Вадим Самойлов (экс-«Агата-Кристи»): «Глеб не выходит со мной на личную связь»

23 сентября 2016, 16:27
Версия для печати Версия для печати

Вадим Самойлов, выигравший у Глеба Самойлова иск о праве исполнять песни периода «Агаты Кристи», рассказал в интервью [Фонтанке.Офис] о том, что корень проблемы его взаимоотношений с братом – намного глубже их полярных политических взглядов. О том, как общаются братья сейчас, о планах реанимировать совместный альбом с Владиславом Сурковым, а также о желании еще раз поехать с концертами на Донбасс, – в текстовой версии интервью.

- Добрый день, Вадим! У нас много вопросов от зрителей. Во-первых, в связи с новостью (http://www.fontanka.ru/2016/09/21/113) о том, что вы выиграли суд у брата. Вас можно поздравить?

- Я не отношусь к этому событию, как к победе. Я ничего не выигрывал. Это же на меня подавали в суд – я его не проиграл. Я сам только обороняюсь. И никак не злорадствую: это же проигрыш моего брата, так что у меня двоякие чувства. Любой юрист, который знаком с авторским законодательством, сразу скажет, что исковые требования, которые там предъявлены, обречены на провал.

- Можете пояснить? Как мы понимаем, Глеб Рудольфович Самойлов подал в суд на Вадима Рудольфовича Самойлова, потому что вы, Вадим, исполняете песни, написанные им. И ему это не нравится. 

>

Вадим Самойлов, Агата Кристи: О судебной тяжбе с братом, о творческом сотрудничестве с Сурковым, о творческих планах и следующей своей поездке на Донбасс.(43.7 Мб)

Автор: [Фонтанка.Офис]

- Не нравится – это не юридическая категория. Песни, которые были написаны Глебом для «Агаты Кристи», как и песни, которые были написаны мной и Сашей Козловым (клавишник классического состава «АК», умер в 2001 году – прим. [Ф.О]), являются результатом работы как автора, так и соисполнителей. То есть людей, которые всё это реализовывали-записывали в студии, придумывали партии инструментов, аранжировки, делали звукорежиссуру, ставили концертные номера и так далее. Я к этому всему имею самое непосредственное отношение. Да, есть автор произведений. Но есть и реализация авторского замысла, которая происходила коллективно. В своё время эти песни были впервые обнародованы как раз в той форме, которую сделал «коллектив авторов». Если бы это были абстрактные песни – какой-то автор пишет себе в копилку, а потом разрешает или не разрешает их исполнять кому-либо, – это была бы другая история. А в данном случае у коллектива есть свои смежные права.

"Я уважаю право Глеба на самостоятельную жизнь"

- Представители Глеба нам сообщили, что они примерно такого решения суда и ожидали и будут подавать апелляцию в вышестоящую инстанцию.

- Значит, встретимся в вышестоящей инстанции. Что я могу поделать? Пойдём дальше судиться.

- Наблюдая за всем этим процессом, мы провели голосование в группе [Фонтанка.Офис] VK (https://vk.com/fontanka.office) – спрашивали пользователей, чем, по их мнению, всё это закончится. 60% уверены, что вы сохраните за собой право петь песни «Агаты Кристи». Менее 10% считают, что Глеб добьётся запрета. Треть опрошенных говорят, что вы договоритесь.

- Я бы хотел того же, что и треть ваших пользователей. Более того, я неоднократно высказывал эту позицию Глебу. К сожалению, Глеб не выходит со мной на связь лично. Контачить приходится через его «директорат», который вносит в диалог существенные коррективы. С моей точки зрения, эти люди играют на разжигание конфликта. Второй вариант контакта – через нашу маму, Ирину Владимировну. Авторские права – это только верхушка. Это лишь небольшой аспект наших семейных отношений. Они непростые. И всё это развивалось в течение не одного десятка лет.

- Мы можем об этом говорить?

- Нет. Это личное, семейное. Это специфика наших взаимоотношений и поступков. Выносить их на обсуждение я считаю для себя неприемлемым. И вообще я не большой любитель раздеваться на публике.

- Ваши фанаты спрашивают: давно ли вы виделись с братом без посторонних глаз и ушей, в спокойной обстановке?

- Очень давно. Мы с нашей мамой неоднократно предлагали и до сих пор предлагаем Глебу встречаться без посредников узким семейным кругом. Либо я с Глебом, либо мы втроём. К сожалению, пока Глеб на эту идею не откликается.



