Фото: Издательская группа ЭКСМО-АСТ

Путеводитель Друзя и другие книги о Петербурге

06 марта 2018, 12:11
Версия для печати Версия для печати

Магистр игры «Что? Где? Когда?» Александр Друзь выпустил дебютный путеводитель «Петербург. Пешком по городу». «Фонтанка» публикует фрагмент из книги и советует, что ещё почитать о Петербурге.

НЕВСКИЙ ПРОСПЕКТ

Невский проспект — самая знаменитая и самая оживленная улица нашего города — была проложена, когда город «перепрыгнул» с северного берега Невы на южный. Здесь, вблизи Адмиралтейства, получали землю для постройки домов моряки и строители кораблей. Сам Петр I как шаутбенахт флота, то есть контр-адмирал, и одновременно старший корабельный мастер верфи получил здесь участок, на котором был построен Зимний дворец. Материалы для строительства кораблей приходилось завозить в город из других частей России. Поэтому не удивительно, что в 1719 году был отдан приказ соединить Адмиралтейство с Новгородским трактом, проходившим примерно на месте нынешнего Лиговского проспекта. Соединяющую дорогу прокладывали как просеку в лесу, шведские пленные. Дорогу назвали Большой першпективной. Першпективной — за прямизну, с которой она должна была выходить к собору Александро-Невского монастыря.

Однако сегодняшний Невский прямо к монастырю не выходит. У площади Восстания проспект как бы ломается. Возникновение этого изгиба объясняет такая легенда: строительство дороги от Адмиралтейства до Новгородского тракта было поручено пленным, а от монастыря до тракта монахам монастыря. Вскоре выяснилось, что две дороги встретиться не могут — монахи при расчетах ошиблись. Петр распорядился бить их нещадно плетьми, однако помочь делу это уже не могло.

На самом деле дорога к монастырю была проложена действительно монахами, но на несколько лет раньше, чем начали строить Большую першпективу. Ее пытались продолжить в направлении нынешней улицы Гончарной, но старая монастырская дорога была удобнее. Так и осталось за этой частью Невского неофициальное название Староневский. Большая першпективная дорога официально получила название Невской в честь святого Александра Невского (а не в честь реки) в 60-х годах XVIII века.

И Александро-Невский монастырь был заложен в 1710 году по приказу Петра I на том месте, где, по преданию, в 1240 году произошла битва новгородского князя Александра Ярославича с приплывшими по Неве шведскими захватчиками. Новгородцы внезапно появились перед вражеским лагерем, бросились на шведов и начали рубить их, прежде чем те успели взять оружие. Шведы бежали на корабли и в ту же ночь уплыли восвояси. За эту победу князь получил прозвище Невский. Как позднее доказали историки, место для монастыря было выбрано ошибочно — на самом деле сражение происходило выше по течению, у впадения реки Ижоры. Строительству монастыря уделялось особое внимание, его первый проект был разработан ведущим зодчим Петровского Петербурга Доменико Трезини. Начали строить монастырь с Благовещенской церкви, в которую в 1724 году перенесли мощи святого Александра из города Владимира. Здесь они должны были находиться до возведения главного храма монастыря.

Однако Трезини не успел реализовать свой проект, постройку монастыря продолжили его сын и брат. Главный же храм монастыря — Троицкий собор возвел в конце XVIII века архитектор Львов, уже в стиле классицизма. А Благовещенская церковь стала местом упокоения многих важных персон. В церкви и на кладбищах рядом с ней похоронены Ломоносов, Крылов, Крузенштерн, Чайковский, Мусоргский и многие другие выдающиеся люди, прославившие не только Петербург, но и всю Россию. Среди надгробий с пышными эпитафиями выделяется простая плита с надписью «Здесь лежит Суворов». По легенде, когда гроб генералиссимуса вносили в церковь, для него оказалась узка дверь. «Не пройдет» — послышался шепот. И тут старые суворовские солдаты со словами «Суворов везде проходил, и здесь пройдет», подняв гроб над головами, доставили его к месту последнего упокоения.

