В кинотеатрах «Далида»: Сила и слава женщины

В прокате – «Далида» Лизы Азуэлос, биография знаменитой французской певицы и тонкий имиджевый проект французского кино. К тому же, весьма актуальный в свете политической повестки дня.

О том, что «Далида» – лента стратегически важная, говорит хотя бы то, что ею открывалась своеобразная выставка достижений национального кино, Парижский кинорынок. Значит, к фильму нужно проявить особое внимание: на него делают ставку в прокате.

Впрочем, чтобы понять это, на кинорынок ездить необязательно. Есть закономерность: в двадцать первом веке прокатным успехом пользовались исключительно французские фильмы, основанные на биографиях. Десять лет назад лента об Эдит Пиаф «Жизнь в розовом цвете» вообще отхватила «Оскара», а исполнительница главной роли Марион Котийяр стала едва ли не единственной французской актрисой, известной и востребованной по обе стороны Атлантики. История злоключений глянцевого журналиста Жана-Доминика Боби «Скафандр и бабочка» побила все возможные и невозможные рекорды прокатного успеха – даже в России ленту показывали в кинотеатрах чуть ли не год, и зрителей в залах меньше не становилось. «Далиду» запускают по тому же пути: если публика хочет историй из жизни, она их получит. 

 Далида – лучшая кандидатура на роль нового киногероя. Исполнительница главных шансон-диско-хитов, верная продолжательница дела Пиаф. Как и Боби, имела проблемы со здоровьем, и публика о них прекрасно знала: певица всю жизнь страдала от болезни глаз, под конец даже не могла выходить на сцену, потому что осветительные приборы слепили. Но она еще и актуальна сегодня, как никогда: в свете общей ксенофобии вспомнить биографию Далиды – итальянки, родившейся в Каире и прославившей французскую музыку – значит, разыграть выгодную политическую карту. Не говоря уже о том, что здесь можно ввести и тему судьбы женщины (феминистки останутся довольны – Далида в Египте строила карьеру манекенщицы), и модный образ боди-позитива, то есть независимости человека от его физического облика (певица переживала из-за своего косоглазия, но оно не помешало ей добиться славы красотки). Да еще и режиссером биографии стала – иначе и быть не могло – женщина, Лиза Азуэлос. Успешно заявившая о себе в неплохой молодежной ленте «Лето. Одноклассники. Любовь» и мелодраме «Одна встреча» с Софи Марсо в главной роли.

В общем, у фильма все козыри на руках. Азуэлос тонко чувствует конъюнктуру, но к сюжету подходит не самым очевидным образом. Из всех перипетий судьбы героини она выбирает самую, казалось бы, незначительную. Но драматургический потенциал в ней большой. Действие строится вокруг отношений Далиды с мужчинами. Братом Орландо; мужем Люсьеном Морисом; возлюбленным – авантюристом Ришаром Шанфре; другом-певцом Луиджи Тенко (с ним они выступали в дуэте).

При этом Азуэлос решает ленту по принципу «короля играет свита». На главную роль она приглашает дебютантку, итальянску модель Свеве Альвити: и, с одной стороны, дарит ей шанс на дальнейшую успешную карьеру в большом кино, а с другой – Альвити ничего здесь особенно не делает и не играет. Поёт, плачет, произносит монологи, стоит на сцене, раскинув руки. Она отведена в тень – в том числе, буквально. На первом плане оказываются мужчины. Их роли Азуэлос принципиально отдает большим актерам. Продюсером Эдди Барклаей в картине появляется Венсан Перес, синоним слова «француз» для многих зрителей (ему поручаются роли парижан даже в отечественных сериалах, вроде «Кухни»). Брата Далиды играет надежда нового итальянского кино Риккардо Скамарчо. Её мужа Люсьена Мориса – гений второго плана, талисман Люка Бессона Жан-Поль Рув. Жулика Шанфре – красавец Николя Дювошель, знакомый широкой публике по роли в «Белом материале» Клер Дени. Каждый из них играет по-разному примерно одно: слабое, несчастное существо, которому не вынести близости к звезде. Собственно, они и в реальности были такими. Морис не вынес романов супруги и развелся – чем спасся (хотя его дочь от другого брака, Катрин Морис, фильм встретила в штыки – дескать, отец никогда трусом и тряпкой не был). Шанфре покончил с собой из-за долгов. Партнер по сцене Луиджи Тенко застрелился из-за неудачи своих потенциальных хитов. Никто не вышел отсюда живым, в общем. Включая, подчеркнем справедливости ради, и саму Далиду. Разница только в том, что она вытянула в жестоком мире шоу-бизнеса несколько дольше, чем друзья-художники, продюсеры, музыканты и жулики.

Решая фильм таким образом, Азуэлос сильно рисковала превратить его в агитку. То ли феминистскую – сильная женщина гибнет в мире мужчин-хлюпиков. То ли политическую – итальянка из Египта становится голосом Франции. Но в итоге «Далида» все-таки удержалась от совсем уж публицистической прямолинейности. Оператор Антуан Санье строит визуальное решение фильма, размещая фигуры героев во тьме: за сценой, в кабинетах, гостиничных номерах – создает пространство, в котором не выжить никому: ни мужчине, ни женщине (не зря он до сих пор успешно работал над ужастиками). Свет заливает кадр только во флэшбеках, когда Азуэлос и Санье разыгрывают карту экзотики: усатые дяденьки, песок – в общем, нормальный такой Египет.

Нынешние выборы во Франции пройдут. Феминистки фильм посмотрят и вскоре о нём забудут, найдут новый объект для критики. А лента Азуэлос, очевидно, останется в истории. Как хит проката – биографии, как мы уже говорили, публика любит по-прежнему. Как звездный час для исполнительницы главной роли, Свевы Альвити: Кристофер Нолан её, может, и не снимет, но премия «Сезар» и обложки глянца определенно без ее персоны не обойдутся. Сама же Азуэлос пополнит ряды мастеров большого жанра, как это уже произошло с режиссерами «Жизни» и «Скафандра», Оливье Дааном и Джулианом Шнабелем. Для этого подобные имиджевые фильмы-проекты и создаются. Чтобы каждый получил своё. Зритель – зрелище, создатели – славу, въедливая публика – повод для обсуждений: остро-пубицистических и вневременных – все же, как не крути, а интерес к женщине с судьбой ничто не перешибет.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру»

Куда пойти 2–4 декабря: мэппинг на Дворцовой, мюзикл о Петре и ëлка у Манежа

В первый уик-энд этой зимы гуляем по уже по-настоящему холодному городу, заходим греться на лекции об экономике современного искусства в Маяковку, танцуем в «А2» с «Космонавтом» и смотрим мюзикл о Петре I с музыкой именитого бродвейского композитора.

Статьи

>