Александр Колкер: «Я нес мою Марусечку на руках 54 года…»

28 июля 2013, 07:14
Версия для печати Версия для печати

28 июля отмечает 80-летие автор знаменитых советских шлягеров «Стоят девчонки», «Качает, качает», «Карелия», «Опять плывут куда-то корабли», музыки к фильмам «Хроника пикирующего бомбардировщика», «Трое в лодке, не считая собаки», «Труффальдино из Бергамо» и многочисленных мюзиклов Александр Колкер. Настроение у юбиляра не праздничное: 8 марта не стало его Машеньки, певицы Марии Леонидовны Пахоменко, с которой он прожил 54 года.

- Александр Наумович, почему Колкер, в отличие от многих известных композиторов, не народный артист РФ?

- Я - заслуженный деятель искусств России, и надо на весах взвесить, что для человека моей профессии важней. В Союзе композиторов сравнительно недавно приняли правильное решение, что композиторам нужно давать звание заслуженный деятель искусств… И вообще, как я могу сравнивать себя с народным артистом Укупником или Басковым (маэстро ошибается: Аркадий Укупник пока – заслуженный артист РФ, а Басков, действительно, народный, причем и России, и Украины. – Прим. Авт.)?! Но я выхожу на улицу, ко мне подходят десятки людей, в Сбербанке, аптеке, супермаркете. Люди говорят: «Берегите себя!» А когда останавливают гаишники, то я начинаю петь: «Потому что на десять девчонок по статистике трое ребят!», они улыбаются и отдают честь.

- А почему – «трое ребят»? В оригинале вашей песни: «На десять девчонок по статистике девять ребят»…

- Потому что раньше было – девять, а сейчас - трое… Остальные - алкоголики, наркоманы и голубая тема… Это я шучу, конечно…

Композитор Александр Колкер
Композитор Александр Колкер

Фото: Михаил Садчиков-мл.

- Сколько песен вы написали для своей жены Марии Леонидовны Пахоменко?

- Я с моей девочкой, моей Марусечкой, прожил, запомните, пожалуйста, 54 года! Осенью было бы 55. Мы поженились 28 октября 1958 года. Я написал для Машеньки 26 песен, а всего я написал больше ста…

- Почему вы так редко писали песни? Или, может быть, писали в стол, а на публику выносили только отборные?

- А кто автор мюзикла «Свадьба Кречинского»? Газета Boston Sunday Globe написала про «Свадьбу Кречинского»: «Наконец-то в России появился мюзикл Колкера, который основан на русском мелосе и современных джазовых ритмах».

А опера-фарс «Смерть Тарелкина», которую поставил Товстоногов? Я отошел от песен и пришел к крупной форме – много писал для театра, кино. Последнее мое крупное сочинение – трехактная опера по мотивам повести Алексея Николаевича Толстого «Гадюка». В середине 60-х, многие вспомнят, был такой фильм с Нинель Мышковой в главной роли… А моя «Гадюка» запела, премьера была в Новосибирске, в Государственном театре музыкальной комедии, за нее я удостоен высшей театральной премии «Золотая маска» в 2008 году. Я получал «Маску» вместе с Родионом Щедриным - он за свою оперу, которую написал для Валерия Гергиева. Потом «Гадюку» поставили в Оренбурге, а в Красноярске – мой рок-мюзикл «Овод». «Свадьба Кречинского» и сейчас идет в нескольких театрах.

- Здорово, значит, и сейчас вам авторские гонорары регулярно идут!

- А как же? Но я их все завещал не своим родственникам, а одному мальчику с пороком зрения… У меня самого с детства проблемы со зрением, я хорошо знаю, что это такое…

- А где сейчас Маша Пахоменко-младшая – ваша внучка? Не занимается музыкой, театром?

- Маша проучилась три года в Санкт-Петербургском университете, на факультете журналистики, а потом уехала доучиваться в Тель-Авив, сейчас там работает, но не в журналистике, а в компьютерной сфере. Когда ко мне приезжает, то говорит: «Дедуля, дай я тебя обниму!»

- Мало кто знает, что ваши песни пели: Муслим Магомаев, Андрей Миронов, Георг Отс, Анна Герман, Майя Кристалинская, Эдуард Хиль, Анатолий Королев – это из ушедших, и, конечно, дай бог им здоровья - Иосиф Кобзон, Алиса Фрейндлих, Михаил Боярский, Максим Леонидов. Я уже не говорю о многочисленных группах, среди которых есть даже легенда панк-рока Егор Летов…

- Про рок–и-панк-группы я, честно говоря, не в курсе, а вот Алиса Фрейндлих действительно пела Колкера…. Для спектакля «Интервью в Буэнос-Айресе» Игоря Владимирова в Театре имени Ленсовета я написал десять зонгов, и Алиса с Мишей Боярским пели. В спектакле играл и сам Игорь Петрович Владимиров – это был удар в Ленинграде! Алиса Бруновна была первым Малышом в «Малыше и Карлсоне, который живет на крыше» - спектакль на этой же сцене был поставлен, с моей музыкой.

- Вы с Алисой Бруновной сейчас общаетесь?

