Фото: foxmovies.com

«Вдовы» Стива МакКуина: Новое величие

22 ноября 2018, 15:08
Версия для печати Версия для печати

«Вдовы» оскаровского лауреата Стива Маккуина — редкий случай, когда фильм абсолютно предсказуем, и это к лучшему. Чего ждали от картины и что получили, объясняет кинообозреватель «Фонтанки».

Что Стив МакКуин — ключевая фигура нового кинематографа, было ясно с самого начала. Вернее, с того момента, когда выдающийся британский художник, лауреат премии Тернера и «Льва» Венецианской биеннале впервые попробовал себя в кино. Снял «Голод», перформанс о Бобби Сэндсе, лидере Ирландских республиканцев, умершем в результате голодвки в британской тюрьме. Ничего подобного кинематограф не видал, такой творческой смелости не было очень давно. Майкл Фассбендер играл не физиономией и голосом, а спиной, коленом, животом, который таял на глазах у зрителя, обнажая ребра. В кульминации МакКуин вообще выдавал сальто-мортале — получасовой, снятый одним планом и без склейки почти непрерывный монолог главного героя. Пока звучали слова, камера не сдвигалась ни на миллиметр. Потом был «Стыд» — и он только подтвердил репутацию МакКуина как Эйзенштейна цифровой эпохи, человека, перевернувшего представления о возможностях актерского существования в кадре, о визуальных и повествовательных приёмах. На весь мир прогремели снятые в Штатах «Двенадцать лет рабства» — исполинский эпос про свободу и жестокость. Маккуин не только смог добиться коммерческого успеха и получить заслуженных «Оскаров», но и освоить сложную, до сих пор не проговоренную тему.

От «Вдов» не ждали ничего, кроме большого произведения искусства. Монументального повествования, визуально отточенного, разыгранного как по нотам. Тем более что автором сценария выступила Гиллиан Флинн, написавшая «Исчезнувшую» и «Острые предметы», — мастер неожиданного, захватывающего в буквальном смысле сюжета.

Единственное, в чем «Вдов» можно упрекнуть — фильм уж слишком соответствует ожиданиям. Флинн правда выстроила из сюжета настоящие американские горки. Из простой завязки — после гибели мафиози их вдовы решают закончить запланированное ими преступление — она вытягивает несметное число перипетий, микросюжетов и побочных линий. Ну и, конечно, ждали от нее неожиданной развязки — получите и распишитесь. Одна беда: где-то мы ее уже видели, в другой работе Флинн и в несколько иной форме. Но здесь стоит замолчать: фильм из-за этого смотреть не менее интересно, это ровно тот (редкий) случай, когда спойлер смазывает общий эффект.

Ещё круче неожиданностей и сюжетных виражей — характеры и образы «Вдов». Флинн и МакКуин сочиняют мир, в котором никого не жалко. На фоне готовящегося преступления происходят муниципальные выборы. Кандидаты — один другого хуже. Гопник, которому просто удобнее воровать и крышевать, обладая административным ресурсом. И маменькин сынок — его играет Колин Фаррелл — которому надо просто продолжить семейную традицию и тихонько пилить бюджеты в кресле, насиженном папочкой и дедушкой. Сами мафиози, покойные мужья, — тоже зверюги. Один плевать хотел на жену, другой ее поколачивает, третий ворует бабки из кассы магазинчика своей возлюбленной.

В этом мире жуликов и воров, нарисованном жирными мазками, единственные светлые пятна — униженные и оскорбленные. На дело идут польская содержанка, черная вдова и латиноамериканская мамаша — у них сохранились какие-то представления о чести и достоинстве. Они способны помнить и любить, им не плевать. Да, единственная вдова, которая не решается на ограбление и сливается — конечно, белая домохозяйка. Хихикнуть: ой, ну у этих дураков-американцев всегда так, они и в президенты мечтают избрать одноногую темнокожую лесбиянку — не получится. Слишком убедительны и нестандартны характеры. Слишком ясные истории стоят за каждым из них.

И к криминальной драме про женщин, и к гимну униженным и оскорбленным подбирались давно, многие, и одинаково безуспешно. Кому, как не МакКуину с этой невыполнимой задачей справляться. Тем более, что работает он со своим постоянным соавтором-оператором Шоном Боббитом. Так же находчиво, неординарно, по-своему, как всегда. Здесь есть сверхкрупные планы, целые эпизоды, снятые одним планом — например, сцена, которую точно захотят повторить все: герой Фаррелла произносит монолог, сидя в машине, но видим мы не его, а затемненное лобовое стекло и капот. Такой рассинхрон изображения и звука позволяет не отвлекаться на мелочи и актерские уловки, слушать текст внимательнее.

Пусть тут нет Фассбендера (впервые — прежде МакКуин снимал его во всех своих работах), актёры во «Вдовах» работают так же, как он в «Голоде», «Стыде» и «12 годах». Играют физиологией. Порами кожи, влажными носами, потными ладонями. Виола Дэвис, Мишель Родригес и Элизабет Дебики отбрасывают любые свойственные их профессии комплексы и страхи. Ныряют в сложные роли с головой, отказываются от любого автоматизма игры.

«Вдовам» страшно не повезло с контекстом. Даже при всей ожидаемости успеха, лента могла прогреметь, не будь под боком «Ромы» Альфонсо Куарона, первого со времен «Гравитации» фильма одного из лидеров «мексиканской волны». Он своим грохотом оттянул внимание от «Вдов» — и наверняка вырвет из зубов Маккуина заслуженные призы, «Оскары» и «Глобусы». С другой стороны, не такая уж это и проблема. Те, кто любят Маккуина — получат огромное удовольствие. Те счастливчики, которые его прошлые работы проворонили — полюбят навсегда. Ожидаемость успеха — удел гениев. К каковым МакКуин совершенно точно относится.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанка.ру»

Проект "Афиша Plus" реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

Петербург «припанковало» «Немосквой»

В Манеже раскинулось болото с водорослями, завелась Чудо-юдо Рыба-кит и даже появился Парк культуры и отдыха. Это всё и ещё многое – выставка-сокровищница проекта «Немосква». С ней интересно, от неё сложно оторваться, а послевкусие – сложное, двойственное.

Статьи

>