Фото: Пресс-служба West

«Добро пожаловать в капкан»: Игра в кубики и обои в цветочек

24 апреля 2013, 18:53
Версия для печати Версия для печати

Героям этого фильма все время некогда. Сесть и поговорить друг с другом, дослушать начальственный разнос, поцеловать девушку, всерьез выяснить отношения со слишком осведомленной журналисткой, попрощаться с отцом, подыхая от пули в животе, да мало ли дел. Все на бегу. У Лондона в криминальном триллере Эрана Криви – особый пульс. И у хороших детективов, и у коварных злодеев там повышенная скорость реакции. Туповатых «тормозов» в фильме только два: ну так один – сторож на складе, а другой – парикмахер. Остальные предпочитают быстро жить и – если не повезет – быстро умирать.

Лондон в фильме Криви – это не вид на Тауэр-бридж, набережная Темзы, Биг-бен и диккенсовское обаяние стилизованных трущоб, Лондон – это два вида клеток: стеклянные хай-тековские кубики Сити и темные металлические кубы складских ангаров. Режиссер, роскошествуя в своем фильме панорамами сверху, зарифмует две сцены: погоня по ночному городу (светящаяся точка движется по расчерченному на мерцающие квадраты полю) с высоты почти неотличима от прохода одинокой барышни-детектива (фонарик во тьме) по лабиринту гигантского склада. В одном из этих кубиков – тот самый капкан. В стеклянном или стальном – не важно. Для триллера о заговоре, «ниточки которого ведут на самый верх», лучше антуража не придумаешь.



Фото: (MEDIA 1)

Криви нравится геометрия городского пространства, и он знает в ней толк. Ограбление банка в начале фильма - упражнение по планиметрии: подробности налета несущественны, а вот уйти с места преступления надо элегантно (точность превыше всего): четыре одинаковых мотоцикла одновременно умчат четверых бандитов куда-то в сторону от фостеровского «Огурца». В продуманное и по линеечке построенное преступление вторгается непредвиденный элемент: детектив Макс Левински (Джеймс МакЭвой), один и без оружия («А почему же вы не взяли с собой ружья, господин барон? – Я же говорю: собирался на охоту!») намерен арестовать грабителей и их главаря – легенду преступного мира Джейкоба Стернвуда (Марк Стронг). Ловко ссадив мотоциклиста куском арматуры, герой-детектив не рассчитал дальнейших событий и получил от Стернвуда порцию обидной снисходительности и пулю в ногу. Но и многомудрый Стернвуд тоже не рассчитал – и вместо жизненного урока, демонстрации силы и отцовского великодушия засадил парнишке пулю в колено. Оставив по себе долгую память и жажду мести.

Число «не рассчитавших» персонажей в фильме множится: и скотланд-ярдовские полицейские, и коррумпированные злодеи, и неопытные бойцы с обеих сторон – все вроде бы усиленно обдумывают свои действия и проницательно щурятся на крупных планах, однако ошибаются на каждом шагу. Стернвуд умело окопался в исландской глуши, однако ему приходится взорвать свое убежище и возвращаться в Лондон – его сын ранен, напуган и плачет в телефонную трубку. Левински и его напарник Сара (Андреа Райзборо) вынуждены выпустить опасного убийцу (Джонни Харрис) – потому что у убийцы оказалась любящая бабушка, которая готова обеспечить внуку довольно дурацкое алиби. Сара, напавшая на след преступников, в одиночку суется в ангар, где ее, конечно, и придушат, как птичку. Опытные «оборотни в погонах» лезут прямо под пули, а политические марионетки впадают в истерику и выказывают недовольство кукловодами.



Фото: Пресс-служба West

Разобраться в хитросплетениях сюжета нелегко – не зрителю, а прежде всего самим героям. Честная погоня детектива за гангстером оказывается весьма далека от политических игр, заговоров, подпольной торговли оружием и грязных манипуляций, которые на самом деле лежат в основе интриги. Стернвуд и Левински, пожалуй, были бы даже рады, если бы все дело исчерпывалось их противостоянием, но – не получается. У каждого из них – только часть паззла, и прежде чем играть в догонялки, нужно понять, что вообще происходит. Криви удаются погони и перестрелки, но главное обаяние фильма – как раз в редких сценах мимолетных остановок на бегу. Обезоружив героя МакЭвоя (что для Стронга вообще-то не очень сложно), Стернвуд тащит копа в госпиталь, где находит труп своего сына. Безутешный отец рыдает, не переставая держать на врага мушке (Марк Стронг из двух простых актерских задач сложил одну сложную – и выполнил ее превосходно, сыграв, пожалуй, лучшую свою роль). Но Левински, кажется, и так не дергается, уважая чужую скорбь (Джеймс МакЭвой во всем блеске своего амплуа «исключительно чудесного мальчишки»). И – эффектный и жестокий режиссерский ход – в том же больничном коридоре на каталке лежит труп Сары. Теперь уже самому Левински нужно пару минут, чтобы снова начать дышать. Бывшие враги договариваются беззвучно – пока, распластавшись по полу, едут в одном фургоне и молчат каждый о своем горе. После того, как они обменяются информацией, зло окажется обречено.

Отдаляя предсказуемую развязку (где, впрочем, Стронг еще пару раз блеснет, отыгрывая отцовскую тему), Криви позволяет себе уморительную, «чисто английскую» шутку. Все «волки» собираются в гостях у бабушки – той самой, что обеспечила внуку алиби. «Старушку-божий одуванчик» играет Рут Шин (великолепная актриса, звезда фильмов Майка Ли) – и это само по себе смешно. На уютном бабушкином диванчике чинно сидят жаждущие крови Стернвуд и Левински, а невозмутимый Питер Муллан (партнер Стернвуда) из-за дивана целит старой леди прямо в затылок. Зашедшему на чашку чая со сконами любящему внуку-злодею приходится расколоться – пока бабушка, не чуя угрозы, беззаботно щебечет и улыбается. Перестрелка в рапиде на фоне цветастых обоев завершает это безумное чаепитие. Уже только ради одной этой сцены стоит смотреть фильм. В конце концов, если как следует поскрести весь этот лондонский мерцающий хай-тек – под ним непременно обнаружатся обои в цветочек.

Лилия Шитенбург, «Фонтанка.ру»

 

Чайный гриб как посредник любви. В Петербурге появилась резиденция «научного искусства»

ИТМО открыл для публики новое пространство AIR — там будут проходить выставки по направлению science art и открытые учебные занятия. Первыми показывают дипломные работы студентов этой программы

Статьи

>