Фото: "Фонтанка.ру"

 

- Представители Глеба отмечают, что на завершившемся разбирательстве был заменён судья. А первый судья был известен тем, что пять лет назад отказал вам в известном споре с музыкальным критиком Артемием Троицким. Можете это прокомментировать?

- Действительно, судья, который вёл мой процесс против Троицкого, как выяснилось сейчас, был переведён в Савёловский суд. Наше дело попало к нему потому, что, как мне пояснили, судья Удов специализируется именно на таких резонансных делах с публичными персонами. По какой причине он был заменён, мне неведомо. Разные ведь могут быть причины: начиная от состояния здоровья, заканчивая командировками и так далее.

- Вы ведь понимаете, на что нам намекают этим вопросом? В споре с Троицким судья, можно сказать, «защитил вашего обидчика», а в нынешнем споре этот судья из процесса выбыл и итоговый результат «в вашу пользу».

- В случае с Троицким он не «защитил обидчика». Он отказал мне в иске. А что касается суда с Глебом, то это обычное совпадение. Никаких других причин там нет.

- Как бы вы сформулировали суть тогдашнего спора с Троицким? Дело ведь касалось вашей дружбы с Владиславом Сурковым, на тот момент – первым заместителем руководителя администрации президента РФ?

- Артемий определил меня как «дрессированного пуделя». Эта формулировка подразумевает, что человек не обладает собственной волей и слепо исполняет чьи-то указания. По этой причине я и пошёл в суд. У меня есть своя воля, и ничьи указания я не исполняю.

- 15 октября в Минске в концерте "Брат 2 / живой саундтрек" заявлен и Вадим Самойлов, и группа Глеба "The Matrixx". Вы ведь хотите встретиться с братом – возможно, что это произойдёт в Минске?

- Мы же будем выступать в разное время. Если ничего примиряющего до этого концерта не произойдёт, то он будет в своей гримёрке, на своём участке сцены, а я буду в своей гримёрке и в своё время на сцене. Вот и всё. После 2009 года Глеб пустился не просто в сольное "творческое плавание", а в самостоятельную жизнь. Я далеко не всё принимаю из того, чем он сейчас занимается, и что он из себя сейчас представляет. Это его право, которое я уважаю.

- Знаете, как комментируют зрители наш разговор? «Спор продолжается, оба брата поют старые песни "Агаты" – им этот спор просто выгоден».

- В общем, да. Я не сторонник такого рода пиара, но хочешь – не хочешь, а он получается. Не знаю, насколько это осознанный подход менеджмента группы The Matrixx, но, насколько я понимаю, они пиаром не пренебрегают. Здесь просматривается достаточно стройный замысел. Всё укладывается в одну временную линейку – суды, публикации, передачи... Видно, что люди написали проект, и по нему двигаются. Я такой пиар терпеть не могу, всегда его сторонился.

- Получается, что некие «тёмные силы» заставляют Глеба их кормить, используя неприятную личную историю?

- Я бы не списывал ситуацию на то, что «Глеб – дурачок», а вокруг него «злые люди», которые им манипулируют. Насколько я понимаю, это совместный план. Да, у Глеба есть больные мозоли, на которые можно наступать и манипулировать. Но нет дыма без огня.



Фото: "Фонтанка.ру"

- Ранее СМИ писали, что на самом деле спор из-за денег. Кто-то кому-то что-то обещал за "ностальгические концерты" (весной 2015 года «Агата Кристи» воссоединилась, чтобы дать два концерта. В концертах принял участие Глеб Самойлов, после этого Вадим Самойлов уехал в длительные сольные гастроли с той же программой. – Прим.[Ф.О]) и не отдал.

- Об этой ситуации в курсе все, кто о ней должен быть в курсе. Считаю, что обсуждать личные финансовые вопросы, публиковать личную переписку и так далее – неправильно. Я этого не делаю.

"Агата Кристи" – в прошлом, теперь – "Вадим Самойлов"

- Поговорим про творчество. Вас спрашивают, готовы ли вы написать "гимн русского рок-н-ролла"? Считаете ли органичным союз рокеров и власти?

