Фото: пресс-служба Цирка Чинизелли

Цирк во время каникул

31 декабря 2017, 13:22
Версия для печати Версия для печати

Новый год – время цирка. В этот период в России и по всему миру в переполненных шапито и стационарных зданиях цирковые артисты дают по два-три представления в день. В нашем городе традиция особых новогодних представлений зародилась еще при Гаэтано Чинизелли, когда в его цирке к Новому году стали готовить специально созданную сказку для детей. На рубеже 2017/2018 все по-прежнему и даже лучше: на этот раз в Петербурге идет сразу четыре цирковых представления, каждое из которых может рассчитывать на своего зрителя. В чем их достоинства и чем они отличаются разбиралась эксперт Фонтанки.

«Зайчество»

Самый необычный цирковой спектакль города проходит на площадке «Упсала цирка». Так оно и должно быть, ведь это первый и единственный в мире цирк для хулиганов, к которым в новогодние праздники могут присоединиться все желающие. Запустив свой первый новогодний карнавал год назад, Упсала цирк развил идею и в том же формате, но с новыми развлечениями, предлагает своим зрителям погрузиться в проказы озорных зайцев. Уже на подходе к цирку лодка на колесах с Дедом Мазаем на борту встречает всех гостей и перевозит к главным развлечениям. Чтобы настроиться на праздник можно принять участие в заячьих бегах, лыжном забеге, прыжках на скейте, катании с горки. Внутри здания развлечения продолжаются – здесь на настоящей печатной машинке пишут себе письма 2018 год, обнимаются с веселыми цветными зайцами и делают морковки-маракасы. И буквально каждый, независимо от возраста получает настоящие заячьи уши: к началу представления зал полон зайцев на сцене и в зале.

В «Упсала цирке» занимаются цирковым искусством, которое лишено стремления к рекордным трюкам, зато умеет дарить радость момента и зрителям, и артистам. В основе создания непринужденной атмосферы в зрительном зале и на сцене – умелая режиссура, грамотно расставляющая акценты по ходу действия и ориентированная на то, чтобы выгодно подать даже самый незамысловатый трюк. Так, групповое жонглирование с всего несколькими пробросами в каждой комбинации подано за счет перемещений артистов так, что кажется, будто на сцене – опытный коллектив жонглеров. Такой прием тем более важен, поскольку большую часть артистов составляют дети, умеющие быть непосредственными, но лишенные пока что идеальной выучки. В «Упсала цирке» востребован другой тип артиста, и он больше близок уличному цирку, нежели цирку стационаров и шапито. Его главная задача – вызвать отклик в зрителе, заставить его живо реагировать, поверить, что цирк может быть другим – радостным, легким, доступным и очень веселым. На «Зайчестве» зайцам «Упсалы» это удается с блеском – горящие глаза детей и взрослых, мгновенно откликающихся на любой призыв со сцены тому подтверждение. Карнавал завершается заячьим танцем-хороводом, в который с удовольствием включаются дети от грудничков до подростков и их восторженные родители.



Фото: Пресс-служба Упсала-цирка

«Снежная королева»

Большой московский государственный цирк привез в Санкт-Петербург на новогодние праздники свою прошлогоднюю премьеру, которую нельзя пропустить. В пространстве «Сибур-арены» до 8 января будет идти спектакль «Снежная королева» — почти точная копия той программы, что показывалась в Москве год назад, за тем лишь исключением, что в Петербург не приехали белые медведи Юлии Денисенко. Созданная для пространства цирка, «Снежная королева» не без потерь перенесена в спортивно-концертный комплекс, однако практически не пострадала благодаря тому, что переносом занимался сам режиссер. Как это не впервые происходит в БМГЦ, спектакль является результатом тесного сотрудничества автора сценария и режиссера Евгения Шевцова, хореографа Ольги Полтарак и художника по костюмам Надежды Русс.
История постановок «Снежной королевы» имеет в цирке давнюю традицию благодаря тому, что эта сказка, как своеобразная роуд-муви, идеально ложится на номерную структуру любого циркового представления. Однако нынешняя созданная в БМГЦ сказка войдет в историю циркового искусства как один из самых сбалансированных и, что очень важно, решенных в едином визуальном ключе спектаклей, в котором цирк, не уступив своих позиций по трюкам, оказался местом действия прекрасной, ясной в образах и метафорах пантомимы.

Шевцов с коллегами рассказывает историю о Снежной королеве без единого слова. Его выразительные средства – это язык тела, танца, музыки. Двигаясь по сюжету сказки, режиссер находит логичные ходы в подаче цирковых номеров, которые оказываются настолько вплетены в действие, что кажутся словно специально созданными для этой новогодней сказки. Блестящий медвежий аттракцион под руководством Юрия Александрова с остроумными и изобретательными трюками в исполнении талантливых мишек умело вплетен в атмосферу городского праздника, акробаты на подкидных досках под управлением Анатолия Рубана разыгрывают ситуацию разбойничьего табора, к которому присоединяются зажигательные джигиты под руководством Виолетты Александровой-Серж. В царстве Снежной королевы красуются олени и упряжки лаек под управлением Ирины Леонтьевой и невозмутимые как холодные кристаллы акробаты Александра Маслова с умопомрачительным номером «Движущееся кольцо». Примечательно также, что в «Снежной королеве», в отличие от многих новогодних сказок, все номера идут не в усеченном виде, а с полным показом всех самых рекордных трюков.

