«Оз: Великий и ужасный»: «Прибытие поезда» в страну Оз

15 марта 2013, 02:41
Версия для печати Версия для печати

Голливуд нашел свой универсальный рецепт счастья на ближайшие годы и не намерен от него отступать. Целевая аудитория – подростки и примкнувшие к ним «кидалты». Единственная реальность, которую эта аудитория готова воспринимать добровольно, – вымышленный мир; беспроигрышный жанр – сказка или фэнтези, способ достижения цели – эффектная картинка. Кино – не режиссерское, а дизайнерское искусство.

«Бескрайняя фантазия» на самом деле строго регламентирована: на сказочных просторах могут расцветать немыслимые растения и пастись какие-нибудь фиолетовые летающие тигрохомячки, но смысл режиссерского высказывания будет всецело исчерпан неизбежной победой добра над злом после Решающей Битвы. Прекрасный сюжет, на самом деле. Возможно – единственно значимый, по большому счету. Однако для того, чтобы сделать его фактом киноискусства, уже мало быть Тимом Бертоном, надо быть как минимум Питером Джексоном. И я очень надеюсь на то, что последующие годы покажут, что Питером Джексоном быть достаточно.

«Оза: Великого и Ужасного» снял Сэм Рэйми. Сюжет фильма –приквел «Волшебника страны Оз», легендарного фильма Виктора Флеминга 1939 года. Задача у Рэйми была любопытная: созданный им мир обязан быть, с одной стороны, узнаваемым (классического «Волшебника» американцы знают наизусть, и «неправильного» носа или цвета лица злой колдуньи они не простили бы), а с другой стороны – не должен оказаться буквальным повторением прежнего. В том числе – и по соображениям авторского права. С этой задачей режиссер и огромная команда художников-дизайнеров справилась превосходно. Цитаты введены уместно, обыграны не без выдумки, а что касается изобразительных решений, то, разумеется, «Оз» был бы обречен на «Оскара» в этой категории, если бы там сейчас – по вышеназванным причинам - не царила такая жесточайшая конкуренция.

В оригинале Флеминга реальный Канзас был черно-белым – и в «Озе» Рэйми «канзасское» начало выглядит точно так же. Правда, в 1939 это было нормой (и потому цветная страна Оз становилась настоящим откровением), а сейчас – наоборот, «бесцветное» изображение – явная стилизация. Весьма средний фокусник Оскар Диггс (сокращенно Оз) – Джеймс Франко - в составе большого бродячего цирка выступает на ярмарке в собственном павильончике. Он сшибает гроши и мечтает о величии, желая быть чем-то средним между Гарри Гудини и Томасом Эдисоном. Его коронный номер – «мистическое общение с духами», то бишь, популярный трюк с подсадкой. Оскар привычно взывает к почтеннейшей публике, требуя поверить ему, иначе чудо не состоится, - но в зале находится маленькая девочка, которая и так безоговорочно верит в волшебство, – больше ей верить не во что, она инвалид, ножки не ходят. Зрители просят «волшебника» о настоящем чуде – и фокуснику приходится быстренько линять из этого опасного места. А тут кстати случается ураган, и Оскар, успевший насолить еще и цирковым собратьям, спасается в воздушном шаре. Который из ч/б летит прямехонько в цветное широкоформатное 3D. Или – что то же самое - в волшебную страну Оз.

А там розовенькие зубастые пикси, крылатая обезьянка в форме портье, лев, которому еще только предстоит стать Трусливым, летающие бабуины, гигантские мыльные пузыри, в которых можно летать, дорожка из желтого кирпича… А также небо, деревья и цветы таких нестерпимо ярких оттенков, какие только умудрились извлечь создатели фильма из своих сверхсовременных компьютеров, - то есть именно тот фантастический пейзаж, взглянув на который зритель должен ахнуть: «Какая красота!» Он и ахает.

Некоторая безвкусица визуального решения делу не помеха: в конце концов, страна Оз недаром носит имя героя – это его мир, его фантазия. А он парень простой. Зато волшебная страна – место, где этот немножко иллюзионист и чуть-чуть мошенник все-таки способен совершать чудеса: в Фарфоровом городе, уничтоженном по приказу злой ведьмы, он находит маленькую фарфоровую девочку – и приклеивает ей отбитые ножки. То, что было невозможно в черно-белом Канзасе, вполне реально в разноцветной волшебной стране «по ту сторону радуги». И только там.

Но пестренькие жители Изумрудного города ждут от волшебника (о пришествии которого, разумеется, есть пророчество) чуда куда более масштабного. Он должен - ни много ни мало – уничтожить злую ведьму. А ведьм-сестер в этой сказке целых три, и одна прекраснее другой: Теодора - Мила Кунис в алой шляпке и кожаных брючках, Эванора - Рэйчел Вайс в изумрудном одеянии и Глинда - Мишель Уильямс в белых платьях, блестках и перышках. Кто из них самая злая, кого и как тут нужно убивать, - собственно, это герой большую часть фильма и решает. Белое платье (особенно с перышками) – надежное алиби, но вот с двумя другими сестрами все обстоит не так просто. Одна из них, распростившись с девичьими грезами, буквально позеленеет на глазах, а шляпка ее зловеще заострится ведьминским колпаком (и знатоки фильма-оригинала будут вполне удовлетворены). Зато другая – та, которую в «Волшебнике» Флеминга толком и не рассмотрели, потому что ее домиком раздавило, устроит множество коварных хитростей, маленькую победоносную войну и колдовской поединок на бреющем полете. Играют при этом актеры так грубо и маловыразительно, что о пустом зеленом экране, на фоне которого все это снималось, невозможно забыть ни на минуту.

Разумеется, главное чудо, которое совершил Оз, не могло быть «настоящим» чудом. В дело вступают старые мечты о трюках Гудини и славе изобретателя Эдисона. Вместе с местными мастерами и вольными жевунами Оз создает праксиноскоп – аппарат, предшествующий изобретению кинематографа. А кино – внушает публике Рэйми – это такое чудо, перед которым не устоит никто, тем более какая-то злая ведьма. Первый киносеанс в Изумрудном городе имеет оглушительный успех.

Интересно вот что: чем тоскливее в смысле художественных достижений идут ныне дела в Голливуде, тем чаще там обращаются к истокам кинематографа (стоит вспомнить «Хранителя времени» Скорсезе, посвященного Жоржу Мельесу). Тут бы, кажется, и умилиться, но невозможно не заметить, что именно выбрано в качестве предмета для ностальгии: эффектный технический трюк, искусство манипуляции, чистое зрелище. Характерный выбор. Пожалуй, эта «дорожка из желтого кирпича» ведет от искусства кино в противоположную сторону.

Лилия Шитенбург, «Фонтанка.ру»

Куда пойти 19–21 июля: шахматы на Дворцовой, ночь перерождений, башни из мыла, «Музыка цветов и паровозов»

Афиша Петербурга: Куда пойти 19–21 июля: «Балтик Ралли» в Выборге, фестиваль воздушных змеев, «Опера — всем», «Императорский букет» в Павловске, новые выставки и концерты

Статьи

>