- Гимны по заказу не пишутся. Гимнами становятся песни, которые отображают суть эпохи, или суть движения. Я себе такой цели не ставлю. Думаю, что в этом нет смысла. У русского рока есть свои гимны – это золотая коллекция хитов русского рока. Точка. Что касается союза рокеров и власти – такого союза не существует. Меня часто обвиняют, что я сочувствую власти и чуть ли не влюблён в неё. Миша Козырев (ведущий телеканала "Дождь", бывший генеральный продюсер ряда музыкальных радиостанций. – Прим. [Ф.О]) любит эту дрянь распространять. При этом "Наше радио" он в свое время начинал при участии господина Бориса Березовского, который в ту пору был секретарём Совета Безопасности РФ при президенте Ельцине. Что называется, чья бы корова мычала. Можно очень долго говорить о том, что у нас всё плохо, петь об этом, но в какой-то момент жизни я понял: чтобы что-то реально поменять, просто петь об этом недостаточно. Если у меня есть контакты с власть имущими, с общественными институтами, в которых я могу излагать свою точку зрения и поднимать вопросы, за которые у меня болит душа, – а это молодёжная политика и авторское законодательство, – то я считаю, что это нужно делать. В этом смысле я не опасаюсь обвинений в том, что я конформист и сотрудничаю с властью.

- Следующий вопрос к вам: почему вы нормально не издадите ваши сольные альбомы "Полуострова" и "Полуострова 2"?

- В своё время они задумывались как "междусобойные проекты". Но поскольку я сейчас песни с этих пластинок начал исполнять на концертах, то мысль про издание – здравая. Имеет смысл это сделать. Записи же существуют, они есть в сети. Просто разместим их на площадках, где обычно публикуют музыку. Что такое современное издание музыки? В сети появилось – считайте, что издано. Если кому-то больше нравится покупать в iTunes, то давайте разместим там.

- Могу сказать как коллекционер, что с удовольствием купил бы эти записи на виниле. Их же можно издать в формате двойного винила.

- В принципе, да. Посмотрим. Эти проекты всё равно уже старые (первый диск "Полуострова" был записан в 2003 году и издан небольшим тиражом не для продажи, так же как и второй альбом 2006 года. – Прим. [Ф.О]). Мне кажется, имеет смысл дождаться релиза моих новых композиций, а после этого "вдогонку" выпустить "Полуострова". Оно того стоит, я с вами согласен.

- Пользователи нашего интернет-канала уточняют. На "Полуостровах" были стихи Владислава Суркова. Как будут подписаны эти диски на обложке? "Вадим Самойлов + Владислав Сурков", "Samoylov feat. Surkov", или просто "Вадим Самойлов"?

- Исполнитель – я. А уже в списке авторов будет указано всё остальное. Там есть композиции, в которых Сурков написал и мелодию, и текст. Есть композиции, где я взял его текст и сочинил свою мелодию. Есть полностью мои композиции.

- Про новые песни вы года полтора назад говорили, что они сочинены. А сейчас говорите, что записать их ещё только предстоит. Как скоро ждать новой пластинки?

- Мы сейчас всё это репетируем и записываем. Премьерный показ этих песен запланирован на 25 ноября в Екатеринбурге. Дальше мы поедем в тур по Уралу и Сибири с новой концертной программой. А в Санкт-Петербурге вы нас сможете увидеть 2 апреля. Будем работать в клубе "А2".

- Как называется программа? Как будет назван альбом?

- Пока ещё не решил. Мне кажется, что в настоящий момент есть путаница вокруг названия «Агата Кристи» (на афишах концертов обоих братьев Самойловых в последнее время большими буквами пишется название несуществующей группы "Агата Кристи". – Прим. [Ф.О]). Той группы не существует. На альбомах то название никто из нас двоих не будет этого писать. Наверное, мой альбом пока имеет смысл назвать просто «Вадим Самойлов». Впрочем, мне кажется, это всё не так значимо.

"Ненависть к Украине никто не разжигает"

- Нас и про "актуальные новости" спрашивают. Про выборы. В этом году на них пришло существенно меньше людей, чем пять лет назад. Людям всё равно, какой будет законодательная власть?

- За завтра страны мне не страшно никогда. Точно могу сказать. Низкая явка действительно говорит о том, что люди устали от существующей политической системы и не особо верят в то, что их голос что-то может поменять. Думаю, что на президентских выборах будет другая активность. Такое случается во всех демократиях. Явка бывает существенно ниже. Я не политик, не социолог, и не готов рассказать, почему именно так произошло. Но то, что у людей нет особого интереса, это правда. Почему? Нужно говорить с политологами.

- Наши слушатели предполагают, что из-за фобий, страхов?

