“рудное чтение: Ђ раденый городї и другие книги дл€ детей и подростков о блокаде

17 €нвар€ 2017, 22:02
¬ерси€ дл€ печати ¬ерси€ дл€ печати

»здательство «—амокат» выпустило « раденый город» – первый современный роман о блокаде, написанный дл€ подростков. ≈го автор ёли€ яковлева смогла рассказать о трагедии без пафоса и пересмотреть некоторые каноны и штампы, сложившиес€ в советской детской литературе. Ќакануне 18 €нвар€, ƒн€ прорыва блокады Ћенинграда, «‘онтанка» рассказывает о « раденом городе» и советует ещЄ 11 книг о блокаде, которые можно прочитать с детьми.

¬от уже несколько дней, как € страдаю от озноба.  ажетс€, щЄлкну выключателем – а в комнате не загоритс€ свет. » мебель грозно обступит мен€ в темноте. » сил, чтобы разжечь печь, не будет. ’от€ никакой печки в моей комнате, разумеетс€, нет. “ак, совершенно физически, ощущаешь роман « раденый город» ёлии яковлевой.

ѕетербургский журналист и балетный критик, автор остроумного театрального путеводител€ дл€ семейного прочтени€ «јзбука балета», впервые написала книгу дл€ подростков на «сложную» тему в 2015 году – герои романа «ƒети ворона», дев€тилетн€€ “анька и еЄ младшие брать€ Ўурка и Ѕобка лишились родителей, унесЄнных «чЄрным вороном» Ќ ¬ƒ. “еперь у истории по€вилось продолжение – эти же дети должны пережить первую блокадную зиму. Ќо им предстоит пройти ещЄ и некий квест – отыскать хоз€ев старинного плюшевого медвежонка и узнать о дореволюционном прошлом Ћенинграда.

√овор€ с ребЄнком о событи€х 1941-1944 годов, сложно избежать пафоса и назидательности. ћожно рассказать, что «героические защитники города 872 дн€ сдерживали натиск врага», что «гражданское население про€вл€ло стойкость и мужество». Ќо как эти слова пон€ть и пережить? ёли€ яковлева снимает с истории бронзовый налЄт. „итатель видит военный Ћенинград глазами девочки-подростка, сто€щей осенью 1941-го в очереди за хлебом. ќна рассматривает фонарный столб, штукатурку дома напротив – лишь бы сконцентрировать на чЄм-то мутное, расплывающеес€ сознание. » вдруг начинаетс€ артиллерийский обстрел. „то делать? —то€ть дальше – убьют, бежать – потер€ешь своЄ место и останешьс€ без хлеба.

ѕерелистыва€ страницы, вы переноситесь в выстывающее пространство ленинградских коммуналок, бродите р€дом с эрмитажными атлантами – они гл€д€т грозно и вот-вот оживут, брос€тс€ в погоню. «адаЄтесь вопросами недетскими – чь€ это кровь на белом халате тЄти ¬еры, устроившейс€ работать в госпиталь? ѕочему советской крови проливаетс€ так много? —овершаете ошибки – вместе с Ўуркой перед самым началом голода выбрасываете в урну кулЄк пр€ников: их почему-то продали в булочной вместо закончившегос€ хлеба, – а вдруг дома засмеют? ћышление ребЄнка, не обладающего всей полнотой информации, и порой делающего из неЄ нелогичные выводы, передано абсолютно достоверно. јвтор не присюсюкивает, не «объ€сн€ет сложное доступным €зыком», а говорит с подростком на равных – коротко, эмоционально, не избега€ разговорных словечек.

— такой же достоверностью ёли€ яковлева восстанавливает исторические приметы военного Ћенинграда, подбира€ Ємкие, ос€заемые, эмоциональные эпитеты – «в€лый, плюхающий» плеск воды ќбводного канала, «корону из огоньков» над зажжЄнным примусом, осколки выбитого снар€дом стекла, блест€щие как «острые льдинки». “ам, где могли бы расположитьс€ столбики цифр о нормах выдачи хлеба и запасах Ћенинграда, на первый план выходит образность: «— самого сент€бр€ еда словно играла с ними в догон€лки. —начала убежало м€со, и больше его не видели. ѕотом утекло куда-то молоко – больше его не пили. «а ним укатились €йца. ѕотом картошка – вместе с капустой, морковкой и €блоками. ¬идно, теперь они росли только в јвстралии или јфрике, потому что не подавали о себе вестей. ∆енщины с пустыми авоськами напрасно рыскали по улицам, высматрива€ добычу. ¬ витринах магазинов не было ничего, кроме мешков с песком – от подоконника до потолка». ћир в прозе яковлевой наполнен тайной, готовой вот-вот вырватьс€ наружу энергией.  аждый, в том числе неодушевлЄнный предмет как будто с трудом сдерживаетс€ от того, чтобы зашевелитьс€, пригрозить геро€м, передвинутьс€, побежать, улететь.