Прогулку по Невскому мы начнем от станции метро «Адмиралтейская». Это юбилейная, 65-я станция, открывшаяся в 2011 году. Станция строилась к 1997 году, однако возникли сложности со строительством наклонного хода и выхода на поверхность. Дом, в котором расположен вестибюль, хотели сохранить, так как это первый дом, восстановленный в Петербурге после войны. Почти 15 лет ушло на решение вопроса. В итоге решили ограничиться сохранением исторического фасада здания.

Адмиралтейская — самая глубокая станция метро в России, глубина ее — 86 метров. Другая уникальность этой станции — работа в ночные часы в летние месяцы. Во время навигации на Неве разведенные мосты разделяют город на две части, и эта станция (вместе со следующей — «Спортивной») позволяет петербуржцам перемещаться с одного берега на другой.

Над станцией расположен торговый центр, в котором находится уникальный исторический музей-макет «Петровская акватория». Вокруг воссозданной акватории Невы и Финского залива (для неё использовано более 20 тонн настоящей воды) изображены исторические районы города в том виде, какими они были в XVIII веке. По морю плывут корабли, по улицам ездят кареты и ходят пешеходы, ночь сменяет день, времена года движутся по кругу. Посетители могут управлять макетом с помощью специальных кнопок.



Фото: фото с сайта citywalls.ru

Идя по Малой Морской к Невскому проспекту, обратим внимание на угловой дом, облицованный серым сердобольским гранитом с берегов Ладожского озера. Современники сравнивали его с «Палаццо дожей» в Венеции. Это здание известно в Петербурге как «Дом Вавельберга» или «Дом Аэрофлота». На этом месте располагалось множество учреждений, знаковых для Петербурга.

В начале 30-х годов XIX века здесь жил портной Конрад Руч, один из самых популярных портных того времени. Его клиентом был Пушкин, и именно сюртук от Руча был на поэте в злополучный день дуэли с Дантесом. Еще один знаменитый клиент портного — Гоголь. Руч упомянут в «Записках сумасшедшего» — писатель отметил высокое качество его работы и высокие цены.

В 1908 году в угловом доме располагалась редакция журнал «Сатирикон», в то время возглавляемая сатириком Аркадием Аверченко. В журнале публиковали свои работы известные поэты той эпохи: Саша Черный, Петр Потемкин, Валентин Горянский, Николай Агнивцев.

Нынешний вид угловой дом приобрел в 1910 году, когда этот угловой участок земли был выкуплен банкиром Михаилом Ипполитовичем Вавельбергом, и на месте двух соседних домов по проекту архитектора Перетятковича было построено здание Санкт-Петербургского торгового банка. Легенда гласит, что, принимая работу, немногословный банкир долго и придирчиво водил строителей по зданию. Работа была выполнена идеально, придраться было не к чему, но Вавельберг все-таки сделал одно-единственное замечание: «У вас на дверях табличка: «Толкать от себя». Это не мой принцип. Переделайте: «Тянуть к себе»».

Во время войны в здании находились лаборатории Витаминного института, здесь был открыт важный препарат для лечения раненых. В 1960-е годы в доме открыли «Березку» магазин заграничных товаров. Ленинградцы также знали этот дом как «дом Аэрофлота» — с 1960 года здесь находилось Центральное агентство воздушных сообщений и кассы Аэрофлота. От агентства в аэропорт Пулково пассажиров возил специальный автобус.
Мы повернем направо на Невский и двинемся в сторону от Адмиралтейства. Невский — один из трех лучей «Петербургского трезубца» — улиц, с любой точки которых видно башню Адмиралтейства (две других луча — Гороховая улица и Вознесенский проспект).

На противоположной стороне виден серо-коричневый дом с цифрами 1939 над аркой ворот. Обратите внимание на синюю табличку с белыми буквами «Граждане! ПРИ АРТОБСТРЕЛЕ эта сторона улицы наиболее ОПАСНА».

Во время блокады такие надписи размещались на северных и северо-восточных сторонах улиц, поскольку город обстреливали в основном с юга и юго-запада. С севера Ленинград был окружен финскими войсками, которые не вели систематических обстрелов. Подлинные надписи не сохранились, однако в 1960-е — 1970-е годы на нескольких домах в Ленинграде и Кронштадте восстановили мемориальные надписи. Надпись на Невском проспекте, на школе 210, — первая из восстановленных.