- Нет. Это бред. У нас анонимное голосование. Какие фобии? Приходите. Голосуйте за кого хотите. Никто не за кем гоняться не будет. Вы же не оставляете там фамилию, имя и отчество.

- Мне кажется, люди имеют ввиду некий общий фон. Если включить телевизор, то в принципе можно потерять и сон, и аппетит, и здоровье. А кроме того, мы видим, как молодых людей сажают по статье 282 за репост.

- То, что законодательство плохо написано – это очевидно. Но я считаю, что с учетом количества так называемой пропаганды со стороны альтернативных СМИ – одно другого стоит. Если люди говорят о федеральных каналах, на которых якобы разжигается рознь, я не вижу никакого разжигания розни. Если речь об Украине, то к Украине рознь никто не разжигает. Мы критикуем сегодняшнюю Киевскую власть, я поддерживаю эту критику, но я ничего плохого украинцам не желаю. И очень скучаю по гастролям на Украине. И очень люблю украинский народ. А что касается разжигания – мне кажется, что вот эти "покусывания" друг друга абсолютно равнозначны. Вся блогосфера и интернет с одной стороны, и, так сказать, гипертрофированные телевизионные проекты пропагандистского толка — с другой, – это вещи одного порядка.

- А на территории Донбасса до мирных жертв дошло, счет идет на тысячи и даже на десятки тысяч. Это стоит того?

- Мы не знаем причин этой ситуации. Я вот видел сотни людей, которые туда приезжают, стоят на позициях и защищают территорию от проникновения диверсионных групп, сдерживают войска украинские, чтобы они снова не начали на мирные города наползать. Я там лично был и все видел. А кто кровь начал? Кто начал кровь? Я помню первые кадры – Мариуполь, отдел внутренних дел, приезжает БТР и расстреливает. Люди стоят возле местного совета, подходят черти украинские со свастикой, стреляют, рикошетом убивает людей. Кто это все начал? У меня на этот вопрос ответ однозначный: все началось с неконституционного переворота и захвата власти, и распространения коричневой чумы жовто-блакитного цвета по территории Донбасса. Вот и все. И люди встали на защиту. Да, там наверняка есть кривые вещи со всех сторон. Но это война.

- То есть вы считаете, что роль ТВ на старте этого процесса ничтожна?

- Ее никакой не было. Телевидение всегда является уже только прикрытием. И я даже сейчас в большей степени не про наше ТВ говорю, а про CNN, BBC, украинские СМИ и все остальное.

- Вот вопрос на эту тему сразу пришел от слушателей: без крови братской или других народов – невозможно «встать с колен»?

- Ну, если кто-то вас поставил на колени прикладом автомата, то для того, чтобы вам встать, нужно этот автомат от себя как минимум отдернуть. И в этот момент может пролиться кровь. Но тут есть вопрос: вы будете продолжать стоять на коленях под дулом автомата, или вы все-таки встанете? А теперь второй вопрос: кто пришел с автоматом? В Украину, в Югославию, в Ирак, в Ливию и так далее? Туда пришли конкретные натовские солдаты, американские солдаты, и вот это всё сделали – то, что сейчас пылает. Мы никуда не приходили и никаких войн не начинали.

- Вы не обсуждаете с Сурковым, чем вся эта история там закончится? Есть ли у вас с ним на эту тему диалог?

- Вы знаете, что-то мы на эту тему с ним давно не говорили. Очень сложно предположить, чем все закончится, но все хотят, чтобы закончилось. Потому что вариантов развития событий два: такой, каким его видят люди Донбасса – и такой, каким его видят сегодняшний киевский президент, верховная рада и вся киевская власть. И это диаметрально-противоположные варианты. Для меня очевидно, что все это неминуемо закончится примирением сторон и восстановлением нормальной мирной жизни. Будет ли Донбасс в составе Украины, станет ли он независимым, войдет ли он в состав России – это только Донбассу решать. В настоящий момент Донбасс демонстрирует готовность оставаться на федеративных условиях в составе Украины. Это закончится миром, а когда – через два года или через два поколения – никто не знает.

- Как вы воспринимаете тех музыкантов, которые отказываются от вашего предложения ехать на Донбасс?

- Они вправе отказываться, каждый человек вправе сам принимать решение. По-разному же люди отказываются. Меня, например, не смущает, когда люди говорят конкретно: нет, я имею другую точку зрения. Респект и уважуха. Или человек говорит: я опасаюсь за безопасность и не хочу ехать. Тоже все понимаю. А вот когда начинается «да-да-да, мы готовы», а потом «ну в этом месяце у нас все сложно, давай в следующем году», – вот это конечно уважения уже не вызывает.

