Павел Лунгин: Сниму триллер «Пиковая дама» и недетского «Хоттабыча»

27 августа 2012, 00:11
Версия для печати Версия для печати

27 августа – день российского кино. Накануне в культурный центр «Арт-прибой» в Комарово, на творческую встречу со зрителями, приехал народный артист России, лауреат Каннского кинофестиваля, премий «Золотой орел», «Ника», командор французского Ордена искусств и литературы, офицер Ордена Почетного Легиона, известный режиссер и сценарист Павел Лунгин. В ротонде на берегу Финского залива Павел Семенович ответил и на вопросы "Фонтанки".

- В советские времена существовало яркое, разноплановое ленфильмовское, ленинградское кино… А сейчас есть такое понятие, как петербургский кинематограф?

- Наверное, нет, а когда-то было. Хотя я не объективен в этом вопросе. Мне кажется, любое кино распадается на фильмы хорошие, интересные, и остальные. На самом деле, судьба кино печальна. И не только петербургского, российского. Оно сейчас больше развлечение, чем что-то серьезное. Зато на этом фоне появились выдающиеся сериалы, которые столь популярны и любимы на Западе. Люди вообще стали смотреть больше сериалов. Но было, есть и будет фестивальное кино, причем, если кинематограф становится развлечением, то фестивальное кино будет все более «мучительным», чтобы хоть как-то отличаться. И не случайно фестивальное кино все больше и больше отдаляется от обычного.

- Вы как-то сказали, что Петербург - город особенный. А хотели бы жить и работать в Питере?

- Уже поздно, наверное. Ведь и в Питере можно жить отвратительно, а можно и очень хорошо. Я жил в Париже и понял, что совершенно неважно, где жить. Хотя во Франции потрясающая культурная политика, они давно борются с культурным глобализмом. Не хватает денег, ресурсов, но они все равно борются и дают денег на все авторское европейское кино. Посмотрите на срез недавних интересных европейских фильмов, будь то румынская картина Кристиана Мунжу «За холмами», ливанские фильмы, тунисские - во всех есть французские деньги. Они считают свои долгом поддерживать нестандартное национальное творческое изъявление. Пусть даже это не принесет денег.

- Вы согласны с тем, что у нас снимается все меньше по-настоящему успешных в прокате фильмов?

- Это очень сложно понять и объяснить - думаю, все связано с тем, что много воруют. У нас удивительно не успешное коммерчески кино. Заработать деньги на выпуске фильма практически невозможно. Даже те успехи нашего кино, которые через Первый и второй канал рекламируются, и, вроде, собирают что-то, но никто ведь не считает, сколько затрачено на рекламу… А раз кино не зарабатывает денег, значит, единственный способ их получить – сделать процесс съемки фильма рентабельным для его создателей. Ведь если фильм в итоге не посмотрят, не все ли равно, как расходовать средства? Это как история с вареньем – еще ложечку, еще ложечку…

Я не знаю, почему наши актеры снимаются в трех сериалах одновременно, еще играют в театре, плюс у них два-три фильма. Одна и та же группа актеров кочует туда-сюда, а новые имена не появляются. Так много талантливых людей, а не снимают. Заколдованность какая-то!

- Многие пишут, что Петр Мамонов – любимый актер Лунгина. Но вы когда-то признались, что работать с Мамоновым совсем не просто... А есть у вас с ним нереализованные проекты?


- Тяжело, конечно. Мы настолько хорошо друг друга знаем. Но мы с ним странным образом близкие люди - никогда не видимся, кроме работы. Вообще никогда, даже не созваниваемся. Давно мечтаем сделать «Старика Хоттабыча», если удастся права раздобыть, то возьмемся. Но это будет не детское кино. Хотя дело не в жанре, не в актере и даже не в режиссере. Все фильмы, как и книги, делятся на живые и мертвые. Я очень советую не любить фильмы какого-то режиссера или актера, а любить фильмы как явление, как отдельное животное. Как кошку, которая гуляет сама по себе. Не все ли равно, кто автор, он уже отошел от фильма, картина живет сам по себе. Если это существо, которое называется фильмом или книгой, живое, если оно приходит за вами, значит, это ваше.

