10 самых ожидаемых книжных новинок 2017 года

06 января 2017, 23:01
Версия для печати Версия для печати

«Фонтанка» традиционно выбрала 10 наиболее интересных книг, выхода которых стоит ожидать в только что наступившем году. Планы издательств к настоящему моменту сформированы не окончательно. Так что о не менее важных литературных событиях и новых именах, в обзор не вошедших, читайте в материалах Афиши Plus.

Сьюзан Элоиза Хинтон, «Изгои»
Livebook, в продаже


Несмотря на то, что формально книга уже вышла в конце прошлого года, в повсеместную продажу она пока не поступила. Возможно, кто-то успел купить ее до новогодних каникул, но в основном на полках книжных магазинов она появится в середине январе. «Изгои» – роман, написанный подростком и для подростков, – вышел в США пятьдесят лет назад, и с тех пор по всему миру было продано свыше 20 миллионов экземпляров. В одних американских школах книга включена в программу по литературе, в других, напротив, находится под запретом. Сьюзан Хинтон, которой на момент подписания издательского контракта едва исполнилось восемнадцать, по сути, взорвала устоявшийся канон детской и подростковой литературы. Ее книга рассказывает не о том, что, по мнению взрослых, интересно и полезно знать тинейджерам, а о том, какое немыслимое и невыносимое пекло может разгораться внутри отдельно взятого четырнадцатилетки. Написанная с яростью и нежностью, совмещенными в той пропорции, в какой они могут уживаться лишь в душе ребенка, эта книга стоит того, чтобы ее прочли не только поклонники жанра young adult, но каждый, кто любит и умеет ценить печатное слово. Самое драгоценное, что здесь есть – возможно, да, неокрепший, местами робкий, где-то откровенно корявый, но при этом бесконечно живой голос рассказчика, уникальный авторский почерк, сохраненный и переданный автором российского перевода Анастасией Завозовой с какой-то поистине запредельной точностью.

Дэвид Митчелл, «Голодный дом»
Азбука-Аттикус, январь

Новый роман дважды финалиста Букеровской премии, автора «Сна №9» (2001) и «Облачного атласа» (2004), экранизированного в 2012 году братьями и сестрами Вачовски и Томом Тыквером. Начался «Голодный дом» едва ли не с шутки: Митчелл опубликовал в Твиттере небольшой рассказ, который, слово за слово, перерос в первую часть его новой книги. На окраине Лондона, среди ничем не примечательных улочек, есть проулок Слейд. Где-то в проулке спрятана крохотная дверца. Найти ее трудно, открыть и попасть на ту сторону – куда бы она ни вела – легко. Дальше все практически по Дмитрию Львовичу Быкову: «Мы, обнесенные на грустном сем пиру, / Там получаем все, чего бы здесь хотели». Проблема только одна: выбраться оттуда, вновь вернуться к прежней жизни, к пускай опостылевшей, но все же привычной и понятной обыденности, даже если очень захочется, окажется не так-то просто.

Хелен Макдональд, «Я» значит «Ястреб»
АСТ, Neoclassic, февраль

Одна из главных книг 2015 года по версии сайта Amazon.com и как минимум еще двух десятков престижных изданий, среди которых Time, The New York Times, Vanity Fair, Vogue, The Oprah Magazine и др. Роман-лауреат литературных премий Costa Book Awards, BBC Samuel Johnson Prize for Non-Fiction (2014, Великобритания) и Prix du Meilleur Livre Étranger (2016, Франция). «Я» значит «Ястреб» – автобиографическая история о том, как самка ястреба-тетеревятника по имени Мейбл помогла осиротевшей женщине за год выбраться из депрессии, охватившей ее после внезапной смерти отца, прославленного фотографа Алисдэра Макдональда. История этих странных и удивительных взаимоотношений женщины и птицы причудливым образом переплетается с малоизвестными фактами биографии писателя Теренса Хенбери Уайта, в свое время тоже пытавшегося приручить ястреба, а также авторскими наблюдениями за живой природой, не имеющими, тем не менее, ничего общего с пресловутыми «записками натуралиста». Из этой разрозненной мозаики Хелен Макдональд удалось создать пронзительный и завораживающе красивый роман.

