Фото: кадр из фильма

«Веном»: Комикс для взрослых

04 октября 2018, 15:18
Версия для печати Версия для печати

В прокате — «Веном», самый взрослый, зрелый и серьезный комикс студии Marvel. Фильм не для подростков и детей: его целевая аудитория знает толк в хорошем кино и умеет оценить могучую актерскую работу.

«Лучший фильм вселенной Marvel» — это словосочетание давно уже ничего не значит. Каждая новая лента про Человека-муравья, Человека-паука или доктора Стрэнджа мгновенно получает такое почетное звание. На этом постоянном улучшении, расширении, углублении вселенная супергероев и держится. Так что сообщать сходу, что «Веном» — лучшее, что комиксовый конвейер производил, не возьмусь. Но лента совершенно точно лишена того, чем грешили все предыдущие. Тут нет упрощения актерских образов, примитивизации сюжета. Фильм получился сложным и серьезным, этих качеств у него не отнимешь.

Раз уж речь зашла про конвейер — надо вспомнить, что держится он еще на постоянном вовлечении в комиксы новых лиц. Желательно с комиксами до сих пор не связанных. Все-таки Роберт Дауни-младший когда-то был не только «Железным человеком»: на «Оскар» номинировался за роль Чаплина, рукоплескал на той церемонии живому-здоровому Феллини. Скарлетт Йоханссон тоже не всегда была «Черной вдовой»: Вуди Аллен, София Коппола и Джонатан Глейзер снимали её в более чем серьезных ролях. Наконец, студия себе заполучила Камбербэтча, сомневаться в актерских способностях которого никому в голову не придет. Каждый из них вносил в комиксовую вселенную что-то своё. Дауни — образ обаятельного дуралея. Йоханссон — неприкрытый, яростный эротизм. Камбербэтч — основательную театральную игру.

Теперь Marvel привлек к работе еще одного британца-исполина, Тома Харди. Решение настолько же очевидное, насколько рискованное: Харди создан для ярких, громких ролей. Он всегда привлекает внимание: пластикой, голосом, органикой. И очень часто — чересчур, партнерам по площадке рядом с ним просто нечего делать. Потому умный Кристофер Нолан дважды — в «Темном рыцаре» и «Дюнкерке» — звериную хардиеву физиономию просто прячет в маску, чтобы не мешал остальным, не вырывался из органики фильма, не превращал его в свой бенефис. Так что были все шансы, что мы увидим затянутое актёрское выступление Харди, не более того.

Но произошло чудо. Не знаю, что ему сказали продюсер Ави Арад и режиссер Рубен Флейшер, чем они его били, но в «Веном» Харди принес не свою косматую физиономию и умение очаровывать публику, а основательность и глубину. Хотя они есть уже в сценарии Джеффа Пинкера и Скотта Розенберга, напрочь лишенном подросткового экшна и дешевых эффектов. Журналист-правдоруб Эдди Брок получает задание взять интервью у технического магната, который ставит эксперименты на людях. Телевищионщик превращает разговор в разоблачение злодея, лишается работы и при помощи честной сотрудницы магната проникает в секретную лабораторию. Где в него, в свою очередь, проникает инопланетная зараза. Так громила-журналист становится чудищем, пожирающим всё живое.

То, что обычно остается лишь обязательной частью, конвенцией жанра супергеройского кино — отношения супермена со своими способностями и поиск достойного их использования — тут стало полноценным сюжетом. Необычно короткий для марвелловского комикса хронометраж — меньше двух часов — занимает схватка журналиста и заразы, попытки покорить, приручить её.

Актерам здесь есть что делать: играть схватку с внутренним демоном Харди, как минимум, интересно и сложно. Спасение человечества, борьбу с мировой закулисой или умение превращаться в таракана так не изобразишь. Харди строит свою роль, в первую очередь, пластически: на попытках не врезать, не сожрать, не сцапать. Получается почти балет — в этой горе мускулов такой легкости и гибкости ни за что не предугадаешь. Более того, «Веном» имеет смысл смотреть актерам-студентам, которых на первых курсах мучают этюдами с воображаемым предметом: инопланетная кака не только сидит внутри, но и вылезает наружу, беседует со своим носителем. С этими сценами Харди справляется виртуозно.

«Веном» вообще, пожалуй, самый актерский из марвелловских. Главная женская роль досталась Мишель Уильямс, вообще не комиксовой героине, очень тонкой, деликатной и неброской. Она тоже не разменивается на глупости, а честно ведет из эпизода в эпизод образ любящей, но уж слишком уставшей от шалостей любимого девушки. Со злодеем тоже попали в десятку — научного магната играет британец Риз Ахмед, актер сильнейший, но в большом кино до сих пор его использовали уж очень не по назначению. Требовали того, чего он вовсе не умеет — делать коварную физиономию, сражаться. В «Веноме» этого всего нет, и образ злодея-психопата Ахмеду удаётся на славу. А, да, досмотрите до финальных титров — вас на их середине наградят Вуди Харрельсоном в парике, это тоже мастер-класс по актерскому мастерству.

Marvel удалось сделать почти невозможное — комикс для тех, кто комиксы ненавидит. Для снобов, пенсионеров, ценителей глубокой и основательной игры. Для всех, кто до сих пор «Человеков-муравьев» и «Мстителей» обходил за километр. Кого бесил туповатый подростковый юмор, шуточки в адрес поп-культуры, кто Рианну от Бейонсе не отличает (и горд). Заманить их в кино — уже задача непростая, надо помахать перед носом десятком наград. А в «Веноме» она решается просто: Том Харди, Мишель Уильямс — иди и смотри. Так новая для Marvel социальная группа, вечно ущемленная и обиженная, и уйдет из кино довольная. Даже восторженная.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру»

Проект "Афиша Plus" реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

Петербург «припанковало» «Немосквой»

В Манеже раскинулось болото с водорослями, завелась Чудо-юдо Рыба-кит и даже появился Парк культуры и отдыха. Это всё и ещё многое – выставка-сокровищница проекта «Немосква». С ней интересно, от неё сложно оторваться, а послевкусие – сложное, двойственное.

Статьи

>