«Настоящее искусство их пугает»

23 сентября 2017, 14:12
Версия для печати Версия для печати

В Строгановском дворце открылась выставка «Андрей Тарковский. Художник пространства», приуроченная к его 85-летию. Посмотреть материалы из частных и государственных коллекций, собранные Русским музеем, можно до 20 ноября. Среди экспонатов — фотографии со съемок, афиши, а также рисунки и картины, написанные режиссером.

Творчество Андрея Тарковского, одного из величайших кинорежиссеров, получившего при жизни больше признания за границей, чем на родине, тесно связано с историей мировой живописи. Во многом, изобразительное искусство — ключ к пониманию его идей, воплощенных в фильмах.

«Впечатление от какого-либо живописного полотна могло подтолкнуть его к определенному решению той или иной сцены, – вспоминает Марина Тарковская, сестра режиссера, в статье, опубликованной в каталоге выставки. – Иногда он вплетал в кинофильм цитаты из живописи. Так, сцена встречи главного героя с отцом в «Солярисе» напоминает картину Рембрандта «Возвращение блудного сына», а цитата из Брейгеля «Зима. Охотники на снегу» в том же «Солярисе» перешла и в следующий фильм, «Зеркало» — вспомним зимний пейзаж в сцене
«Тир». С удивительным постоянством Тарковский демонстрирует нам в своих фильмах шедевры мировой живописи, при этом каждый из них служит выражению идеи всего фильма или его отдельной сцены».


"Солярис"

Фото: скриншот видео

Среди других примеров – «Апокалипсис» Дюрера в «Ивановом детстве», «Иоанн Креститель» из Гентского алтаря братьев ван Эйк в «Сталкере», и, конечно, иконы в фильме «Андрей Рублев»... А идея об отрицании разобщенности и необходимости взаимопонимания между людьми, которую он привнес в «Солярис», по словам Марины Арсеньевны, была почерпнута Тарковским в цикле Карпаччо о святой Урсуле.

Тарковский не только разбирался в живописи, но и сам рисовал. В седьмом классе поступил в художественную школу, однако вскоре заболел туберкулезом и оставил профессиональные занятия — но не само увлечение.

«Я помню, что ребенком он рисовал постоянно — сидел в своей любимой позе, подвернув под себя ногу, немного склонив голову к правому плечу, — и рисовал», – вспоминает Марина Тарковская, которая и предоставила некоторые работы брата для выставки в Строгановском дворце.

Живопись и рисунки Тарковского плохо известны широкой публике. И в желании открыть их российскому зрителю – особенность выставки в Строгановском дворце.

Андрей Тарковский. Фасад дома
Андрей Тарковский. Фасад дома

Фото: Пресс-служба Русского музея

«Мы старались показать истоки его художественного видения, начиная с детских рисунков — школьных, юношеских, – и проб в живописи, – рассказала «Фонтанке» Светлана Зинченко, заведующая сектором современной фотографии Русского музея. – Эти материалы редко выставляются, некоторые вообще не выставлялись».

По ее словам, в экспозиции представлен лишь небольшой процент его работ (фактически — один зал, далее идут фотографии со съемок, разделенные на тематические блоки, соответствующие картинам). Однако общий объем наследия Тарковского сейчас не установить.

«Очень многое хранится в частных коллекциях, и мы просто всего не знаем, – пояснила она. – Мы можем судить о государственных институциях, фонды которых нам доступны. Рисовал он много. Раскадровки к фильмам – это тоже «его рук дело». На «Сталкере» он же был художником-постановщиком. А художник – это вся сценография, которая выполнена от руки – и в живописном виде, и графически».

Идея показать изобразительное творчество кинорежиссера на самом деле не нова: в Русском музее признают, что прототипом нынешней выставки была выставка «От Эйзенштейна до Тарковского. Живопись кинорежиссеров в СССР», проходившая в Мюнхене и в Вене в 1980-х.

«Для меня как для обычного зрителя Тарковский был режиссером, я знала о его графике — но больше ни о чем, – поделилась впечатлениями от подготовки выставки Светлана Зинченко. – Да, я выпускаю из вида полароиды (Тарковский фотографировал, его снимки широко известны, — прим.ред.), но меня безумно удивила живопись, я ее не видела до этого».