Полноправным и незаменимым соавтором режиссера становится хореограф Ольга Полтарак, умело направляющая многочисленные выходы кордебалета, который в этом спектакле становится чуть ли не главным действующим лицом. Удалой танец горожан, собирающихся на городской площади, бал утонченных придворных, залихватские пляски разбойников, зловещий выход свиты Снежной королевы решены с полным пониманием характера и стиля придуманного режиссером спектакля и неразрывно связаны с собственно трюковой составляющей номеров.

В режиссуре Шевцова нет случайностей, зато есть отрадное внимание к мелочам. Сказка словно пребывает в своей первозданной красоте. Ничто не смущает взгляд, не отвлекает от происходящего. Униформисты делают свою работу слаженно, четко и до крайности быстро и незаметно. Даже смена ковра спрятана от глаз зрителя под громадным, во весь диаметр манежа, покрывалом, да так ловко, что разглядеть это удается только самым внимательным. При этом создатели спектакля не ограничиваются линейным действием и придумывают сюжеты внутри сюжета. Так, разухабистая пляска разбойников прерывается появлением атаманши, и легко понять, что вся банда от нее без ума: выстроившиеся в шеренгу разбойники, сраженные красотой, один за другим падают плашмя при взгляде на свою предводительницу. На балу придворных, умело выстроенном вокруг номера акробатов на шесте, оказываются две пикирующиеся примы, для которых точно выполненный кульбит — это лишь повод подразнить соперницу. Первый выход Снежной королевы, обитающей в вышине выстроенной у манежа сцены, подан как выход инфернального существа. Под звон стекла и колокольчиков, вспышки софитов, дымовые вихри на манеже и кружащую в вышине снежную пургу Снежная королева появляется в окружении кристаллов в сверкающем одеянии и фантастическом головном уборе.

«Снежная королева» смотрится единым спектаклем еще и потому, что каждый номер и действующее лицо «одеты» одним художником. Надежда Русс вторит режиссеру во внимании к мелочам: диковинные головные уборы, элементы одежды и аксессуары придуманы так изобретательно, что кажется, что в многофигурной постановке нет двух одинаковых костюмов.

В своей постановке режиссер с успехом замахнулся и на давно невиданное — выстроил роли своим главным героям. Герда и Кай (Виктория и Сергей Акимовы) — не просто статисты, время от время появляющиеся между номерами, а полноправные участники представления. Молодые, но уже очень опытные артисты, они активно участвуют и в городских забавах с медведями, выводят собственных прекрасных собачек (к слову, этот номер очень вырос за последнее время), вспрыгивают на разбойничьих лошадей. Столь же выразителен и состоящий на службе у Снежной королевы Сосульк – забавный и в то же время коварный карлик. Артист, исполняющий эту роль, умудряется передать трогательность и беззащитность, и в то же время напористость своего героя. При этом он вовсе не заменяет собой клоуна – режиссер намеренно отказывается от клоунских выходов, что обеспечивает действию непрерывность сюжетной линии и эмоциональных реакций.

«Снежная королева» — абсолютный must see этих новогодних праздников. Это не только увлекательная новогодняя сказка, но и прекрасный образец отечественного цирка в этом жанре за последние два десятилетия.

 

«Королевство волшебных зеркал»

Цирк Чинизелли (цирк на Фонтанке) представляет в новогодние праздники программу «Королевство волшебных зеркал» в постановке Сергея Бондарчука и при участии семьи немецких дрессировщиков, братьев Алекса и Кристиана Гертнеров. Именно последнее обстоятельство придавало новогодней премьере интригу: впервые за многие годы петербуржцы смогут увидеть на манеже представителей европейской династии, подвизающихся в дрессуре самых различных животных и даже в акробатике. Предпремьерные ожидания реализуются лишь отчасти. После феерической новогодней программы прошлого года, которую готовил еще Гия Эрадзе, цирк Чинизелли вдруг шагнул в советскую эпоху натужных спектаклей, едва вьющихся вокруг заявленного сюжета, косноязычных шпрехшталмейстеров и неинтересных визуальных решений. В «Королевстве волшебных зеркал» сюжет присутствует лишь номинально дабы соблюсти статус кво, необходимое в новогодние праздники и соответствовать ожиданиям зрителей, привыкших видеть в эти дни на манеже сказки. Торжественно представленная публике Принцесса цирка в исполнении Ольги Клюевой оказывается похищенной Злой королевой и ее отправляются искать. Об этом обстоятельстве по ходу представления будут вспоминать, но не всегда и никогда образными средствами. Заявленная режиссура Сергея Бондарчука в «Королевстве кривых зеркал» сводится к тому, что он, исполняющий роль ведущего поочередно вопрошает каждого уходящего с манежа артиста, не видал ли он Принцессы. В финале принцессу вдруг неожиданно находят, а похитившую ее Королеву наказывают.

