Фото: скриншот видео с youtube

«Евровидение»-2018: «Барби тоже есть что сказать»

Европа, пережившая серию терактов и наплыв беженцев, не будет прежней — это отразилось на «Евровидении». О вызовах новой эпохи поют участники из стран-основательниц конкурса. А прямо во время финала, транслируемого на весь мир в прямом эфире, происходит новое нападение в центре Парижа.

В эти дни мир готовится к новой волне конфликта вокруг Израиля — и конкурсантка именно из этой страны побеждает на «Евровидении». Ее зовут Нетта, ей 25, и ее называют «голосом #MeToo» (охватившего США и некоторые европейские страны движения против сексуальных домогательств). Припев песни Нетты звучит так: «Я тебе не игрушка, глупыш». А в куплете есть фраза: «Барби тоже есть что сказать». Правда, в сочетании с внешним обликом артистки — пухлой барышни в кофточке под кимоно, с нарочито эмоциональной мимикой — это выглядит комично. Неудивительно, что этот ролик стал самым просматриваемым из всех конкурсантов на YouTube — его до финала увидели 26 миллионов человек.

Нетта — сильная артистка с яркой подачей, и в ее победе политики нет: трудно «заподозрить» Израиль в наличии доброжелательных соседей, которые голосовали бы за эту страну по географическому принципу. Певица действительно оказалась самой запоминающейся на конкурсе, в чем еще большая заслуга автора песни, израильского хитмейкера Дорона Медали.

Основной конкуренткой Нетты оказалась представительница Кипра Елени Фурейра, чья семья в свое время бежала в Грецию из Албании — но ее выступление можно отнести к тому «старому» «Евровидению», где ценились не смыслы, а красота и сексуальность. Более концептуально выступили французы — дуэт «Мадам и месье» в черных одеждах от модельера Жана-Поля Готье, который является поклонником конкурса. Их песня «Мерси» — от лица девочки, родившейся на судне, спасавшем беженцев в Средиземном море. Или, например, занявшие пятое место итальянцы Эрмаль Мета и Фабрицио Моро, чья песня, обращенная к мировому терроризму, в субтитрах переводилась обрывочными фразами на разные языки мира, включая русский: «Кто-то громко кричит: «Умри!»... Вы не смогли ничего получить. Мирная бомба не существует. Вы не смогли меня испугать».

Это «Евровидение» называли одним из сильнейших за последнее время — действительно, каждое выступление было чем-то примечательно: будь то балет из Ирландии, который из-за гомосексуального подтекста вырезали из китайской трансляции, или песни об ушедших родителях, с которыми вышли на сцену представитель Германии и венгерские металисты. Датчане показали красивую картинку с «викингами» и полощущимися на ветру рваными парусами, шведы выставили фактически нового «Майкла Джексона», а испанцы — молодую влюбленную пару, только что победившую на местном песенном телешоу. Любопытно, что даже «фишку» выступления в полуфинале россиянки Юлии Самойловой — платье-гору — и то, зритель увидел. По совпадению, аналогичную идею использовали сценографы оперной певицы из Эстонии.

Ну а самой России на празднике места не нашлось — и это тот редкий случай, когда никто не взялся оспаривать справедливость итогов голосования, включая саму артистку. Юлия Самойлова признала ошибки — но вина была не только на ней. Слишком странной, нехарактерной для современной Европы была идея стыдливо прятать девушку на инвалидной коляске за платье-гору. И недостаточной — проработка номера в целом.

Зато другой человек, за здоровье которого переживали все поклонники конкурса, — певец Сальвадор Собрал, переживший в декабре операцию по пересадке сердца, — впервые после нее вышел на сцену и исполнил ту самую песню Amar pelos Dois, которую год назад полюбила вся Европа. Причем спел дуэтом с известным бразильским композитором, певцом и политическим активистом Каэтано Велозу, на рубеже 1960-х-1970-х выступавшим против диктатуры, пережившим арест и изгнание.

Португалия в принципе впервые принимала «Евровидение» и, вне программы конкурса показала лучшее, что у нее есть (в самом-то конкурсе этого года страна-хозяйка умудрилась занять последнее место). Зрители увидели роскошные пейзажи разных регионов, где записывали свои клипы-презентации все участники, и услышали легендарные печальные песни фаду. На сцену вышли настоящие звезды этого искусства Ана Моура, выступавшая с Rolling Stones и Принсем, и Мариза, снимавшаяся в фильме «Фаду» знаменитого режиссера Карлоса Сауры.

Для Израиля нынешняя победа на «Евровидении» — четвертая за всю историю, причем однажды ему удалось выиграть два раза подряд. Правда, последний раз страна становилась лучшей в 1998-м, когда ее представляла небезызвестная певица-транссексуал Дана Интернейшнл с песней Diva. Этот трек потом много лет несся «из каждого утюга», в том и в России. С тех пор многое изменилось.

Алина Циопа, «Фонтанка.ру»

«Песни группы «Кино» – наша Марсельеза». Участник записи «Группы крови» Андрей Сигле - о том, как это было

15 августа 1990 года Виктор Цой погиб в автомобильной катастрофе. Незадолго до годовщины, кинопродюсер, композитор Андрей Сигле рассказал «Фонтанке» о том, как он ненадолго становился «участником» группы «Кино», почему песни Цоя актуальны 30 лет спустя, и что может оправдать концерт легендарной группы без солиста на сцене.

Статьи

>