В Царском Селе после реставрации открывают зал, сравнимый с Янтарной комнатой. На стенах расцвели «золотые бутоны»

05 июня 2019, 16:32
Версия для печати Версия для печати

Утраченные во время войны интерьеры Лионского зала Екатерининского дворца полностью отреставрирован. Мастера воссоздали живописный плафон и лепнину с позолотой, вернули лазуритовые мозаичные панели и обтянули стены шёлком «золотой бутон». Как утверждают специалисты, теперь одна из главных парадных комнат дворца выглядит в точности, как в эпоху Александра II. По ценности и красоте Лионский зал сравнивают с Янтарной комнатой.

Над реставрацией специалисты работали больше десяти лет: в 2005 удалось восстановить объемно-пространственное решение комнаты, но только в 2018 году мастера приступили к интерьерным работам. В Царском Селе это связывают с огромной стоимостью реставрации: во время войны были утрачены все главные элементы. Так, от золотого шёлка, которым в 1866 году были затянули стены, сохранились лишь отдельные куски, а от уникальной мебели с вставками из лазурита осталось лишь 25 предметов. Чтобы понять, как выглядел зал, реставраторы использовали описи, архивные документы, фотографии и акварель художника Луиджи Премацци, который нарисовал Лионский зал в 1878 году. Мастера решили работать по историческим образцам и полностью восстановить обивку стен, партеры из лионского шёлка и все украшения-кисти.

Во времена Александра II оригинальная ткань создавалась в Лионе на ткацкой мануфактуре «Лами и Жиро» — и команда реставраторов обратилась к преемнице этого предприятия, лионской мануфактуре Прелль, и попросила французов создать в точности такой же материал, который значится в найденной книге заказов XIX века. 320 метров ткани «золотой бутон» использовали для обивки стен, мебели и изготовления партеров.

Работы с лазуритом и живописью выполняла Царскосельская янтарная мастерская, специалисты которой восстанавливали в Екатерининском дворце Янтарную комнату, Агатовые комнаты и церковь Воскресения Христова. Лазуритные порталы дверных проёмов сделали в технике «русская мозаика». Её главная особенность в том, что лазурит как бы «распускается» на тонкой фанерной основе пластинками по три или четыре миллиметра, а все кусочки сочетаются по цвету. Реставраторы склеивают их так, чтобы не было видно швов, и все осколки казались единым целым.

Как рассказала «Фонтанке» главный архитектор музея-заповедника «Царское село» Мария Рядова, особое внимание стоит обратить также на живописный плафон: воссоздать его было нелегко, а информацию собирали по кусочкам:

— Плафон представляет из себя многофигурную композицию, которая перемежается орнаментальными вставками. Воссоздан он был по той части, которая частично видна на акварели Премацци. Остальное пришлось дорабатывать. Ближе к центральной лепной розетке расположены большие клейма с фигурами, которые, по нашей атрибуции, представляют из себя времена года: там три женские фигуры и одна мужская фигура Дионисия. Далее в круглых клеймах идут фигуры танцовщиц, а по периметру вы можете видеть тритонов и мальчиков на дельфинах, — рассказала архитектор.

Единственный элемент зала, работа над которым пока не завершена — паркет. Подлинные паркеты XVIII века сейчас находятся в реставрации, поэтому пол временно укрыт ковром. Стоит отметить, что такой ход — не придумка. Именно красный ковёр лежит в Лионском зале на акварели Луиджи Премацци: в истории бытования комнаты паркет то открывали, то закрывали. Сейчас реставраторы разрабатывают специальную конструкцию или покрытие, которые уже в следующем году помогут установить на драгоценные паркеты с перламутром так, чтобы посетители видели узор, но не нанесли ему вред.

Для посетителей дворца Лионский зал будет доступен с 6 июня.

Ольга Минеева, специально для «Фонтанки.ру»

 

 

Мафия бессменна: как Харви Кейтель новым фильмом меняет гангстерское кино

Обозреватель «Фонтанки» оценил новую драму «Мейер Лански» и манеру, в которой лауреат премии Станиславского сыграл легенду криминальной Америки

Статьи

>