Коппола-третий: "История с банкой икры и водкой рассмешит кого угодно"

14 марта 2013, 01:06
Версия для печати Версия для печати

14 марта в российский прокат выходит фильм «Умопомрачительные фантазии Чарльза Свона-третьего». Комедию в стилистике 70-х снял Коппола, но не 73-летний Фрэнсис Форд, а его сын, 47-летний Роман. Это его второй режиссерский опус. Помня о том, что есть еще София Коппола, хоть и младшая сестра, но куда более известный режиссер, чем брат, обозреватель Фонтанки назвал Романа - Копполой-третьим, и он не обиделся. Впрочем, Роман тоже не лыком шит: на петербургскую премьеру в киноцентр «Англетер» прилетел с «оскаровской» церемонии-2013, где был номинирован за сценарий картины «Королевство полной Луны».

- Мистер Коппола, такое ощущение, что, снимая «Умопомрачительные фантазии», вы уже знали, что повезете его в Россию?

- Не было у меня таких умопомрачительных фантазий (улыбается). Раньше я был в Москве только один раз, в 1979 году, когда приезжал двенадцатилетним ребенком с отцом, который показывал «Апокалипсис сегодня». В мыслях не держал, что приеду вновь…

- Но почему же вы включили в «Фантазии Чарльза Свона-третьего» эпизод, где главного героя бросает возлюбленная, и русский таксист ему втюхивает за 800 баксов не наркотическую «дурь», а огромную банку черной икры плюс бутылку «Столичной». И это отлично помогает залить горе!

- В Голливуде много русских таксистов, у них часто что-то припрятано. Причем, я попросил подобрать мне настоящих русских, тех, кто реально говорит на вашем языке, а не коверкает его. И думал я в тот момент не о поездке в Россию, где этот эпизод встретят с хохотом, а о том, что история с банкой икры и водкой – забавная, способная рассмешить кого угодно!

- Действительно, это смешно! Однако должен заметить, что такая большая банка черной икры стоит у нас подороже, чем 800 долларов.

- Многие спрашивают меня: это настоящая банка? Конечно, настоящая! Говорите, что 800 долларов – это дешево? Но дело-то происходит в 70-е годы, тогда и цены были другие.



Фото: М.Садчиков-мл.

- Русские в вашем фильме изображены юмористически. А что вы думаете о тех русских, что, как и вы, снимают независимое, интеллектуальное кино?

- За время моего визита я познакомился с некоторыми молодыми кинематографистами. Продюсер Сэм Клебанов дал мне посмотреть несколько ваших фильмов. Вот посмотрю - и тогда смогу поточней ответить на ваш вопрос. Хотя в целом ситуация ясна, она касается всего мирового кинематографа. На фоне гигантского голливудского штампованного кинопотока картин, в год становятся известными три-четыре заграничных независимых фильма, которые продвигают дальше мировое кино. А про остальные мы просто ничего не знаем.

- Вы снимаете независимое, малобюджетное кино. Но, знаете, великий русский поэт написал: «Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей»… А вы могли бы сказать о себе: «Можно снимать независимое кино, и в то же время хорошо думать о блокбастерах»?

- Мне нравятся картины разного рода, любая работа – была бы хорошо сделана! Мне, например, нравятся фильмы по мотивам комиксов, такие, как «Железный человек».

- Можно и мне пофантазировать: если вдруг вам дадут возможность сделать фильм с огромным бюджетом, вы смогли бы снять высококачественное кино, или голливудские продюсеры все испортят?

- Я никогда этого не делал. Я работал с отцом на «Дракуле» в самом начале 90-х, и для своего времени это был по-настоящему крупномасштабный проект. А что происходит сейчас? Мне просто не хватает информации из первых рук, потому что я редко участвовал в таких проектах. Но, если бы мне действительно предложили, - да, я бы немного неуютно себя чувствовал, но был бы открыт и такой работе.

- Ну, а пока вы снимаете независимое кино, а также видеоклипы, так? Скажите, что сегодня происходит с жанром видеоклипа, да и вообще с хорошей поп и рок-музыкой? Ведь они в кризисе, не так ли?

- Согласен. Правда, сам сейчас клипы снимаю редко, но моя компания по-прежнему этим занимается. Конечно, музыкальные видеоклипы очень сильно изменились с тех пор, как я начал их снимать. Во времена моей молодости многое определял, конечно же, бренд MTV. Да и вообще: ты включал телевизор, и клипы были повсюду. Но и сейчас все не так плохо: просто видеоклипы переехали в интернет. Там есть и много замечательной музыки, которая по-прежнему пишется, но без помощи лоцманов-телеканалов ее так трудно найти в этом хаосе.

- Мистер Коппола, в России вас все называют Романом, делая ударение на втором слоге… Но разве не правильнее делать ударение на первом слоге – РОман?

