«В объятьях лжи»: Зачем автор «Интервью с вампиром» превратил Изабель Юппер в маньяка

21 марта 2019, 12:59
Версия для печати Версия для печати

В прокате — «В объятьях лжи». Во-первых, отличный триллер. Во-вторых, увлекательный ребус: внутри страшилки кроется красиво выстроенное высказывание о противостоянии старого и нового. В-третьих — и для зрителей это самое важное — лучшие актерские работы Изабель Юппер и Хлои Морец.

Нил Джордан — из тех британцев (окей, для точности он все-таки ирландец), что регулярно снимают ладно скроенное, очень актерское кино, но всегда остаются в тени своих фильмов. Широкая аудитория его имени не знает — а вот фильмы прекрасно знакомы если не всем, то многим. Джордан снял «Завтрак на Плутоне», пестрый бенефис Киллиана Мерфи, в котором тот играет провинциального трансвестита в поисках счастья; «Отважную» — драму с Джоди Фостер, героиня которой бродит по Нью-Йорку в поисках уличных хулиганов и маньяков, чтобы мстить им за старую обиду. Наконец, самая известная его работа, которую точно все видели — «Интервью с вампиром».

«В объятьях» — тоже очень актерское кино. Весь сюжет держится на двух характерах и тонкостях драматургии их отношений. Наивная провинциалка находит в нью-йоркской подземке оставленную кем-то сумочку. Как честная девочка, решает вернуть ее владелице. Та оказывается милой старушкой, рассказывает о жизни, кормит обедами, поит кофе. Но быстро выясняется, что бабуля маньяк: сумочек у нее уйма, раскладывает она их по метро всё время, а честных девочек охмуряет, чтобы потом запереть в подвале и наблюдать, как они медленно умирают.

«Интервью с вампиром» не было вампирским кино; «Завтрак» не умещался в узкие рамки ЛГБТ-фильмов; «Отважную» боевиком можно было назвать, только если фильм вовсе не видеть, а только прочесть аннотацию. «Объятья» пугают, фильм правда страшный, но самое главное тут не в самом сюжете. Смотреть их всё равно, что разгадывать кроссворд: Джордан через форму триллера, историю о маньяке и жертве говорит о много большем. Об отношениях старого и нового, молодости и дряхлости, Америки и Европы. Наивную барышню старуха охмуряет Шопеном и Листом, французскими словечками, вроде «ма шери» и байками о дочке, которая живет в Париже, восточноевропейской кухней и смакованием французских же вин. Молодость, разинув рот, все это впитывает, а когда очухивается и понимает, что попала в капкан, связана по рукам и ногам и заперта в потайной комнатке — поздно хоть что-то предпринимать. В этом смысле «Объятья» в равной степени триллер и остроумная сатира на американские грезы о Европе, фантазии об утонченном Париже, мире искусства и философии. Фильм вообще, если смотреть его внимательно, в равной степени страшный и смешной: когда со старухой, наконец, удается совладать, то и запирают ее, используя вместо замка, стальную модельку Эйфелевой башни (вроде тех, что продают арабы на набережных Сены).

Как актерский режиссер, Джордан строит сюжет не только на такой вот игре ума и владении формой. Сам дуэт исполнительниц главных ролей — стопроцентное попадание в цель. Худосочная, пыльная и тетя-зомби с красными глазами Юппер против пухлощекой витальной Хлои Грейс Морец. В общем, ничего можно было бы к самим этим двум фигурам не добавлять: конфликт кадавра и пионерки содержится в самой физиологии актрис. Но мощная драматургия превращает «Объятья» в нечто большее. Для обеих актрис эти роли — лучшие. Юппер, работавшая со всеми великими — от Ханеке и Брейя до Озона и Верхувена, величайшая европейская актриса современности — не имела в фильмографии лишь одного. Популярной, народной, если угодно, роли. Такой, чтобы ее фактура и психофизика отлились в запоминающийся, цепкий образ. Джордан ей такую работу подарил — теперь и подростки будут знать, кто самая страшная старушка на свете. Про Морец и говорит нечего. До сих пор она была просто милой девочкой из «Пипца», актером-ребенком. Теперь — взрослая и большая актриса, способная на многое, умеющая строить драматургию роли, смелая и экспрессивная. А главное — обычно европейцы и американцы на экране действительно смотрятся странно. Французы играют преувеличенно, театрально; американцы воспитаны деликатной, камерной школой. Объединять их на экране пока ни у кого не получалось — а Джордану это удалось. Юпперовская экспрессия (в какой-то момент она вовсе пускается в пляс, готовясь напасть на очередную жертву) здесь более чем уместна и оттенена сдержанностью Морец. Так что режиссеру надо не только знак качества выдавать, но и орден дружбы народов. Что забавно — если учесть, что речь идет о фильме про войну двух миров и возрастов.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру»

Что случается в полнолуние. В Петербурге выступил Театр танца Пины Бауш

Вместо фестиваля «Александринский», переехавшего на 2022 год, под его эгидой выступил легендарный немецкий коллектив, завороживший зал своим спектаклем на музыку Тома Уэйтса, Амона Тобина, The Alexander Balanescu Quartett и других.

Статьи

>