Фото: фото с сайта citywalls.ru

На той же стороне Невского, на углу набережной Мойки, расположено желтое нарядное здание Литературного кафе. В XIX веке здесь находилась кондитерская Вольфа и Беранже, завсегдатаем которой был Пушкин. Именно здесь в роковое утро перед дуэлью он встретился со своим секундантом Данзасом. Это кафе также стало роковым в судьбе Петра Ильича Чайковского. Возвращаясь с братом и друзьями из Александринского театра, он отправился в ресторан Лейнера, который располагался тогда в этом здании. Официант, у которого попросили воды, сообщил, что «переваренной» (кипяченой) воды нет, и композитор потребовал: «Так дайте сырой и похолоднее». В городе свирепствовала эпидемия холеры, вода оказалась зараженной — Чайковский заболел и в скором времени умер.

Перед нами — Зеленый мост через реку Мойку. Когда-то она называлась Мья, от финского «грязь, слякоть», что неудивительно, поскольку вытекала она из болота на месте нынешнего Марсового поля. Еще при Петре I для осушения этой части города был прорыт канал, соединивший Мойку с Фонтанкой. Тогда же через Мойку были впервые переброшены мосты. Их перила покрасили в разные цвета — зеленый, красный, синий, и мосты стали называть по цвету перил. Однако Зеленый мост не раз менял свое название, хоть цвет перил и не менялся. Когда рядом с мостом построил свой дом генерал-полицмейстер Чичерин, мост стал Полицейским, а после Октябрьской революции на контрасте Народным. Он стал первым мостом из чугуна, когда в начале XIX века его перестроили, составив пролет из чугунных тюбингов-ящиков. Проект стал образцовым для всех остальных металлических мостов в городе, прежде всего на Мойке. Аналогичным образом был перестроен и Синий мост — самый широкий мост Санкт-Петербурга (подробнее о нем — в прогулке «От Зимнего к Исаакию»).

ЧТО ЕЩЁ ЧИТАТЬ О ПЕТЕРБУРГЕ

«Ленинград Довлатова. Исторический путеводитель» Льва и Софьи Лурье

Чтиво, актуальное в свете выхода фильма «Довлатов» Алексея Германа-младшего. Ленинград и Довлатов в этой книге преподнесены в хорошо сбалансированных пропорциях. Довлатов объясняется через Ленинград, Ленинград — через Довлатова. А в общем — они неотделимы друг от друга.

Читатель попадает в пространство, густо заселённое друзьями, родными и знакомыми автора «Чемодана» и «Заповедника». Узнает его соседей по коммуналке, маму, отца и тётю. Толкается со студенческими друзьями в коридорах ЛГУ имени Жданова, ест обветрившийся бутерброд в кафе-автомате на Невском, 45, прозванном в народе «Гастрит».

Но путеводитель — не просто набор пёстрых картинок, здесь есть и строгая внутренняя логика. Она задаётся временем: от сталинщины до оттепели и застоя. Вы пройдёте от коммуналки на улице Рубинштейна к университету; отвергнувшим довлатовские рукописи редакциям и издательствам; а затем — к Большому дому, ОВИР и аэродрому «Пулково», откуда писатель отправился в эмиграцию. 

Авторы, краеведы, публицисты и знатоки города Лев и Софья Лурье организуют уже ставший брендовым для Петербурга фестиваль «День Д». Путеводитель впервые был напечатан в 2016 году, с тех пор выдержал три издания, и летом готовится четвёртое, дополненное. Так что, если не найдёте книжку в магазинах, не переживайте: ждать осталось недолго, всего-то несколько месяцев.

