Фото: кадр из фильма

Аритмия здорового человека: Кому понравится фильм «Сердце мира», победивший на «Кинотавре»

27 сентября 2018, 15:42
Версия для печати Версия для печати

В прокате — «Сердце мира», заслуженный победитель «Кинотавра» и действительно очень значительный фильм Натальи Мещаниновой. Обязательный к просмотру для тех, кто год назад был тронут «Аритмией» Бориса Хлебникова.

Родственность «Сердца» и «Аритмии» очевидна: это своеобразные фильмы-перевертыши. «Аритмию» снял Борис Хлебников по сценарию Натальи Мещаниновой. «Сердце» — Мещанинова по сценарию Хлебникова. Фильмы схожи даже технически: там и там повседневная реальность отливается в художественную форму. Только сравнение будет не в пользу хлебниковской истории про докторов. «Сердце» сделано куда изящнее, тоньше и неординарнее.

Что Мещанинова — лучший за очень долгое время русский сценарист, было ясно с самого начала, с сериала Валерии Гай-Германики «Школа». Мещанинова обладает совершенно чеховским и очень редким талантом: умеет построить действие так, что пересказать его невозможно. На экране ничего не происходит, только какие-то детали, нюансы и мелочи, но от них не оторваться. Так умел строить свои истории, например, Володин (не зря его «С любимыми не расставайтесь» Мещанинова переписала и осовременила в «Еще одном годе» Оксаны Бычковой). В «Сердце» действительно ничего не происходит и одновременно очень много всего творится. Зрителю, желающему ясности, ухватиться толком не за что: молодой и робкий парень работает с охотничьими собаками на тренировочной станции, живет во времянке при семье своего начальника и коллеги. В то же время тут есть и постельные сцены, и жестокость, и смерти, и пьянка, и менты, и хипстеры — всего понемногу, всё доведено до конца, ясно очерчено, подано просто и иронично.

Еще одна суперспособность Мещаниновой (заметная в «Аритмии», кстати) — отлично писать диалоги на современном, гибком, разговорном языке. До сих пор этим талантом мог похвастать лишь Владимир Георгиевич Сорокин, ленты по его сценариям можно опознавать по речи героев, простой и уличной. Больше так никто не умеет — все идут в лучшем случае по старому пути Александра Миндадзе, когда диалоги сплошь состоят из междометий. Персонажи «Сердца» говорят ясно и связно, на современном, совершенно тождественном и адекватном зрителю языке — у Мещаниновой ухо золотое, умеет слышать, цеплять бытовую речь.

Есть избитая и, в общем, ничего не значащая фраза, которую приписывают обычно Хичкоку — «чтобы снять фильм, нужно три вещи: сценарий, сценарий и сценарий». Опровергнуть это утверждение — раз плюнуть (кино от Вертова до наших дней прекрасно без бумажек обходится). Но «Сердце» эту истину здорово подтверждает —мастерски сочиненная история, как сим-сим, открывает все остальные дверцы. Актеры, которые играют много, иногда даже многовато — Яна Сексте, прославившаяся ролью операторши в «Оттепели» Тодоровского, заснятый до неприличия Дмитрий Поднозов, любимейший актер Хлебникова Евгений Сытый — все они словно впервые встают перед камерой, становятся стопроцентно органичными и естественными. Для каждого из них (кроме, пожалуй, Сытого — что в образе соседа-мента, что в ролях из «Аритмии» и «Сумасшедшей помощи», он везде органичен) эти роли — лучшие, самые цельные и ясные.

Главное же открытие «Сердца» — Степан Девонин, сын из «Шапито-шоу» Лобана-Потаповой, за минувшие с выхода этой ленты годы выросший в очень большого и неординарного актера. Тут он еще и соавтор сценария — и главная роль очевидно его не только потому, что он ей соответствует, но и потому что сделана, сочинена им самим. По экстерьеру — увалень, пухловатый миляга и вечный подросток, именно в этом сюжете такая физика идеальна.

У текстов Мещаниновой, видимо, есть свойство, которым обладают многие могучие сценарии. Ключ к ним знают далеко не все. Переносить их на экран — при всей выигрышности — трудно. Наверняка чем-то подобным — текучим, медитативным, созерцательным, полудокументальным — была на уровне текста «Аритмия». Но Хлебников, мастеровитый автор с легкой рукой, плюсанул, очертя голову, ко всему этому сюжетную рамку и интонацию мелодрамы. Чем сразу опустил планку, превратил сложное произведение искусства в поделку, элемент дизайна и форму вечернего досуга. Хотя и тут есть свои плюсы. Те, кто смочил слезами не один носовой платок год назад на «Аритмии», наверняка пойдут теперь на «Сердце мира». Увидят то же, только лучше, тоньше, деликатнее, необычнее. А через год еще что-нибудь появится. Тогда Мещанинова вполне сможет, как тот же Володин, вырастить свою — в меру сентиментальную и очень чуткую публику.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру»

Проект "Афиша Plus" реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

«Саундтрек ХХ века»: 10 фильмов, которые мы полюбили благодаря музыке Эннио Морриконе

В ночь с 5 на 6 июля скончался великий итальянский кинокомпозитор Эннио Морриконе. Его музыку уже называют «саундтреком ХХ века». «Фонтанка» вспоминает, какие произведения в первую очередь запомнились слушателям и зрителям.

Статьи

>