- Когда пересекаемся, конечно, тепло общаемся. Она же потом ушла в БДТ… А БДТ – это отдельная страница в моей жизни… Я пришел к Гоге (Георгию Александровичу Товстоногову. – Прим.авт.), чтобы показать первый акт «Смерти Тарелкина», сел за инструмент, и в полированной деке пианино отражался Георгий Александрович, который курил одну сигарету за другой. Когда я сыграл первый акт, то спросил: «Георгий Александрович, как вам, нравится?» - «Очень. Очень. Пишите дальше, до конца, я это буду ставить». Для меня это был подарок судьбы, хотя я не предполагал, что работать с драматическими актерами будет так непросто. Помню, сначала я заезжал за Женей Лебедевым на машине, и мы отправлялись на репетицию, но затем он потерял голос (в итоге главную роль сыграл Валерий Ивченко. – Прим.авт.)… Никто же из актеров не знал нот, а они столкнулись с труднейшим оперным материалом. Там же нет ни одной обычной реплики, все пение, как в настоящей опере. И актеров я учил с голоса, садился за рояль и играл, например, Вале Ковель (напевает): «Господин квартальный, ну жила я с ним, ну как, боже сохрани!» Девочки: «Мама правду говорят!» И, помните, зрители уходили из зала и все напевали: «Мама, правду говорят!» И Валерия Ивченко, и Колю Трофимова - всех народных артистов я научил труднейшим партиям.

Композитор Александр Колкер
Композитор Александр Колкер

Фото: Михаил Садчиков-мл.

После репетиций под рояль мы вышли репетировать на сцену, а Гога улетал в Париж. Я ему сказал: «Георгий Александрович, только на Пляс Пигаль ни шагу!», на что он: «Как вам не стыдно, я же пожилой человек!» и оставил нас репетировать дальше. Опера «Смерть Тарелкина» заканчивалась диссонансным, жутким аккордом: па-па-па-па, все гудело, и Эдик Кочергин, гениальный художник, придумал на эти самые последние аккорды поставить за спинами чиновников портрет государя императора. Чтобы он наблюдал подобострастную сцену, когда чиновники перед Тарелкиным на коленях ползали. Когда Гога улетел в Париж, я не спал ночами, думал, какую же точку поставить на сцене, и в какой-то миг, ночью, придумал, чтобы этот портрет государя императора… улыбнулся. На него направлен луч света, па-па-па-па, и вдруг император, с бородой, усами, улыбается… Мне показалось, это такая роскошная точка.

Когда Гога возвращался из Парижа, я на своей черной «Волге» примчался в Пулково, нашел нужных людей, сказал: «Вот мои верительные грамоты, из Парижа летит великий режиссер, и он болен. Я вас умоляю: я должен его встретить и отвезти в театр. Разрешите мне на машине подъехать к трапу, ему нельзя идти по полю, его может продуть…» И мне разрешили на черной «Волге» подъехать. И вот по трапу спускается Георгий Александрович: «Что случилось? Почему ты здесь? Почему на машине?» Я говорю: «Садитесь!», везу его и рассказываю про улыбку государя… Он приезжает в театр, садится в своем кабинете, столик с зеленой лампой в углу, а весь кабинет свободен, нажимает кнопки, вызывает Кочергина, вызывает завпоста, всю постановочную группу и говорит: «Друзья, будучи в Париже, мне приснился финал, чтобы государь император улыбнулся с портрета. Эдик, подумайте, как это сделать!» И Кочергин придумал. Знаете, есть такая гуттаперчевая игрушка, куда вставляются пальцы, и она может менять мимику. Кочергин сделал таким лицо императора, а сзади стоял рабочий сцены и дергал за разные тяги, и император улыбался…

Вот из таких эпизодиков и сложена вся моя жизнь…

Композитор Александр Колкер
Композитор Александр Колкер

Фото: Михаил Садчиков-мл.

- А теперь вы музыку и песни пишете?

- Долгое время почти ничего не писал, а после смерти Машеньки написал сразу пять песен на стихи замечательной и пока неизвестной петербургской поэтессы Татьяны Мыльниковой – получился цикл «Разорвалась душа». Это не эстрадная песня, а что-то типа песен-романсов.

- Кто же будет петь?

- Не знаю еще, подумаю, но просто так не отдам. Это должен быть думающий певец.

- Буквально через три дня после вашего юбилея Эдита Пьеха, отмечая 76-летие, выйдет на сцену БКЗ «Октябрьский». Почему она сумела продержаться до таких лет, а ее ровесница Мария Пахоменко в последние годы почти исчезла из вида?

- Она заболела болезнью Альцгеймера, которая набирала силу. Но если бы умерла от болезни Альцгеймера, это было бы понятно, а ведь Маша умерла от воспаления легких, умерла от того, что открыли фрамугу, а у нее уже были пролежни, не дышали легкие... До этого мы с ней до последнего времени выступали с концертами, она всегда пела только под рояль и без единой фонограммы, вообще не знала такого слова. Если бы она осталась в моих руках! Я обеспечивал ей самые дорогостоящие лекарства – ведь есть медицинские документы, против которых не попрешь. Если бы она получала самую высокую и квалифицированную медицинскую помощь, то я бы продлил ее дни, я же нес на руках ее 54 года. Но она попала в другие руки… И что мне сейчас осталось? Два раза в неделю езжу на кладбище в Комарово, несу, как и всю нашу жизнь, Машеньке самые красивые цветы…

Михаил Садчиков, «Фонтанка.ру»
Фото Михаила Садчикова-младшего
 

Очарованные странницей: на экранах — корейский фильм о сокровенных мыслях с Изабель Юппер

В российских кинотеатрах вышла получившая Гран-при жюри в Берлине картина корейского режиссера Хон Сансу «Нужды путешественника», где Изабель Юппер пьет рисовое вино, спит в парке и живет со студентом. О чем это всё на самом деле — разбирался обозреватель «Фонтанки».

Статьи

>