«Архитектура ленинградского авангарда» Бориса Кирикова и Маргариты Штиглиц

Чтобы насладиться жемчужинами архитектуры, не обязательно ехать на Дворцовую площадь. Достаточно прогуляться по своему району. Посмотрите на летящие арки жилого массива на Тракторной улице, изогнутый фасад жилого дома Свирьстроя на Малом проспекте Петроградской стороны или удивительную круглую баню на Площади Мужества. Всё это — архитектура авангарда. Течения, бурно развивавшегося в Ленинграде в 1920-1930-е годы, а затем вытесненного сталинским ампиром и зачисленного в разряд «эстетических и идеологических изгоев».

Историки архитектуры Борис Кириков и Маргарита Штиглиц собрали под одной обложкой пятьдесят достопримечательностей. Нанесли их на карту, снабдили текст историческими чертежами и головокружительной красоты чёрно-белыми фотографиями. Авангард – это не только аскетизм и фунциональность, но и изящные линии, и даже скромные элементы декора, унаследованные от архитектуры модерна.

Но соль книжки не только в рассказах об архитектурной форме и приёмах — а в рассказе о времени. Действительно креативном, когда советское государство ещё не стало тоталитарным и, как в космос, стремилось к новой жизни. А зодчие вырабатывали её стандарты. Пристраивали к средней школе обсерваторию. Создавали футуристический зал ДК имени Горького, где пространство не разделено на ярусы, а аудитория максимально приближена к сцене. Обустраивали во всех районах города фабрики-кухни и бани, чтобы обеспечить мерное, четкое, выверенное по последнему слову науки течение социалистической жизни.

«Архитектуру авангарда» сейчас сложно найти в магазинах, но вот-вот издательство «Коло» обещает выпустить четвертое издание книги.

Цикл «Светский Петербург» Елены Жерихиной

Обычно книги о Петербурге — многостраничные, толстые, с сотнями иллюстраций. Красиво, конечно, но дорого. В карман не положишь и в метро по пути на работу не прочтёшь. Эксперимент в 2017 году затеяло издательство «Аврора». Здесь решили выпустить серию из 26-ти книжек-малюток историка культуры Елены Жерихиной.

Эксперт уже больше тридцати лет проводит экскурсии по городу, ведёт передачи на радио, выступает с лекциями в библиотеках. И знает если не всё, то почти всё о дореволюционном Петербурге, его церквях, дворцах и особняках, светских приёмах и балах.

К марту 2018-го из печати вышли уже шесть томов. Из них можно узнать, как Петр I назвал именем своей любимой левретки корабль, почему имперская столица стала родиной отечественного феминизма, где и с кем прогуливались российские цари, как «селебрити» XVIII и XIX веков встречали Новый год и развлекались на придворных балах. В ближайшие месяцы «Аврора» обещает напечатать ещё четыре книги, в том числе о столичных чиновниках и коллекционерах.

Воспоминания Льва Лурье



Фото: Сергей Николаев, "Фонтанка.ру"

Мемуары — пока без заголовка — начал писать Лев Лурье. Фрагмент текста он уже опубликовал на «Собаке.ру», но завершит работу только через несколько лет.

«В определённом возрасте каждому человеку приходит в голову, что ему недурно было бы описать свою жизнь без особого возвеличения себя. Мне очень нравится формат, который придумал Владимир Галактионович Короленко — «История моего современника». Писатель рассматривает себя как представителя целого поколения и пытается изобразить его путь. Если у меня так получится — будет хорошо», — отмечает историк.

Книга опишет и учёбу в легендарной физико-математической школе № 30 на Васильевском острове, и исключение с экономического факультета ЛГУ в начале 1970-х, и работу в Петропавловской крепости экскурсоводом и научным сотрудником, и сотрудничество с многочисленными медиа после перестройки. В том, что текст этот будет в высшей степени петербургским, сомнений не возникает.

Книги читала Елена Кузнецова, «Фонтанка.ру»

Чем заняться 3-5 июля: Петроджаз, День Достоевского, Большой фестиваль мультфильмов, Диана Вишнева

Все любимые городские проекты уходят в онлайн — ну, вы же понимаете, лето не лето без Дня Достоевского, без Петроджаза и новой музыки. Придется смотреть из дома, чтобы не нарушать традиции и для создания настроения. А если усидеть у экрана никак не получается — садитесь в машину или на корабль.

Статьи

>