«На пределе»: Месть по-европейски

24 февраля 2018, 18:22
Версия для печати Версия для печати

В прокате — «На пределе» Фатиха Акина. Крупнейший режиссер современной Германии получил «Золотой глобус» и рассказал о ненависти, терроризме и других болевых точках Европы.

Если бы Фатиха Акина не было, его бы стоило придумать. Родившийся в Германии сын мигрантов из Турции дебютировал в большом кино в конце девяностых. Он до сих пор остается единственным турком, снимающим фильмы про жизнь своих соотечественников в Германии. Никого подобного в кинематографе так и не появилось: Абделлатиф Кешиш осторожен, слишком эстет; Аббас Киаростами рано умер и не смог соединить восточный колорит с западной фактурой.

От кого еще, как ни от Акина ждать связного, яркого, прямого разговора про самое больное. Про мигрантов и терроризм. Главная героиня «На пределе» теряет в результате теракта мужа-турка и сына. Полиция выясняет, что это было преступление на почве расовой ненависти и сажает на скамью подсудимых неонацистов. Но для героини самое трудное с этого процесса только начинается.

Диана Крюгер получила в Каннах на приз за лучшую актерскую работу заслуженно: это правда сильнейшая роль в её внушительной фильмографии (до этого самой заметной была фон Хаммерсмарк в «Бесславных ублюдках» Тарантино). Крюгер действительно играет на пределе — нервов, выразительности, балансируя на грани истерики. При этом создаёт ясный, отчетливый, знакомый образ современной и свободной женщины. Которая смело выскакивает замуж за юношу, сидящего в тюрьме. Не боится косых взглядов. Будучи счастливой матерью, набивает себе татуировки, покуривает травку. Образ Кати сочетает несочетаемое: трагизм и абсолютную достоверность, понятность, знакомость. 

В чем-то «На пределе» сделан грубо, наивно, примитивно. Акин вставляет внутрь повествования семейную хронику, запараллеленную с основным сюжетом. Погибшие муж и сын веселятся на пляже — и тут же на морском берегу возятся неонацисты. Некоторые склейки — серпом по глазам, словно кто-то сменил техничного режиссера за монтажным столом на минуту. Есть, например, диалог, в котором собеседники монтируются через двойную экспозицию, «с наплывом». Дикий эффект, так обычно свадебные операторы делают, чтобы было красиво. Зато сцены, в которых ставка делается на драматизм — снятые одним планом, статичные, напряженные — с лихвой эти странности искупают.

«На пределе» странно вообще в чем-то винить. Этот фильм — слишком значительное событие, чтобы придираться к мелочам. О сегодняшней Европе пытались снимать многие режиссёры. Но далеко не ушли: живописали тяготы жизни мигрантов, в лучшем случае — как Аки Каурисмяки — демонстрировали примирение и согласие в большой европейской семье.



Фото: официальная страница в Facebook

Акин смог снять самое честное и прямое высказывание. О ненависти, подозрительности, нетерпимости, мести. Возможно, потому что он сам — лицо Европы двадцать первого века. Не забывший корней, но принесший своей стране и культуре Старого Света славу. Хотя бы в виде американского «Золотого глобуса» за лучший фильм на иностранном языке.

Иван Чувиляев, «Фонтанка.ру»

Медитация на тему мести: философия Макиавелли в бешбармак-вестерне «Голиаф»

В прокат выходит «Голиаф» Адильхана Ержанова — казахстанско-российская копродукция, участвовавшая в конкурсной программе «Новые горизонты» 79-го Венецианского кинофестиваля. Картина была удостоена премии независимых итальянских кинокритиков Bisato d'Oro в категории «Лучший актер» за работу Берика Айтжанова и Данияра Алшинова, сыгравших главные роли.

Статьи

>