Евгений Бабушкин, «Библия бедных»
АСТ, Времена, февраль

Двухчастный сборник малой прозы одного из самых заметных молодых российских писателей, лауреата «Дебюта», «Звездного билета», литературной премии журнала «Октябрь» и Премии Дмитрия Горчева. Первая часть «Библии бедных» представляет собой подборку рассказов, вторая состоит из написанных за последние несколько лет репортажей – «из удивительных, веселых и страшных мест по всему миру». Тексты Евгения Бабушкина, будь то эссе, рассказы или, опять же, репортажи, напоминают (в лучшем смысле слова) этакий экстремальный аттракцион: неважно, сам ты забрался в кресло и пристегнул ремень, или тебя туда силком затащили – вырваться уже невозможно. Ну а после – неизменное легкое головокружение, замешанное, в зависимости от ситуации, у кого-то на тошноте и негодовании, а у кого-то на чистом восторге.

Элена Ферранте, «Неаполитанские романы» (три последние книги тетралогии)
Синдбад, весна, лето, осень

Вышедший по-русски в конце этого года роман «Гениальная подруга» Элены Ферранте – первая часть тетралогии (одной из главных мировых литературных сенсаций последних лет), охватывающей шестидесятилетний отрезок времени из жизни подруг Лену и Лилы. По словам самой Ферранте, «Неаполитанские романы» следует читать как единое произведение, деление на части здесь более-менее условно. Вторая, третья и четвертая книги – «История нового имени», «Те, кто уходит, и те, кто остается» и «История о пропавшем ребенке» – будут изданы на русском в течение года. Кстати сказать, в апреле 2016 британская газета The Guardian сообщила о готовящейся телеэкранизации. Адаптацией «Неаполитанских романов» Ферранте для телевидения займется итальянский писатель и сценарист Франческо Пикколо, известный в России как автор книги «Минуты будничного счастья». Планируется, что сериал выйдет не раньше 2018 года и будет разбит на четыре сезона – по восемь эпизодов в каждом.

Филипп Майер, «Американская ржавчина»
Фантом Пресс, лето-осень

В различных интервью Филипп Майер не раз упоминал о том, что его дебютный роман «Американская ржавчина» (2009) и вошедший в список финалистов Пулитцеровской премии «Сын» (2013) – две части не завершенной на сегодняшний день трилогии. Однако сюжеты обеих книг между собой никак не связаны и действие, по большей части, происходит в разные эпохи. Объединяет их разве что присущее почти всем майеровским персонажам ощущение некоей общей растерянности, подспудного, почти религиозного страха перед царящим вокруг пейзажем (как в прямом, так и в метафорическом смысле слова), необъятным, громоздким, расширяющимся, неизменным лишь в своей непостижимости. Девятнадцатилетний Айзек Инглиш, главный герой «Американской ржавчины» пытается вырваться на свободу, уехать подальше от опостылевших холмов и полей с их ничего не значащей открыточной красотой, от чадящих и скрежещущих заводов, от хиреющих домишек индустриального города Бьюэлл, штат Пенсильвания. Автостопом он доберется до Калифорнии, а там, а там… Едва успев пересечь городскую черту, Айзек оказывается втянут в непреднамеренное убийство, и – добро пожаловать обратно. Завязка, на первый взгляд, нехитрая, однако на поверку роман Майера оказывается крупномасштабной фреской жизни современной Америки.

Джонатан Сафран Фоер, Here I Am (перевод названия не утвержден)
Эксмо, вторая половина года

Название нового и на сегодняшний день самого объемного (почти 600 страниц) романа Джонатана Сафрана Фоера Here I Am – дословно «Вот я» – прямая отсылка к эпизоду из Ветхого Завета: «И было, после сих происшествий Бог искушал Авраама и сказал ему: Авраам! Он сказал: вот я. Бог сказал: возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе» (Быт. 22, 1-2). Основное действие разворачивается в наши дни в Вашингтоне. Четыре недели из жизни еврейской семьи Блох – переживающих кризис брака телесценариста Джейкоба и архитектора Джулии, а также их троих сыновей и внезапно нагрянувших израильских родственников. Внутренние семейные неурядицы происходят на фоне тревожных новостей из Израиля, разрушительного землетрясения на Ближнем Востоке и эскалации военных конфликтов. Западные критики называют Here I Am самым зрелым романом Фоера, сравнивая новую книгу молодого прозаика с произведениями Джонатана Франзена и Филипа Рота.