Андрей Тарковский. Ель
Андрей Тарковский. Ель

Фото: Пресс-служба Русского музея

Живопись была для Тарковского спасением – в те моменты, когда он не мог снимать.

«Он плавно переходил от реализма к абстракции и наоборот, возвращаясь от акварели к масляной живописи, не забывая свои любимые зарисовки цветными карандашами и черной шариковой ручкой, – рассказывает руководитель издательства Русского музея Йозеф Киблицкий. – Тарковский творил. Это была для него творческая отдушина и другая возможность заполнить время вынужденного простоя между съемками своих кинокартин».

Андрей Тарковский. Абстракция
Андрей Тарковский. Абстракция

Фото: Пресс-служба Русского музея

Поначалу успешно начавшийся творческий путь режиссера (съемки дипломного фильма на «Мосфильме», диплом ВГИКа с отличием, главный приз в Венеции за первую же полнометражную работу – фильм «Иваново детство») становился все более трудным по мере того, как страна переходила от «оттепели» к «застою»: чиновники просто не понимали его картин, как и среднестатистические зрители, не привыкшие к его особому киноязыку.

В отчаянии от того, что в СССР никак не мог выйти на экраны «Андрей Рублев», которого к тому моменту уже посмотрели во Франции, режиссер даже обращался к лидеру страны.

«Не имея работы, я не имею и средств к существованию, хотя у меня есть жена и ребенок, – обращался он в письме к Леониду Брежневу в 1969-1970-м годах. – Мне особенно неловко говорить об этом, но положение мое так долго не меняется, что больше молчать я не могу. Я очень прошу объяснить мне, когда же наш фильм увидит свет и когда же я смогу приступить к дальнейшей работе».

Спустя годы, уже в эмиграции (о своем решении не возвращаться на родину Тарковский объявил в Италии 10 июля 1984 года) он напишет отцу:

«Может быть, ты не подсчитывал, но ведь я из двадцати с лишним лет работы в советском кино — около 17 был безнадёжно безработным. Госкино не хотело, чтобы я работал! Меня травили всё это время и последней каплей был скандал в Канне, где было сделано всё, чтобы я не получил премии (я получил их целых три) за фильм «Ностальгия»».

На съемках фильма «Сталкер»
На съемках фильма «Сталкер»

Фото: Пресс-служба Русского музея

В дневнике – «Мартирологе», который, опять-таки, на Западе узнали и опубликовали задолго до того, как это сделали в России, Тарковский изливал свою боль по поводу отношений с властями, которые не дают ему работать.

«Неужели опять сидеть годы и ждать, когда кто-то соизволит выпустить картину? – писал он. – Что это за поразительная страна, которая не хочет ни побед на международной арене нашего искусства, ни новых хороших фильмов и книг? Настоящее искусство их пугает. Это, конечно, естественно; искусство, без сомнения, противопоказано им, ибо оно — гуманно, а их назначение — давить всё живое, все ростки гуманизма, будь то стремление человека к свободе или появление на нашем тусклом горизонте явлений искусства. Они не успокоятся до тех пор, пока не уничтожат все признаки самостоятельности и не превратят личность в скотину. Этим они погубят всё — и себя, и Россию».

Спустя годы к этому добавились переживания из-за разлуки с сыном, которого сделали в Советском Союзе «заложником», не выпуская за границу к отцу — исключение сделали лишь после того, как стало известно о том, что Тарковский смертельно болен.

Поля «Мартиролога», обрывающегося за две недели до смерти режиссера (его не стало 29 декабря 1986 года), испещрены рисунками. За полгода до смерти, уже зная о том, что у него рак легких, Тарковский подарил своему другу и коллеге Эббо Деманту рисунок с изображением дерева и православного креста.

Алина Циопа, «Фонтанка.ру»

 

«В последние минуты он говорил об Ахматовой». Об Анатолии Наймане вспоминает Яков Гордин

Поэт ахматовоского круга, Анатолий Найман скончался 21 января после инсульта, который он пережил на днях прямо во время своего выступления на конференции в Москве. В этот тяжелый день «Фонтанка» обратилась к писателю, главному редактору журнала «Звезда» Якову Гордину, и тот любезно поделился своими воспоминаниями.

Статьи

>