¬ описании голода, истощени€, смерти автору блокадного текста приходитс€ ответить дл€ себ€ на вопрос: о чЄм говорить, а о чЄм молчать? јлесь јдамович и ƒаниил √ранин вычеркнули из «Ѕлокадной книги» многие детали – слишком они были античеловечными. ёли€ яковлева не удал€ет, а даЄт пунктиром. »ли окружает повествование магической дымкой, сквозь которую не разгл€дишь, реальность перед тобой или страшна€ сказка. ѕоэтому на улицах Ћенинграда яковлевой нет штабелей трупов, а блокадники не страдают кровавым поносом. ѕоэтому соседи героев по квартире не умирают, а «пропадают». —ами дети, оказыва€сь перед Ќовым 1942 годом между жизнью и смертью, до конца не осознают этого. —амый младший, Ѕобка, совершает путешествие на лодке в страну мЄртвых “уонелу. “анька сражаетс€ в шахматы с самой смертью. Ўахматы во врем€ блокады – это когда фигуры противника буквально хочетс€ съесть.

ћагический реализм, впрочем, не делает текст менее болезненным дл€ воспри€ти€. ”бира€ тЄмное и жуткое из реалистических фрагментов книги, ёли€ яковлева сохран€ет его в отрывках магических. Ѕобка еле-еле убегает из логова людоедки, похожей на сказочную Ѕабу-ягу; “анька встречает своего погибшего на фронте знакомого, лишившегос€ половины лица. ¬ декабре в Facebook разгорелась эмоциональна€ дискусси€ о том, что « раденый город» может травмировать подростков. ќб этом за€вила доцент јкадемии постдипломного педагогического образовани€ јнна –апопорт, сославшись на психологов ћарию ќсорину и јнастасию ∆укову. ёли€ яковлева парировала: роман – произведение искусства, и психотерапией заниматьс€ по определению не должен.

ѕсихотерапевтическому эффекту вр€д ли способствуют и образы взрослых блокадников, окружающих детей – это люди бесконечно уставшие, нервные, озлобленные. ” героев не раз пытаютс€ украсть собаку; одна из соседок, когда-то бо€вша€с€ «микробов» и «бутулизма», бросаетс€ на четвереньки, чтобы съесть стол€рный клей из миски пса. «ловещим символом города становитс€ дворничиха дома, где живут дети, – она регул€рно наведываетс€ в комнаты погибших, чтобы поживитьс€ оставшимис€ вещами и карточками. “акое психологическое решение абсолютно не вписываетс€ в советский литературный канон о стальных жител€х блокадного Ћенинграда, несмотр€ на страдани€, подн€вшихс€ на недос€гаемую моральную высоту. ёли€ яковлева своЄ «человековидение» вложила в уста “аньки: «’ороших или плохих людей или, там, добрых и злых – нет»; « огда люд€м хорошо – они хорошие.  огда им плохо – они плохие. ј когда им ужасно – они ужасные». ѕоэтому даже зловредна€ дворничиха, сама того не подозрева€, однажды спасЄт детей. ј добра€ соседка ћан€, в начале блокады бескорыстно помогавша€ зан€ть очередь за хлебом или растопить печь, наоборот, попытаетс€ отобрать последние крохи. » в книге всЄ-таки случитс€ «обыкновенное чудо» гуманизма – незнакомый мужчина, сам страдающий от голода, принесЄт потер€нные хлебные карточки.

≈щЄ одна проблема, над которой заставл€ет поломать голову книга: насколько хронологически точным должно быть художественное повествование о блокаде? ¬ремени в привычном смысле слова – секунд и минут, дат – роман почти не передаЄт. «ато сохран€ет детали, за которые могла зацепитьс€ блокадна€ пам€ть ребЄнка – «жирный дым» во врем€ бомбЄжки Ѕадаевских складов, разговоры, что « иев стоит, и мы выстоим» или сообщение по радио:  иев оставлен. “ем не менее заметно, что повествование развиваетс€ быстрее исторических событий. Ќапример, очереди за хлебом и голод начинаютс€ в « раденом городе» уже в сент€бре 1941 года, хот€ обычно историки относ€т эти событи€ к поздней осени.

