«Стартрек. Возмездие»: Озеленение Луны

Джей Джей Абрамс пытается сделать невозможное. Он пытается продать космос. А космос сейчас продается плохо. Чуть лучше, чем пираты и морские сражения пятнадцать лет назад, но тоже очень туго. Чтобы продать людям море понадобился талант Гора Вербински – «Пираты Карибского моря» не только осчастливили зрителей и продюсеров, но последних к тому же еще и изрядно удивили. Когда именно ветер массовых настроений переменился и стал попутным для пиратских кораблей, никто в точности предсказать не мог. Вербински рисковал – и выиграл, как мы знаем сейчас. А покорять звездные дали – не пропадать же добру (благо фанатов старого сериального «Стартрека» на планете немало) - кинокомпания Paramount отправила Абрамса. Получившийся у него продукт сочли столь успешным, что и компания «Walt Disney», купившая недавно «Звездные войны» Джорджа Лукаса (вместе со всем «Лукасфильмом»), решила поручить управление своими звездолетами тому же Абрамсу. В руках которого теперь сразу две крупнейшие космические франшизы. Практически вся Вселенная.

А проблема между тем осталась. Космос не в тренде. Оно и понятно: идея покорения внеземных цивилизаций тесно связана с идеей мирового технического прогресса – а вот в него-то веры сейчас все меньше и меньше. Не то что в 1966 году, когда стартовали первые серии оригинального телесериала. Конец прошлого – начало нынешнего века – это время фэнтези (и идеология «крови и почвы» тут, к сожалению, играет не последнюю роль). В мире воображения фэнтези и фантастика – прямые конкуренты. Звездолет «Энтерпрайз» выбрал явно не лучшее время для полета. Джей Джей Абрамс собирает пожертвования на «озеленение Луны» в суровые для подобных шуток годы.



Фото: Пресс-служба Централ Партнершип

Недаром в ход пошли «альтернативные источники энергии». Главный фокус нынешнего «Стартрека» - Бенедикт Камбербатч в роли главного злодея. И дело тут, конечно, не в уровне мастерства выдающегося британского актера, а в неожиданной массовой популярности «Шерлока». Вроде бы, логично, но цифры кассовых сборов (а по отношению к блокбастерам такого рода они имеют значение – да, пожалуй, только они и имеют) свидетельствуют: второй абрамсовский «Стартрек» стартовал в прокате несколько даже слабее предыдущего. На «Шерлока» в кабине звездолета специально пойдут посмотреть только совсем отъявленные фанаты. Основная аудитория культового британского сериала с целевой аудиторией культового «Стартрека» совпадает незначительно. Это принципиально разные «культы». Элементарно: помнится, одной из классических особенностей гениального сыщика было как раз полное игнорирование знаний об устройстве Вселенной. Земля вращается вокруг Солнца или наоборот – на оттенок пыли с Риджент-стрит и погоду в Кардиффе это никак не повлияет. Другая оптика, иная крупность деталей.

Интересно, что в «Стартреке. Возмездии» Джей Джей Абрамс особенно гордился собственной «сменой оптики»: дальние планеты все еще эффектно взрываются, абстрактные вулканы все еще извергаются со страшной силой, звездолеты яростно мигают лампочками или что там у них, но в футуристические города уже можно заглянуть хоть на минутку (и это не обязательно будет минутка в условном безликом баре, где капитан Кирк опять напьется с досады, а мудрый отец-командир примется его утешать). Знаменитый «Огурец» Норманна Фостера в великолепной архитектуре абрамсовского «Лондона будущего» – это уже почти избушка на курьих ножках.



Фото: Пресс-служба Централ Партнершип

Характеры героев (ради которых, по исторгнутому прямо из глубины души режиссера признанию, он и ввязался в эти космические приключения) остались неизменными. Никто ничего не ждет от капитана Кирка (Крис Пайн) кроме непослушания, подвигов, самопожертвования и интрижек с человекообразными инопланетными кошечками. В кульминационной сцене он ногами отчаянно вышибает одну сверкающую высокотехнологичную межгалактическую скороварку из другой такой же – даже на фоне огненных протуберанцев под тревожную музыку этот космический героизм выглядит наивно. Зато командер Спок (Захари Куинто) интересен как раз тем, как долго он продержится, не реагируя ни на нежные чувства лейтенанта Ухуры (прелестная Зои Салдана), ни на бурные эмоции своего неуравновешенного капитана. «Вулканическому темпераменту» Спока (во вселенной «Стартрека» это определение обладает прямо противоположным смыслом) то и дело приходится принимать вызовы, буквально один за другим: то лейтенант чмокнет в щеку, то друг пожертвует карьерой, а то и жизнью ради его спасения. И надо не моргнуть глазом, печально пожурить измотанного неуставными подвигами товарища и «поступить правильно». Забавно, что за время существования «Стартрека» успел возникнуть локальный культ подавляющих эмоции «активных социопатов» - и сейчас Спок, пожалуй, выглядит перспективнее «классического» героя Кирка.



Фото: Пресс-служба Централ Партнершип

Иная степень крупности и в подаче главного злодея. Позвать Камбербатча и совсем-совсем не дать ему поиграть, было бы нелепо. Поэтому ренегат Джон Харрисон (а на самом-то деле никакой и не Харрисон, а куда более значительный и живучий злодей, но это – тссс! – большая тайна!), мстительно взорвавший несколько лондонских зданий, посажен в прозрачную клетку – и у лауреата премии Оливье есть около минуты на крупном плане. Ну что – он успевает. Особо зловещая манерка (из новых в ассортименте изобретательного актера) срабатывает надежно, слеза из глаз воплощения тьмы катится по идеальной траектории – разогнать своего персонажа до трагических высот и вчистую переиграть всех этих симпатичных спортсменов Камбербатчу, конечно, никто не позволит (монтаж решает все), но и жалеть тут не о чем.

На самом деле «Джон Харрисон» в фильме не столько злодей, сколько донор: с помощью крови этого генетически модифицированного персонажа то и дело оживляют то детей, то героев, а то и вовсе какую-то инопланетную меховую шапку. А вот «оживить» медленно угасающую франшизу оказалось делом более сложным. Недаром хорошая шутка в фильме всего одна: «Зачем ты меня разбудил?!!» - драконом ревет обезображенный от нечеловеческой ярости Камбербатч. И то верно: все это он мог сыграть, даже не просыпаясь.

Лилия Шитенбург, «Фонтанка.ру»

 

Что случается в полнолуние. В Петербурге выступил Театр танца Пины Бауш

Вместо фестиваля «Александринский», переехавшего на 2022 год, под его эгидой выступил легендарный немецкий коллектив, завороживший зал своим спектаклем на музыку Тома Уэйтса, Амона Тобина, The Alexander Balanescu Quartett и других.

Статьи

>