- Когда в следующий раз планируете поехать на Донбасс?

- Я очень бы хотел снова там оказаться. Я как раз обещал жителям Донбасса, что привезу премьеру новой программы. До конца года хотел бы это сделать.



Фото: "Фонтанка.ру"

- Вас спрашивает пользователь Макар – знакомы ли вы с Александром Дугиным? Как вы думаете, почему вокруг человека с довольно радикальными политическими взглядами находились и находятся такие романтичные натуры, такие Курехин, Бугаев, Митьки и так далее?

- Я не знаю, кто такой Дугин. Но если говорить вообще про человека, который несет радикальные идеи, то, что к нему причаливают молодые умы – это нормально. Молодость всегда бунтарская, молодость всегда чуть-чуть лишена здравого смысла, наполнена яркой идеей изменить мир. Поэтому когда радикальные идеи обладают какой-то нормальной философской формой, интересно изложенной, то вокруг них, конечно, будут группироваться молодые ребята, проживать какой-то период жизни. Кто-то будет там оставаться, радикализироваться, кто-то сделает выводы и пойдет дальше. Для меня это обычный, нормальный процесс.

"Валить все на одного президента – глупость огромная"

- Еще один вопрос про актуальную новостную историю. «Пакет Яровой» – это благо или катастрофа?

- А у кого-то до сих пор есть иллюзия, что нас невозможно прослушать, прочитать? По сути дела, пакет Яровой предлагает соорудить у нас, в нашем сегменте сотовой и интернет сетей какое-то подобие структуры, которой владеет агентство национальной безопасности. Нужно ли это для безопасности – специалистам виднее. Я считаю, если надо что-то для безопасности записать – пусть пишут. Естественно, есть вероятность коррупционного использования этих данных. Да, это есть, к сожалению.

- Важный сентябрьский вопрос. Для кого-то каждый сентябрь – это торжественный праздник, для кого-то это траур. Мы помним 2004 год, события в Беслане. Вас в этой связи спрашивают: считает ли Вадим Рудольфович, что Путин виновен в том, что там произошло, и в том количестве жертв?

- В том, что там произошло, виноваты боевики, которые все это задумали и реализовали, и сотрудники министерства внутренних дел, которые пропустили колонну с боевиками до этого города. И еще это недолжный уровень подготовки и управления силовыми структурами тогдашними. Я считаю, что в этом причина.

- Вопрос в данном случае о штурме, который привел к многочисленным жертвам.

- Для того, чтобы об этом компетентно разговаривать, нужно знать, как там все было. Насколько я помню, штурм начался спонтанно. Неконтролируемая история. Манера валить все на одного президента – глупость огромная. Есть у него, наверное, свои скелеты в шкафу, и я со многими вещами не согласен в его политике. А в чем-то – согласен.

- Ну вот в сирийском вопросе согласны? Вы бывали на авиабазе Хмеймим. Есть принципиальная разница с Донбассом?

- Да, конечно. На Донбассе я встречался с мирными жителями, а в Сирии – с военнослужащими. Мы прямо к ним в расположение приехали, в палатке выступали. Летчики взлетают, и прямо на взлетно-посадочной полосе у них есть небольшой штаб, вот там мы выступили. Мы поддерживали военных людей, которые находятся в командировке. А на Донбассе мы выступали среди людей, которым нужно было почувствовать соединенность с русским миром, с Россией.

- Ну и собственно к концу нашего разговора наши пользователи возвращают нас к началу и спрашивают: может ли Вадим сказать, что их с Глебом развели политические взгляды?

- Нет, дело в том, что политические взгляды – это следствие. Разная музыка – это тоже следствие. Мы с Глебом – братья, единственные в семье. У нас всегда были такие хрестоматийные отношения младшего и старшего братьев. Многие люди с этим сталкиваются и каждый по-разному проходит. Мы отчасти пересекаемся в музыкальных и культурных вкусах. Что, собственно, и дало повод для такого более-менее долгосрочного творческого взаимодействия. А человечески, понятийно, мы совсем разные. Все остальное вытекает из этого. Поэтому у нас разные политические взгляды, разные политические вкусы, разный взгляд на обстановку. Вот в чем проблема.

- Когда вы издадите новый альбом, подарите его Глебу, пригласите на презентацию?