«аподозрить ёлию яковлеву, читающую если не все, то почти все новинки о блокаде, в «незнании матчасти» нельз€. “ут сознательный приЄм, желание уплотнить, ускорить повествование. Ќо эта задумка приводит к другим сдвижкам. Ќапример, ленинградцы съедают знаменитую слониху Ѕетти, котора€ вр€д ли могла быть съедена, учитыва€, что погибла до начала голода. ¬ « раденом городе» останки животного продаЄт на чЄрном рынке сотрудница зоопарка с «бегающими» глазами: «—нар€дом Ѕетти убило. ј что делать? ћ€со же – тонна, не меньше...».

 онцовка романа насколько фантасмагорична, что ловишь себ€ на мысли: «Ќеужели автор сможет распутать этот клубок?». «десь будет и трамвай мЄртвых, и шоколадный лес, и плюшевый мишка, вспарывающий себе брюшко, чтобы опилками растопить печь дл€ Ѕобки. Ќо возникнет и предельно важный вопрос о том, почему ленинградцам пришлось «испить свою чашу горестей до дна». ќтвет на него точно не будет исчерпывающим и бесспорным. «¬ы! ¬ы! ¬иноваты все! ƒобрые наследники злодеев! » те, кто просто видел зло и сто€л р€дом! ¬ы думали, сойдет? Ќикому не сойдет!» – бросит “ане смерть во врем€ шахматного поединка.

«¬ы» – это те, кто поддержал большевиков во врем€ революции и √ражданской войны. “е, кто всел€лс€ в квартиры старой петербургской аристократии; а потом активно поддерживал или молчаливо терпел сталинские репрессии; а затем позволил советской власти оставить предвоенный Ћенинград почти без продовольстви€. ќ том, как т€жела бывает расплата за собственное молчание, яковлева говорила ещЄ в «ƒет€х ворона», и вот, продолжает тему.

Ќаверн€ка, найдутс€ те, кто с позицией автора не согласитс€. » те, кто увид€т в ёлии яковлевой единомышленника. ¬прочем, точка соприкосновени€ у оппонентов будет одна – другого современного романа о блокаде дл€ подростков пока не создано. –ынок полнитс€ только переиздани€ми «проверенных» советских книг.

ёли€ яковлева.  раденый город: 1941 год. Ћенинградские сказки:  нига втора€ [дл€ среднего школьного возраста] / ёли€ яковлева. — ћ.: —амокат, 2017. — 424 с.

» ≈Ў® 11  Ќ»√ ќ ЅЋќ јƒ≈ ƒЋя ѕќƒ–ќ—“ ќ¬

Ќаиболее полный список детской блокадной литературы можно найти в сборнике « ак говорить с детьми о блокаде», выпущенном ћузеем обороны и блокады Ћенинграда в 2016 году. «‘онтанка» предлагает лучшие из наход€щихс€ ныне в продаже. Ќекоторые из них созданы специально дл€ детей, другие издавались дл€ взрослых, но подойдут дл€ подросткового чтени€.

√еннадий „еркашин.  укла. – —ѕб.: –ечь, 2013. – 48 с.

ѕредоставлено издательством Ђ–ечьї
ѕредоставлено издательством Ђ–ечьї

»стори€ о девочке, эвакуированной из блокадного города, а по возвращении нашедшей свою куклу в комиссионном магазине. Ќо получить обратно любимую игрушку уже невозможно – так же, как вернуть родных, погибших в блокаду, и само беззаботное мирное ощущение жизни.

« укла» – произведение по-импрессионистски лЄгкое, но в то же врем€ щем€ще печальное; сложное, как сама жизнь, наполненное полутонами. ¬ выходных данных указано возрастное ограничение «6+», но книга тронет и старшеклассников, и взрослых. ѕовесть впервые была опубликована в 1989 году. ѕереиздание вышло с иллюстраци€ми легендарных художников √еорги€, јлександра и ¬алери€ “рауготов.

Ќисон ’одза. ƒорога жизни: рассказы: [дл€ старшего дошкольного и младшего школьного возраста]. – —ѕб.: ƒетгиз, 2016. – 85 с.