Дэвид Фостер Уоллес, «Бесконечная шутка»
Астрель-СПб, осень

В 2016 году исполнилось 20 лет с момента выхода самого известного романа Дэвида Фостера Уоллеса «Бесконечная шутка» – одной из главных книг, написанных на английском языке за последние десятилетия. Завораживающий, раздражающий, противящийся анализу и хоть сколько-нибудь внятному пересказу тысячестраничный текст выйдет на русском следующей осенью в переводе Алексея Поляринова и Сергея Карпова. «Бесконечная шутка» включена журналом Time в список 100 лучших англоязычных романов, опубликованных с 1923 года. Мировые продажи книги на сегодняшний день составляют свыше 1 000 000 экземпляров.

Ханья Янагихара, «Люди среди деревьев» (рабочее название)
Corpus, ноябрь

Дебютный роман автора «Маленькой жизни», вышедший в США в 2013 году. Прототипом центрального персонажа «Людей среди деревьев» стал американский врач и ученый, Нобелевский лауреат Даниел Карлтон Гайдузек, в 1950-х исследовавший экзотическое заболевание куру (в пер. с языка форе – дрожь, порча), и открывший его инфекционный характер. В середине девяностых Гайдузеку было предъявлено обвинение в растлении малолетних. Одним из основных источников, использовавшихся в ходе судебного разбирательства, стал его личный дневник. В основе «Людей среди деревьев» – мемуары вымышленного Нобелевского лауреата Нортона Перины, история которого во многом перекликается с историей жизни Гайдузека. Если «Маленькая жизнь» рассказывает, помимо всего прочего, о жертве насилия, то «Люди среди деревьев» в этом смысле можно считать романом-изнанкой, так как в нем раскрывается внутренний мир насильника. Как и в случае с «Маленькой жизнью», в разговоре о «Людях среди деревьев» не избежать слова «насилие» – кого-то оно может отпугнуть, а кого-то просто сбить с толку. Очень важно понимать: оба романа Янагихары, на самом деле, совершенно не об этом. Они вообще шире любых определений, а речь в них идет ровно о том, что видится и слышится каждому отдельно взятому читателю. У каждой из этих двух книг, как вообще у любой настоящей книги, не бывает двух одинаковых прочтений.

Дмитрий Быков, «Июнь»
Редакция Елены Шубиной, конец года

Работа над одним из самых ожидаемых российских романов последних двух лет на сегодняшний день до сих пор не закончена. Согласно обновленным сведениям, в издательстве ожидают сдачу рукописи к весне 2017, соответственно, есть надежда, что книга выйдет к концу следующего года. События романа, представляющего собой переплетение трех самостоятельных сюжетных линий, охватывают период с 1939 по 1941 годы – от начала Второй мировой до начала Великой Отечественной войны. Одно из первых упоминаний в СМИ о новом романе Быкова относится к лету 2015 года, когда в интервью Русской службе ВВС автор вкратце описал книгу следующим образом: «Это три истории, которые случились в 1940 году. Они целиком выдуманные. В герое первой истории более-менее узнается студент ИФЛИ Дезик Кауфман, во второй более-менее Аля Эфрон, а в третьей более-менее Сигизмунд Кржижановский».

Сергей Кумыш, специально для «Фонтанки.ру»


 

«Песни группы «Кино» – наша Марсельеза». Участник записи «Группы крови» Андрей Сигле - о том, как это было

15 августа 1990 года Виктор Цой погиб в автомобильной катастрофе. Незадолго до годовщины, кинопродюсер, композитор Андрей Сигле рассказал «Фонтанке» о том, как он ненадолго становился «участником» группы «Кино», почему песни Цоя актуальны 30 лет спустя, и что может оправдать концерт легендарной группы без солиста на сцене.

Статьи

>