Под музыку Петрова: «Советский Голливуд» в Петергофе

11 сентября 2016, 14:03
Версия для печати Версия для печати

Спектакль-ревю «Советский Голливуд», что показывают в эти субботу и воскресенье на Большом каскаде Петергофского дворца, вывел на новый уровень 3d-мэппинг-шоу, которые для петербуржцев уже стали чем-то обычным. Зрители увидели не просто «веселые картинки», а заявку на полноценный спектакль с драматургией и смелым – с учетом новейших тенденций в прочтении истории – содержанием.

Грандиозный размах спектакля становится очевиден еще до его начала – как только спускаешься в Нижний парк: фонтан «Самсон» окружен подиумом с небольшой эстрадой по центру, установлены экраны, на которые транслируется черно-белое кино, дворец озарен художественной подсветкой. Так что те зрители, которые приходят задолго до начала, дабы занять лучшие места, могут себя развлечь.

Под задорные фокстроты, какие играли таперы в кинотеатрах, сопровождая немые ленты, демонстрируются первые отечественные фильмы – «Понизовая вольница» (1908 год), «Москва в снежном убранстве» (1908 год), «Домик в Коломне» (1913 год). Затем на подиуме появляются дамы и кавалеры с картонными собачками: персонажи кино «сходят» с экрана, и представление начинается.

В воздух взлетают первые залпы фейерверков (ими заканчивается каждый эпизод шоу), под музыку Андрея Петрова мелькают заставки киностудий СССР, на экранах появляются Елизавета Боярская и Тарас Бибич, которые начинают повествование об истории кинематографа в нашей стране.

От первого сеанса братьев Люмьер в Париже переброшен «мостик» к первому сеансу в саду «Аквариум» в Петербурге – и вот уже благодаря проекции, его черты приобретает Большой дворец. Затем приходит время авангарда, на видео крутятся шестеренки, первая мировая приводит к падению импорта западного кино, а в Москве решают создать свой Голливуд, который рассказал бы миру о том, как «хорошо в стране Советской жить». Дальнейшее повествование построено именно в этом ключе: речь идет о пропаганде в кинематографе 1930-х.

Авторы шоу спокойно описывают механизм создания положительного образа страны и его успешное действие – в первую очередь, внутри СССР. Вернувшийся из поездки в Голливуд режиссер Григорий Александров создает советскую Марлен Дитрих – платиновую блондинку – Любовь Орлову. Снимаются «Веселые ребята», «Цирк», «Волга, Волга», «Светлый путь»… Обаятельная и талантливая женщина, веселые оптимистические сюжеты, задорная музыка Исаака Дунаевского – и вся страна объединяется в патриотическом порыве. Хотя параллельно творятся страшные вещи – начинаются репрессии; сажают, отправляют в лагеря или приговаривают к расстрелам людей – в том числе известных творцов. Звучат фамилии Михоэлса, Эйзенштейна, Вертова...

В видеоряде использован очень сильный образ (как и показанная проекция с портретами Ленина и Сталина, гербом Советского Союза и подписью «Так был украшен фасад Большого дворца в октябре 1937 года»): цилиндр музыкальной шкатулки, на котором вместо колков – нарочито картонные колосья пшеницы, герб Советского Союза и улыбающаяся колхозница. Внезапно цвета пропадают, на цилиндр наматывается колючая проволока, а вместо колосьев торчат руки, символизирующие гибнущих людей.

Образ двойственности Советского Союза – как рая из кинематографических образов, и как ада, в котором гибли сотни художников, ученых, других представителей интеллигенции, заклейменных как «враги народа» – в спектакле повторяется неоднократно. Вот вместо колонн Большого дворца вырастают колосья пшеницы и появляется герб – но вот штукатурка осыпается, и мы видим поезд, увозящий жертв в «архипелаг ГУЛАГ»...

Подыскать эпилог к такому представлению непросто: по законам развлекательного жанра, от которого все же не может уйти уличное представление, хочется, чтобы все кончилось хорошо. Но история не подбросила сценаристам подходящего материала: дальше и вовсе началась война. В итоге спектакль о «Советском Голливуде» как феномене 1930-х венчают дежурные фразы, словно взятые из чиновничьего отчета – о том, каких успехов российское кино достигло в последующие годы.

Финальный танец на подиуме артисты исполняют под «Марш энтузиастов» – «Здравствуй, страна героев, страна мечтателей, страна ученых!» Вот только ответного приветствия не рождается.

Публика выглядела немного растерянной: а что тут, действительно, ответишь? Тут разве вечнозеленые строки Мандельштама (тоже, кстати, невинно убиенного) процитировать: «Мы живем, под собою не чуя страны»…

После спектакля многие отмечали, что тема, взятая за основу спектакля, была для них неожиданной. Одни говорили, что это лучшее представление за все годы, потому что в нем заложена мысль. Другие – как своевременно была поднята тема. Третьи отмахивались: ничего нового...

Увидеть представление «Советский Голливуд» и составить о нем собственное мнение можно сегодня в последний раз – его начало в 21.00.

Алина Циопа, Фонтанка.ру

 

Проект "Афиша Plus" реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

«В последние минуты он говорил об Ахматовой». Об Анатолии Наймане вспоминает Яков Гордин

Поэт ахматовоского круга, Анатолий Найман скончался 21 января после инсульта, который он пережил на днях прямо во время своего выступления на конференции в Москве. В этот тяжелый день «Фонтанка» обратилась к писателю, главному редактору журнала «Звезда» Якову Гордину, и тот любезно поделился своими воспоминаниями.

Статьи

>