«Блокбастер», которого нет

14 июля 2017, 14:10
Версия для печати Версия для печати

В прокате – «Блокбастер», черная комедия с полным составом лучших отечественных актеров. Фильм, в теории обреченный на то, чтобы стать народным. На деле же он доказывает, что главная проблема современного общества – тотальное неумение не то что договариваться, а попросту разговаривать.

«Блокбастер» сразу попал в обойму лент особенно ожидаемых. Хотя бы по той причине, что его режиссером выступил Роман Волобуев, бывший кинокритик «Афиши», персона, про которую сразу ясно, что журнальная писанина для него – временное стойбище. Его дебют «Холодный фронт» был лентой очень симпатичной, мастерски сделанной, да еще открывшей для отечественного кино замечательного оператора, Михаила Хасаю. «Блокбастер» обещал выход кинорежиссера в свет. Жанр бойкий и популярный – черная комедия. Сюжет завлекательный, подстать «Кококо» Дуни Смирновой: две барышни, столичная фифа и дурында из Электроуглей, сталкиваются случайно, и взаимно, так сказать, обогащают друг друга. Список актеров впечатляющий: красотки Светлана Устинова и Анна Чиповская в главных ролях, крышесносная вереница знакомых физиономий – Цыганов, Ефремов, Ходченкова – во второстепенных. В общем, все вводные для большого, всем понятного, коммерчески успешного фильма. Такого, каких давно уже не появлялось – со времен «Шапито-шоу», разлетевшегося на цитаты и засмотренного до дыр. Что-то подобное умеет делать еще Жора Крыжовников – но часть аудитории он все-таки теряет из-за того, что работает со студией «Базелевс», к которой после «Дозоров» отношение так себе.

Но все надежды на явление нового умного и популярного фильма обернулись некрасивым скандалом. Впервые картину представили публике в начале июня, в основном конкурсе Кинотавра. Перед показом Волобуев вышел представлять фильм, но, вместо обычного «Спасибо съемочной группе, приятного просмотра», произнес долгую нервную речь, суть которой сводилась к следующему. Фильм он за свой не признает. Имя из титров снимает. Всему виной конфликт с продюсерами, они ленту перемонтировали на свой лад, и ничего общего с изначальным замыслом финальный монтаж не имеет.

 Забегая вперед, сразу скажу: режиссером в титрах значится героиня Анны Чиповской. Та самая девица из Электроуглей. Что считывается как честная, но не слишком удачная попытка продюсеров Ильи Стюарта и Мурада Османна сохранить лицо. Обернуть все дело в концептуальную шуточку. Но не вышло. Дело оказалось намного серьезнее: это правда конфликт режиссера и продюсеров. Причем не каких-нибудь акул бизнеса, завсегдатаев Фонда Кино, а молодых и бойких ребят, с нуля создавших свой продакшн, до сих пор снимавших достойные картины – в кейсе их студии «Хайп», например, «Ученик» Кирилла Серебренникова.

Виноват в конфликте продюсеров и режиссера единственно сам же фильм. Этот материал им обоим оказался не по зубам. Каждый пытался разгрызть орех-кракатук успешной ленты по-своему. Волобуев – мастерством и эстетством. Стюарт и Османн – старыми добрыми инструментами создания рыночного продукта. Ни одно из средств не сработало.

Перемонтаж ленты, естественно, не пошел ей на пользу. Сбились акценты: в самом начале картины героиня Устиновой случайно сбивает зеркало со своей машины, а в финале его же сшибает шальная пуля. То, что в режиссерской версии должно было работать, как важная рифма, в продюсерской потерялось. Чтобы вычленить параллель, нужно картину смотреть очень внимательно.

Методы создания «успешного фильма» здесь катастрофически не срабатывают: хотя, возможно, что-то потерялось при создании нынешней, прокатной сборки. Создатели пытаются разыграть карту намеков и аллюзий – это почти всегда смешно. Героиня Чиповской, чтобы расстрогать свою новую подружку, близко к тексту пересказывает «Танцующую в темноте» Триера. Кто из массовых зрителей прочтет эту шутку? Действие сопровождают титры-лирические отступления, сюжет поделен на главы. Кто считает цитату, помянув добрым словом Сергей Саныча Соловьева? Не все друзья в фейсбуке даже.