- Как вы относитесь к ныне очень популярному бесплатному скачиванию фильмов в торрентах?

- Хорошо отношусь, сам пользуюсь Интернетом, хотя там очень много глупостей. Но это все равно, что спросить: «Как вы относитесь к прогулкам?» - «Хорошо отношусь, я не могу не выходить на улицу».

- Чем отличается нынешнее российское кино от советского?

- У нас делается 150-180 фильмов год, а интересных и успешных – от силы десять. Складывается очень опасная ситуация: в нашем прокате крутится все больше денег, но при этом падает процент русского кино. В прежние времена кино было больше ориентировано не на успех, а на суть – все стремились что-то сказать, открыть, совершить. Но теперь мы живем в медийном мире, и если тебя не показывают на экране, о тебе не пишут – ты мертв. Но чтобы о тебе заговорили, нужен скандал. Думаю, это проблема не только русская, а всего мира.

Еще одна острая проблема: ужасные сценарии. Как-то все неправда, что мы видим в кино, не говоря уже о сериалах. Также бешено ищут новые сценарии и на Западе. Все чаще делают ремейки, переснимают старые сюжеты, берут комиксы, которые были популярны в 50-е годы. Мир погрузился в какое-то интернетовское брожение. Любой идиот может написать, что угодно, и сам повесить в сети: исчезло понятие качества, высоты написанного слова. Это серьезная мировая проблема.

- А чем отличается наше кино десятых годов от кинематографа нулевых?

- Где-то после 2000-го года бурление страны стало затихать. Теперь мы уже понимаем, почему, но тогда это еще было не всем ясно. Изменился тип фильма, даже ритм - и тогда был снят «Остров», потом «Царь», недавно вышел «Дирижер». Это фильмы с иным ритмом, подходом. Там нет безумного интенсивного движения жизни, перемен. Мне кажется, это фильмы не религиозные, хотя они связаны с Богом, проблемами жизни и смерти, с юродством, безумием, чувством стыда. Но мне не хотелось бы, чтобы их воспринимали как фильмы на религиозную тему – это картины фильмы о процессах внутри человеческой личности.

Сейчас и этот период уже закончился, я готовлю совершенно иной проект. Такой современный триллер по «Пиковой даме», где внутри будут куски оперы. Фильм о постановке оперы «Пиковая дама», картина о молодом человеке, который хочет жить сейчас. История Германа чрезвычайно современная. Я постараюсь снять фильм с музыкой Чайковского, это может получиться интересно. Какой-то новый жанр для меня, фильм-опера про то, как ставить оперу. С рулеткой, игрой, с кусками жестокой современной жизни. Фильм будет снят на английском языке. Со звездами, но еще пока рано об этом говорить. Вы бы знали, кто сейчас читает сценарии – одна копия лежит у Мадонны.

- Павел Семенович, как вы будете отмечать День кино? С надеждой на светлое будущее или с ностальгией по светлому прошлому?

- Естественно, у кино есть будущее, просто все происходит не так, как хотелось бы. Хочется, чтобы пенилось шампанское, пел соловей, но этого не происходит. И все-таки, думаю, времени для отчаяния нет. Хотя опасностей хоть отбавляй… К примеру, такая: так как кино наше никак себя не окупает, то государство начнет вкладывать в него все больше и больше денег, а, вкладывая, начнет с него все больше спрашивать. А те, кто спрашивает, они ведь первое, что говорят: «Сделай нам кино в высоком смысле патриотическое!». Но после того как тебя попросили сделать высокое и патриотическое, сделать еще и что-то творческое уже сложнее. Серьезная опасность нашего кино в том, что государство начнет потихоньку подбирать его под себя. С другой стороны, если оно не будет подбирать его под себя, то кино просто загнется. Опять заколдованность…

Михаил Антонов Фото Михаила Садчикова-младшего

Куда уходит детство, баклан?

Майк Джадж снял новых «Бивиса и Баттхеда» — и они не изменились. В отличие от нас.

Статьи

>