- Знаете, он никогда, ни разу в жизни не сходил ни на одну мою сольную презентацию, поэтому я не вижу никакого смысла. Я посещал его мероприятия, ходил и помогал даже. Глеб в течение всей жизни пытается что-то доказать себе самому. Я не отношусь к нему как к конкуренту. Я абсолютно искренне и честно могу сказать, что я от всей души желаю Глебу творческих успехов, чтобы его проект был хороший, интересный, чтобы он развивался, чтобы было много интересной музыки. Я – старший брат. Он – мой младший брат, которого я выручал, вытаскивал, охранял, менял ему штанишки, таскал его в садик, он в другой социальной категории. У меня на уровне животного инстинкта нет ощущения конкуренции с ним, скорее наоборот.

- У нас есть две финальные реплики от слушателей. Обе от Наталий. Первая: «Вадим, увы, неубедителен. Глеб хоть и говорит медленнее, но выглядит почему-то честнее». И вторая: «Вадиму хочу пожелать терпения во всей этой ситуации, пусть он знает, что мы всегда его поддержим и всегда будем с ним».

- Ну так всегда в жизни, понимаете? Кому-то нравится одно, кому-то другое. Вопрос только в том, чтобы мы относились к нашим точкам зрения равноприемлемо. Вот у нас наша продвинутая либеральная общественность обычно говорит о толерантности, но когда что-то не по их происходит, то это не принимается. У нас с Глебом тоже в этом есть проблема: если что-то не по Глебу, то все – умри, ляжь, не встань, все не так. Вот в середине девяностых Глеб запал на газету "Завтра", начал тусоваться с красно-коричневыми, я не возражал. Я сам этой идеологии не придерживался, но не возражал – ну хочет человек. Но когда я стал членом общественной палаты, познакомился с Сурковым, – вот это Глеб почему-то отказывается принимать. По мне, точки зрения любые могут быть, самое главное – давать друг другу на это право. И если у человека другая точка зрения, не начинать его за это втаптывать в грязь.

- Ну и чтобы судебные разборки как-то не развивались, а угасали. Многие опасаются, что статья 282 возникнет в этом споре. Что якобы Вадим будет преследовать Глеба за его какую-то иллюзорную тематическую ассоциацию.

- Я никогда своего брата преследовать ни за что не буду. Я за слова отвечаю, в отличие как раз от младшего брата, который все то же самое обещал. Для меня, конечно, было шоком, когда узнал, что именно Глеб на меня подал в суд. Я даже сначала не поверил. Но дальше – больше. Ладно гражданское разбирательство, но когда я узнал, что он на меня в следственный комитет, в уголовный суд подал – то есть, этот человек готов у меня не просто песни отобрать, а он готов мне как минимум ограничить выезд, и как максимум посадить в тюрьму — я долго на эту тему офигевал. Я так никогда не поступлю с Глебом. Наша мама в курсе всего происходящего между нами. Более того, она единственная, кто в курсе того, что на самом деле между нами происходит. И это правильно. Я ей говорю: "Мам, ты понимаешь, что у Глеба в текстах содержатся эти вещи, он сейчас начнет все это мутить, вот эти суды, все остальное, какой-нибудь идиот наверняка это разглядит, и может предъявить ему экстремизм". И каково же было мое удивление, когда Глеб вдруг сказал: "Обратите внимание, у меня экстремизм". Он правильно вообще поступает? У него мозг вообще включен в этот момент был или нет?

- Мы обязательно спросим об этом Глеба, когда он к нам в ноябре в эту студию зайдет.

- Я вам желаю удачного интервью, и очень надеюсь, что Глеб будет в том состоянии, когда он хотя бы сможет объективно оценивать реальность. Вот и все. Потому что не секрет – Глеб сам об этом много раз говорил, – что у него давно существуют внутренние проблемы, и что с психологами он общается. Я думаю, ему нужно собой заняться и как можно скорее. И суды, эта ненависть, такой способ решения проблем – они могут завести намного дальше. А я бы не хотел, чтобы Глеб повторил судьбу Сида Барретта.

Николай Нелюбин, специально для "Фонтанка.ру" 

Проект "Афиша Plus" реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

Куда пойти 26 — 28 ноября: Герзмава в Мариинском театре, танцы в швейном цеху, отец «Тетриса» и «Диалоги» в сети

В новом гиде «Фонтанки» по выходным — три десятка идей, как провести последний уик-энд ноября, с QR-кодом или без: от фестиваля эко-театра в Александринском до лекций о современных хоррорах.

Статьи

>