ѕредоставлено издательством Ђƒ≈“√»«ї
ѕредоставлено издательством Ђƒ≈“√»«ї

÷енность этой книги – в картах и иллюстраци€х. ќни позвол€ют самосто€тельно разобратьс€, как выстраивалась лини€ фронта около Ћенинграда, мысленно перевезти муку по дороге жизни – сначала на речных пароходах по ¬олхову, затем на барже по Ћадоге; увидеть маленький маневровый паровозик « укушка», транспортировавший провизию внутри блокированного города.

¬изуальна€ информаци€ сочетаетс€ с документальными истори€ми – о подвиге старшины ¬ладимира ћалафеевского, отвлЄкшего фашистский самолЄт от продовольственной баржи ценой собственной жизни, или о хитром шкипере јнтошихине, замаскировавшим свою баржу с той же целью, как полузатопленную.

¬первые книгу Ќисона ’одзы напечатали с 1974 году, в 2011 году «ƒетгиз» переиздал еЄ, а в 2016-м понадобилась допечатка тиража. «ƒорога жизни», очевидно, попала в существующий сегодн€ тренд на познавательную детскую литературу. ¬прочем, издание €вно ответит не на все вопросы, а какое-какие и подтолкнЄт задать: кто такие «ополченцы»? „то значит «засыпать зерно в трюм навалом, без вс€кой тары»? „то это за судно такое – «тендер»? Ќад «ƒорогой жизни» предполагаетс€ вдумчива€ совместна€ работа родителей с детьми.

—ери€ «¬от как это было» издательства «–ечь»

ѕредоставлено издательством Ђ–ечьї
ѕредоставлено издательством Ђ–ечьї

ѕетербургское издательство «–ечь» создала книжную серию « ак это было» – перепечатки рассказов и повестей советских писателей о советском детстве. —реди этих книг «‘онтанка» нашла шесть произведений о блокаде.

ќптимистический сборник «¬от как это было!» ёри€ √ермана подойдЄт дл€ младшеклассников или детсадовцев. Ћирическа€ истори€ “амары ÷инберг «—едьма€ симфони€» – дл€ детей, учащихс€ в шестом-седьмом классе. ѕервоначально книжка писалась, как сценарий, и хранит следы драматургической формы – фрагменты пр€мой речи не всегда сливаютс€ в единое целое с описани€ми. «“ри девочки» ≈лены ¬ерейской – качественно исполненна€ повесть о блокадной истории одной коммунальной квартиры. ѕатетическа€ концовка, возможно, современным читател€м будет непон€тна и потребует объ€снений о том, как мыслили их дедушки и бабушки.
¬иктор ƒубровин в «ћальчишках из сорок первого» говорит о блокаде и дружбе, ¬ера  арасЄва в сборнике « ирюшка» – о блокадном чуде.  нига Ёллы ‘он€ковой «’леб той зимы» ценна детал€ми – метель, врывающа€с€ через выбитое окно в комнату на ¬асильевском острове; острый приступ стыда у ребЄнка, съевшего блокадный ужин родителей – несколько кусков хлеба; «пикник» с лепешками из лебеды цветущей весной 1942 года; пр€дь седины в маминых волосах.

¬оенный дневник “ани ¬ассоевич: 22 »юн€ 1941 – 1 »юн€ 1945. —ѕб.: “ќ «Ѕалтийска€ звезда», издательство «јврора», 2015, 336 с.

предоставлено издательством Ђјврораї
предоставлено издательством Ђјврораї

ћожно поспорить со вступительными словами историка јндре€ ¬ассоевича об «информационно-психологической войне, котора€ неустанно ведЄтс€ против –оссии», но точно стоит последовать его примеру в сохранении семейной истории. ƒневник мамы ¬ассоевича “ать€ны дождалс€ своей публикации через 70 лет после войны, причЄм в качестве репринта.

«агл€дывать в общую тетрадь, которую девочка вела с 13-ти до 17-ти лет, следить за изменением почерка и настроени€ не просто любопытно. “ы ощущаешь сопричастность к чужой жизни и подлинность рассказа о времени. «аметки “ани от многих других блокадных дневников отличаютс€ тем, что девочка увлекалась рисованием и обильно иллюстрировала написанное. ÷ветные репортажи первых мес€цев войны в сент€бре 1941-го смен€ютс€ серыми карандашными зарисовками: «» скоро наше бомбоубежище прославилось своим пор€дком и чистотой… —тол покрыли скатертью, принесли игры, книги… я устраивала себе угол у печки под сводом, брала с собой пластилин или нитки и что-нибудь делала».

