В Эрмитаже открывается выставка главного художника БДТ

14 октября 2017, 11:05
Версия для печати Версия для печати

Сегодня в фойе Эрмитажного театра открывается для широкой публики и продлится до 19 ноября выставка эскизов, костюмов, макетов главного художника БДТ им. Г.А.Товстоногова Эдуарда Степановича Кочергина, приуроченная к 80-летию мастера.

На открытии выставки директор Эрмитажа Михаил Пиотровский объяснил, почему Кочергин, вроде бы, совсем не эрмитажный художник выставляется в этом пространстве. Принципиальным для Пиотровского является факт, что Кочергин – безусловный знак ленинградской-петербургской культуры, его творческий образ, стиль работы, его тип художественного мышления неотъемлемы от этого города, от его живых, а не декларированных «сверху» традиций. Пиотровский привёл в пример свое знакомство с Кочергиным: «При нашей первой встрече Эдуард Степанович рассказал мне, что когда впервые после лагерного детства (Кочергин был ребенком врагов народа, и в четырехлетнем возрасте оказался на «казенных квартирах», в детприемниках-распределителях ведомства Лаврентия Берии. – Прим.ред.)» попал на Дворцовую площадь и увидел Эрмитаж, его внимание поразили статуи на крыше. Они показались ему вертухаями, стерегущими этот старейший музей».

- И это очень точное замечание, – добавил Пиотровский, – потому что эти статуи, действительно, своего рода охранники Эрмитажа, которые берегли его в разные год. Мы, сотрудники музея, воспринимаем их именно так.

Макет декорации к спектаклю
Макет декорации к спектаклю "Господа Головлевы", режиссер Лев Додин

В свою очередь, художественный руководитель БДТ Андрей Могучий говорил о Кочергине как о безукоризненном профессионале и человеке, не только сохранившем историю театра, которую можно изучать по макетам его спектаклей (а это более 30 спектаклей, созданных с Товстоноговым, а также работы с Львом Додиным, Камой Гинкасом и другими режиссерами), но и как о человеке, регулярно оживляющим историю нашей страны. Речь – о Кочергине-писателе, выпустившем уже шесть книг, и, в частности, книгу «Крещенные крестами», по который в БДТ, по словам Могучего, идет спектакль, пользующийся невероятной популярностью – автобиографический спектакль о лагерном детстве мальчика Степаныча. «Когда моя дочь, уже зная Кочергина, посмотрела этот спектакль, – рассказал Могучий, - она все время меня спрашивала, неужели Эдуард Степанович действительно все это пережил? Никак не могла поверить. В то, о чем написал Кочергин, в самом деле, сложно поверить, но об этом нельзя забывать. И вот книги Эдуарда Степановича не дают об этой страшной странице российской истории прошлого века забывать – ни нам, ни, что особенно важно, нашим детям».

Сам Кочергин во вступительной речи говорил о том, что к выставленным работам относится исключительно как к документам – спектакли давно не идут, а макеты и эскизы остались, и можно составить представление о том, как это выглядело на сцене, – и рад, что у него появилась возможность с этими важными документами познакомить широкую публику.

Безусловно, Эдуард Степанович прав: значение этих «документов» эпохи, свидетельств художественной мысли, жизни великого без преувеличения товстоноговского БДТ и других театров прошлого века переоценить трудно. На макетах видно, что каждая из работ Кочергина – модель мироздания в миниатюре. И он, и его соавторы-режиссеры мыслили глобально, предлагая вниманию зрителей не частные истории, а особый, уникальный взгляд на целый мир и его проблемы. На выставке можно увидеть мир как огромную шубу – эта знаменитая шуба – «царство» Иудушки Головлева – вошла во все учебники истории театра: не уютная, теплая шуба, а шуба как капкан, как нафталинное, затхлое обиталище персонажей Салтыкова-Щедрина в спектакле Льва Додина. А можно – легкий, воздушный, пронизанный светом мир, в котором жили герои пьесы «Возвращение на круги своя» Иона Друце в московском Малом театре.

Костюм Сергея Юрского в спектакле
Костюм Сергея Юрского в спектакле "Мольер", режиссер Сергей Юрский

Тут есть и кочергинская черная луна на макете «Тихого Дона», и стена дома из абрамовских «Братьев и сестер», и люстры из «Мольера» – каждая из этих придуманных Кочергиным театральных метафор идеально выражает режиссерскую идею, позволяют детально воссоздать в воображении общую картину спектакля. А фотографии – Мольера-Юрского и его защитника-гонителя Людовика-Басилашвили, Смоктуновского-Иудушки, Борисова-Мелехова – позволяют без труда оживлять в воображении отдельные сцены, и, словно на машине времени, переноситься в ту прекрасную театральную эпоху.

Но есть еще один важный момент: сейчас, в компьютерный век, уходит в невозвратное прошлое сама культура создания макета, и люди – знатоки театра, способные в миниатюре создать рабочую модель театральной декорации так, чтобы она дышала и жила. Макеты Кочергина оставляют ощущение совершенного чуда, к которому стоит прикоснуться, и Эдуард Степанович отдельно благодарил своих макетчиков, кланяясь и называя по именам каждого.

Жанна Зарецкая, «Фонтанка.ру»
 

Что случается в полнолуние. В Петербурге выступил Театр танца Пины Бауш

Вместо фестиваля «Александринский», переехавшего на 2022 год, под его эгидой выступил легендарный немецкий коллектив, завороживший зал своим спектаклем на музыку Тома Уэйтса, Амона Тобина, The Alexander Balanescu Quartett и других.

Статьи

>