Другой способ коммуникации со зрителем – намеки на актуальную повестку дня. Героиня Чиповской появляется в кадре в балаклаве – это, предположим, каждый «валенок» распознает, на кого намек. А в финале, специально для «валенков», она же становится феминисткой и решает бороться за права зэчек. Ну и, если кто-то вовсе дебил и ни телевизора, ни фейсбука, бедолага, не имеет, Чиповская играет портретную роль Надежды Толоконниковой. Пусси Райот знают все, но вот откровенно карикатурная интонация, с которой эти рифмы поданы, вполне может сделать и Стюарта, и Османна, и Волобуева (да-да, мы охотно верим, что злые продюсеры взяли и пересняли финал и начало, специально чтобы подставить, очернить и вообще) персонами нон-грата. Во всяком случае, в определенной среде. Другая аналогия – постоянное упоминание в сюжете журналистов «Лайф Ньюс» – вовсе обескураживает своей топорностью. Ну, хоть бы придумали как-то их по-другому назвать, сотрудники «дорогой редакции» ведь тоже обидеться могут, а то и в суд подать.

Наконец, вовсе стопудовый прием. Набить кадр знакомыми физиономиями. Как в «Человеке с бульвара капуцинов» или «Жмурках». Превратить действие в череду выходов коверных. И тут засада: Евгения Цыганова комедийным актером не назовешь, даже с очень большой натяжкой. Он всегда – и в «Блокбастере» тоже – играет героя-любовника. Михаил Ефремов не вылезает из фирменного образа пьющего кретина в возрасте, ничего экстраординарного не делает. Светлана Ходченкова появляется в камео на пять минут. Остальные – составляющие ту самую массу знакомых лиц – незнакомы большинству зрителей. Эту толпу распознает только публика того же Кинотавра – остальные зрители попросту никого здесь не идентифицируют. Ну кто, кроме завсегдатаев гостиницы «Жемчужина» знает в лицо сестер Носик? Кто помнит, кто такая Ирина Рахманова и чем она замечательна? Кто оценит шутку, что журналистку, которая берет интервью у героя Цыганова, героиню Юлии Снигирь (красавицы, спору нет), в титрах обозначили как Ванину, а в кадре еще фигурирует телеведущая Елена Ванина? «Блокбастер» как комедия сработает только для тех, кто, так или иначе, знаком/дружит с создателями, хотя бы в Фейсбуке. Если бы планку ставили на такой уровень – никаких вопросов бы не было. Но хотели все-таки другого.

Проблема тут вполне глобальная. Желание снять «кино для всех» оборачивается, как обычно, «фильмом для своих». Лобану и Потаповой удалось снять всем близкое и понятное «Шапито-шоу» именно потому, что они ни на что не претендовали. Тихо создавали кино именно что для своих (их кинокомпания так и зовется, «Свои»). Снимали тусовщиков, корешей. Но делали это так, что каждый хотел с ними познакомиться, хоть на часок стать причастным магии любви, дружбы, уважения и сотрудничества. Более-менее выстрелившие «Питер-ФМ» или «Неадекватные люди» получились именно по причине малых амбиций. Когда же пытаются найти общий язык – эсперанто, которое будет понятно и пенсионерке из Ухты, и бизнесмену из Москвы, – получался пшик. Так было со «Страной ОЗ» Василия Сигарева: хорошим, смешным, с афористичными диалогами и читаемыми камео фильмом, при этом совершенно не понятным и не понятым по художественной части. Оставили бы Стюарт с Османном режиссерский монтаж – может, что-то бы из «Блокбастера» и вышло. Хотя бы просто хороший фильм. Из этой же прокатной версии можно вынести одно: совсем вы там, в Москве свой, рехнулись. Электроугли им провинция. Пусси Райот им смешные. Тьфу на вас, как завещал киноклассик.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру»

Что случается в полнолуние. В Петербурге выступил Театр танца Пины Бауш

Вместо фестиваля «Александринский», переехавшего на 2022 год, под его эгидой выступил легендарный немецкий коллектив, завороживший зал своим спектаклем на музыку Тома Уэйтса, Амона Тобина, The Alexander Balanescu Quartett и других.

Статьи

>