Crocus Group произошло главное событие для желтой прессы – Евгений Плющенко и Яна Рудковская, еще до объявления начала бала, встали из-за стола и cтанцевали вдвоем – под песню «Мы расстанемся с тобой – так скажи мне это начистоту».

Что до самого бала, его официально открыло выступление курсантов со студентками Института сценических искусств. После этого танцевать пригласили всех, а вот прессу попросили на выход. Впрочем, пропускать было толком нечего: согласно таймингу мероприятия, в плане оставались только выступления ансамбля Semper Strings и Игоря Бутмана, а танцы должны были продолжаться до трех утра. Некоторые гости тоже потихоньку начали выходить на улицу.

Выдающимся событием культурной жизни Петербурга бал не стал – виной тому может быть разница традиций и менталитетов, уровень звезд, неспособный кого-либо удивить или неявка высоких гостей. Или в целом настроение: трудно верить в налаживание мостов между странами, когда из телевизора годами говорят об обратном.

Тем не менее, через год Дрезденский бал попытаются провести в Петербурге снова. "Фонтанке" намекнули, что вручать награду неприехавшему Шредеру вне бала не будут, а значит у Петербурга есть второй шанс почувствовать себя Европой. И можно успеть подготовиться – уже известна и дата: 5 сентября.

Алина Циопа, "Фонтанка.ру"

Улицы невидимых рисунков. Как петербургские стрит-артисты создают секретные галереи в домах и заводах, пока вы ходите мимо

Споры о легализации уличного искусства в Петербурге ведутся не первый год: они обостряются в моменты, когда коммунальщики закрашивают изображения всем известных личностей, как это произошло с Иосифом Бродским, и ослабевают в периоды без скандалов. Параллельно с «уличными войнами», в конце июля было объявлено о том, что при поддержке Смольного и ЗакСа в городе организуют школу граффити. И рисовать там будут «патриотичные» работы. Корреспондент «Фонтанки» узнал, где спрятаны сотни артов художников, которые не собираются рисовать по указке, и оказался в заброшенном цехе, в закрытом санатории и на рынке, которые можно хоть сейчас превращать в арт-пространства.

Статьи

>