Оптимистик ченел: «Викинг» на экранах

29 декабря 2016, 18:32
Версия для печати Версия для печати

Под занавес года на экраны вышел «Викинг» – биография юного князя Владимира с Данилой Козловским в главной роли. Самый громкий и шумный проект последних лет. От него ждали крови, патриотизма, державности, проклятий. А получилась малоубедительная миротворческая миссия.

Уже по первым кадрам «Викинга» видна рука мастера. Фильм предваряет заставка с логотипами трудносовместимых кинокомпаний — Первый канал, Фонд кино, михалковская студия Тритэ. Стало быть, ждет нас нечто экстраординарное, раз такие разные фигуры, как Михалков и Эрнст объединились. Затем — титр, объясняющий почти все и про фильм, и про создателей. «История — симптомы. Диагноз — это мы». И размашистая подпись. Мао Цзе Дун.

«Лихо закрученный сюжет» «Викинга» эту светлую мысль Великого Китайского Кормчего иллюстрирует: один из князей-Рюриковичей, Олег, случайно гибнет. Но в смерти его виноватым считается родной брат, Ярополк. А третий Рюрикович, Владимир, должен за смерть одного брата другому отомстить. Делать он этого очень не хочет, но приходится.

Крохобору выискивать в «Викинге» злободневности — сплошное удовольствие. Тут, например, кидаются во врагов натурально горящими покрышками (ну ладно, колесами). Все обсуждают Киев и спорят, кому там править. Авторы наверняка к тому и стремились, и наладить контакт со зрителем на уровне намеков и аллюзий получилось. Все прекрасно считывается. Братские народы зря спорят — что в «Викинга» заложено такое послание можно было догадаться заранее. Как и с тем, какую художественную форму союз сильнейших для своего произведения выберет. Из «Викинга» ковали нашего «Властелина колец». Сценарий Андрея Рубанова определенно под историческое фэнтези и писался (что удивительно — Рубанов в свое время считался надеждой русской литературы и писал книжки не про дремучее прошлое, а самое что ни на есть настоящее). Тут есть разлад княжеств, эпический размах, сильные персонажи, горы-реки-моря-ладьи, осада крепости как самый сильный драматургический ход. И сценарий — может, единственное составляющее «Викинга», вопросов не вызывающее.

 

 Режиссер Андрей Кравчук, более всего известный по державному «Адмиралу», строит «Викинга» как монтаж аттракционов — решает фильм в подзабытом ключе «лопни мои глаза». Как череду крупных планов, не слишком друг с другом связанных. Кто-то мажет глиной голову, кто-то мажет лицо кровью, кто-то куда-то скачет, голая ляжка монтируется встык с безразличным взглядом Данилы Козловского. Связать эту агрессивную портретную галерею в какой-никакой эпос ни одно самое воспаленное зрительское сознание не способно. Она останется только чередой лиц, рук и ляжек, не более того.

Зато от такого решения определенно выигрывает «блестящий актерский ансамбль». За исключением, пожалуй, исполнителя главной роли Данилы Козловского — никто, видимо, уже не поверит в его актерские способности на экране. Он здорово держит кадр, обладает киногенией, но снимают его упорно в клиповом стиле, чтобы никаких актерских красок было не разглядеть. Остальные снимаются, словно на паспорт — Андрей Смоляков гремит красивым шлемом. Игорь Петренко корчит в диафрагму брови. Светлана Ходченкова и Александра Бортич в худших актерских традициях строят оператору глазки. Иным повезло еще меньше — большому актеру Максиму Суханову досталась, в общем, любопытная роль агрессивного воеводы Свенальда, но кроме бороды выразительных средств актеру не оставили.

Оператор «Высоцкого» и «Адмирала», Игорь Гринякин продолжает линию, которую проводил в этих фильмах. Клиповости, открыточности, пестроты. Только в житие белогвардейского мученика это можно было списать на пафос, а в биографии барда — на культовый статус героя. В фэнтезийном эпосе, где главное — размах повествования, раздробленность действия и пестрота только мешают. И даже то, что в «Викинге» все-таки есть, операторским решением топится.

Наверное, от «Викинга» вправду ждали чего-то большего, чем костюмированного парада с подвохом. Но получили то, что получили. Дешевый свод намеков и подмигиваний. Здесь ничего нет, кроме аллюзий с современностью да, может, еще впечатляющего факта, что лента была снята в Крыму, где декорации теперь предлагается посетить туристам. «Викинг» издал много шума — ну, ровно столько, сколько должен был издать по статусу — но по факту является все той же грубо сработанной чугунной болванкой.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру»

Смертельная дискотека 80-х: любовь убивает с помощью ВИЧ в сериале «Нулевой пациент»

На «Кинопоиске» показаны первые серии «Нулевого пациента»: действие происходит в 1988 году и рассказывает о возникновении СПИДа в СССР. Главным сюжетом сериала является не только выявление первого заразившегося и круга его контактов, но прежде всего – противостояние властей, скрывающих от народа истинное положение дел, и честных одиночек, которым, в отличие от трусливых чиновников, небезразлична человеческая жизнь.

Статьи

>