¬адим Ўефнер. —естра печали: автобиографическа€ повесть: [дл€ среднего и старшего школьного возраста] / послесловие —танислава ƒудкина. – ћосква: —амокат, 2014. – 304 с.

предоставлено издательством Ђ—амокатї
предоставлено издательством Ђ—амокатї

ѕовесть ¬адима Ўефнера «—естра печали» издали в 2014 году, а к 2016-му еЄ уже нет в книжных магазинах – можно заказать только в онлайн-супермаркетах. «я прочел много книг, художественных и документально-художественных о войне. Ќо из всех них врезалась в пам€ть и что-то перевернула во врем€ чтени€ только эта», – говоритс€ в одном из читательских отзывов.

Ўефнер известен, как поэт, автор юмористических и фантастических рассказов, но в «—естре печали» он лиричен. » в то же врем€ писатель эпичен: «—естра печали» – эпос о жизни поколени€ ленинградцев, вступивших в войну двадцатилетними. Ѕлокада показана глазами юноши, сражавшегос€ на Ћенинградском фронте и потер€вшего в осаждЄнном городе возлюбленную:

«¬от дом, где живет Ћел€. ќн в полном пор€дке, пробоин нет. ѕравда, окна заколочены фанерой, но это уже давно, тут уж ничего не поделаешь. я стал взбиратьс€ по лестнице… ќсторожно постучал в дверь и стал ждать. Ќо никто не торопилс€ впустить мен€ в прихожую. Ѕыло тихо...
“огда открылась дверь квартиры напротив. ¬ышла женщина в серой беличьей шубе, в толстом сером платке.
– ¬ы зр€ стучите, – сказала она. – Ћюбовь јлексеевна три недели как в стационаре.
– ј Ћел€? – спросил €. – ј где Ћел€?
– Ћели нет, – ответила женщина. – ”же дней... – она прищурила глаза, припомина€. – ”же недели две».

«...—охрани мою печальную историю...»: Ѕлокадный дневник Ћены ћухиной. — ћ.:  оЋибри, јзбука-јттикус, 2015. — 384 с.

ѕредоставлено издательством Ђјзбука-јттикусї
ѕредоставлено издательством Ђјзбука-јттикусї

Ћена ћухина, как и “ан€ ¬ассоевич, потер€ла во врем€ блокады мать, но сама спаслась и смогла эвакуироватьс€.  ак и “ан€, Ћена после войны окончила художественное училище. Ќа фоне этого сходства любопытно наблюдать за различи€ми. Ћене в начале войны 16, она более эмоциональна, и у неЄ определЄнно есть предрасположенность к работе со словом. Ёто позвол€ет сравнить дневник со всемирно известными записками из «”бежища» јнны ‘ранк.

ƒневник неоднороден – здесь встретитс€ и восторженно-патриотическое настроение, и обильный пересказ сводок —овинформбюро, и отча€ние, и холодное равнодушие. ¬ бытовые заметки о хлебе, супе, студне, вкрадываютс€ трогательные девичьи, пон€тные подросткам любого поколени€: «» почему р€дом со мной нет никого. ¬едь такой вечер. ѕр€мо обидно. «р€ пропадает такой вечер. я не хочу быть одна, но и не хочу шума. я бы хотела быть с тем, кого люблю и кто мен€ любит. Ќо мен€ никто не любит».

Ќа книге указано возрастное ограничение «16+». ¬прочем, редактор издани€ Ќатали€ —околовска€ отмечает, что дневник подойдЄт и дл€ четырнадцати- и п€тнадцатилетних, если читать и обсуждать его вместе с родител€ми.

≈лена  узнецова, «‘онтанка.ру»

 уда пойти с 3 по 5 декабр€: театральный парад, Ђ«олота€ маскаї, Ђ—таи китовї в клубе и признаки –ождества

¬ первые выходные зимы пройдитесь по музе€м, чтобы посмотреть на работы италь€нцев-классиков, ищите новогоднее настроение на театральном Ђ–ождественском парадеї, забегите в Ќикольские р€ды или послушайте музыку в новых пространствах. ¬ гиде по снежному петербургскому уик-энду Ђ‘онтанкаї собрала два дес€тка идей того, как стоит провести дни отдыха. ¬ гиде по снежному петербургскому уик-энду Ђ‘онтанкаї собрала два дес€тка идей того, как стоит провести дни отдыха.

—татьи

>