Ведущий, отвечающий поначалу за сюжет, со временем присваивает себе просветительские функции. Разрастающиеся комментарии Бондарчука касаются обстоятельств исполнения номеров, и представление вдруг оказывается не новогодней сказкой, а способом изучения сложностей циркового искусства. Бондарчук неоднократно сокрушается о том, как же дети Гертнеров в столь юном возрасте выходят на манеж, не перестает повторять, что трюки это очень сложно, призывает детей не пугаться, когда Злую королеву в иллюзионном трюке насаживают на шомпол словно кусок шашлыка.



Фото: пресс-служба Цирка Чинизелли

С точки зрения режиссуры и образного ряда представление в цирке Чинизелли, пожалуй, самое невнятное из тех, что видел петербургский зритель за последние несколько лет. Оно лишено всякого единства в визуальном плане и разваливается на череду отдельных номеров по принципу классического дивертисмента. Силящиеся развеселить публику клоуны используют надоевшие до зубовного скрежета репризы безо всякой изобретательности и, несмотря на природную органичность, больше заняты собственными выходами нежели классической задачей связующих представление коверных. Так и хочется обязать всех прибывающих в Петербург клоунов просматривать программы предшественников во избежание наскучивших повторений репертуара. Однако все эти обстоятельства не умаляют достижений отдельных артистов, и об этом стоит упомянуть особо.

Как всегда безупречны акробаты на подкидных досках под управлением Вячеслава Черниевского. Их мальчишеский драйв, пластичность, эмоциональность вкупе с выдающимися акробатическими трюками никого не оставляют равнодушными.

Цементирует представление выступления семейства Гертнеров. Кристиан Гертнер выводит прекрасную шестерку фрисландских лошадей, мерным шагом исполняющую все элементы дрессуры лошадей на свободе. Неспешный ритм позволяет в нюансах рассмотреть плавные движения и струящие гривы и хвосты этих небесной красоты вороных коней. Алекс Гертнер выводит столь же прекрасную, словно только что покинувшую парикмахерскую шестерку верблюдов. Малолетние дети дрессировщиков гоняют по манежу четверых гусей. Но венцом программы становятся, конечно, два аттракциона со слонами «Слон и дети» и «Подарок Деда Мороза». Характер взаимодействия дрессировщиков со слонами позволяет больше говорить не о дрессуре как таковой, а о высочайшей степени доверия между животными и людьми. Слоны носят в хоботе детей Гертнеров, кружатся с ними, ложатся на распластавшегося перед ними дрессировщика, поднимаются на пирамиду из тумб, делают стойку на голове. Гертнеры при этом не особенно форсируют ритм трюков, давая возможность животным исполнять все задуманное в своем темпе.



Фото: пресс-служба Цирка Чинизелли

Новогодняя программа в цирке продлится до 10 января, после чего в измененном виде, но почти с тем же составом исполнителей будет идти до конца апреля.

«Тайна снежных львов»

Артисты новогодней программы цирка в Автово стараются держать уровень изо всех сил. Несмотря на очевидный недостаток финансовых вложений программа в Автово достойна внимания хотя бы потому, что в ней принимает участие сразу несколько лауреатов международных конкурсов. Двукратный чемпион России Георгий Прилепо вместе со своей семьей показывает малоизвестный в России жанр жонглирования дьяболо. Лауреат международного конкурса в Белоруссии труппа «Эквилибрити» исполняет сложные прыжки с одного перша на другой. Лауреат и призер международных конкурсов Энрико Аннаев творчески осмысливает жанр жонглирования в духе современных европейских веяний и создает на манеже образ скучающего офисного работника, вдруг превращающегося в ловкого жонглера, реквизитом которого становится офисная мебель. Венцом программы является аттракцион «Арт-директор» с участием белых и рыжих львов и львиц под управлением Надежды Сквирской – единственный на сегодня пример в отечественном цирке соединения львиц и львов в одной клетке.



Фото: vk.com/avtovo_circus

Программа «Тайна снежных львов» подана как классический дивертисмент во французском шапито. Роль клоуна отдана многократному призеру международных фестивалей Армену Асирянцу, выходы которого убеждают в том, что даже избитый репертуар можно подавать свежо, со вкусом и таким редким у клоунов чувством меры.

Программа в цирке в Автово продлится до 14 января.

Ирина Селезнёва-Редер, специально для «Фонтанк.ру»

 

«Песни группы «Кино» – наша Марсельеза». Участник записи «Группы крови» Андрей Сигле - о том, как это было

15 августа 1990 года Виктор Цой погиб в автомобильной катастрофе. Незадолго до годовщины, кинопродюсер, композитор Андрей Сигле рассказал «Фонтанке» о том, как он ненадолго становился «участником» группы «Кино», почему песни Цоя актуальны 30 лет спустя, и что может оправдать концерт легендарной группы без солиста на сцене.

Статьи

>