- РОман, конечно, так меня называют в Америке и Европе. Но если русским так привычней, я не возражаю…



Фото: М.Садчиков-мл.

- В России вас нынче представляют не только как сына Фрэнсиса Форда Копполы, но еще и как номинанта на премию «Оскар» 2013 года. Скажите, быть номинантом «Оскара» - это действительно круто?

- Конечно, это чрезвычайно волнительно и очень почетно. У отца было несколько номинаций на "Оскар", у Софии - тоже, вот теперь есть и у меня. Прежде всего, это очень хороший шанс для вашей будущей работы и карьеры: номинация сразу привлекает к вашей персоне много внимания, даже если вы не выиграли. Я только чуть-чуть погрелся в лучах славы, а, представляю, что было бы, победи мы (сценарий «Королевства полной Луны» Роман написал в соавторстве с Уэсом Андерсоном, который снял эту картину. – Прим. Авт.).

- У нас в России все не так! Мне никогда не приходилось слышать, чтобы уважающие себя кинематографисты с гордостью заявляли: «Я был номинирован на премию «Ника», на «Золотой орел»… Считается, если ты был номинирован, но не получил заветную статуэтку, то пролетел!

- О как! Я этого не знал…

- Продолжим разговор о фантазиях. Автор проекта «Кино со вкусом» Сэм Клебанов, что привез вас в Москву и Петербург, объявил, что в России выходит больше копий ваших «Умопомрачительных фантазий", чем в Америке. Ну разве это не фантазия!?

- Я тоже подумал, что это розыгрыш, когда впервые услышал об этом от Сэма. Но оказалось, чистая правда! Я потрясен тем, как в России ко мне все нежно, по-доброму относятся. Надеюсь, не только ко мне, а – к новому, независимому кино. Это больший стимул снимать новые фильмы.

- В России 14 марта в прокат выходят 75 копий вашей картины.

- Прекрасно! В Америке было 25-35. Цена проката в Америке очень-очень высокая, прокатчики несут очень больше расходы. Говорить о доходах в такой ситуации трудно. Но впоследствии деньги, вложенные в бюджет картины, вы можете попытаться вернуть через продажу телевизионным каналам, через DVD. Тем более, если речь идет невысокобюджетных картинах, таких, как моя. Увы, это так.

- И даже имя скандальной звезды Чарли Шина (актер погряз с историях с алкоголем, наркотиками, драках, разборках на личном фронте. – Прим. Авт.), сыгравшего у вас главную роль, не спасает? У нас в России с помощью звезды-скандалиста можно резко поднять цифры проката.

- Надо же! А меня многие отговаривали снимать Чарли Шина, советовали не «связываться» – именно по причине того имиджа, про который вы говорите. Узнав, что будет сниматься Чарли Шин, страховые компании отказывались сотрудничать с нами (Коппола был не только сценаристом и режиссером, но и сопродюсером этой картины. – Прим. Авт.). Это чистая правда. Дело в том, что в кинобизнесе в Америке есть два вида страховки. Первая – общая, на тот случай, если кто-то не появился на площадке в тот или иной день. Вторая – мне сложно вам в двух словах объяснить, но эта страховка гарантирует, что фильм будет снят. Так вот, мы так и не смогли найти никого, кто бы поручился за фильм с Чарли Шином, и в итоге поручился за него я сам. А потом я же и порадовался, потому что таким образом сохранил нам 50 тысяч долларов – взятых просто из ниоткуда (улыбается).

Но я в Чарли Шине я не сомневался: не мог же он меня, друга детства, соседа (Голливуд тесен: Чарли – младший сын актера Мартина Шина, сыгравшего в 1979 году главную роль в фильме «Апокалипсис сегодня» Фрэнсиса Форда Копполы. – Прим. Авт.), подвести. И мой друг сыграл Чарльза Свона-третьего не как очередную роль, а как - одну из лучших.



Фото: М.Садчиков-мл.

- Хоть тут мы схожи: в России дети и родня кинематографической элиты тоже стройными рядами идут в важнейшее из искусств… Судя по всему, и ваша династия не иссякает: в титрах фильма я заметил имя - Паскаль Коппола!

- Это моя младшая дочь - та самая девочка, которую актриса Патрисия Аркетт держит на руках. Во многих фильмах моего отца я тоже мелькал в массовке, когда был маленьким (Роман даже сыграл в свои 8 лет Сонни Корлеоне в папином «Крестном отце». – Прим. Авт.). Это прекрасная семейная традиция, потому что когда дочка подрастет, сможет увидеть себя на экране.

- Скажите, а режиссерская династия Коппола будет продолжена вслед за вами с Софией?

- Моя племянница уже сама сняла фильм. Получается, третье или четвертое поколение режиссеров в нашей семье.

- Как известно, ваш отец, посмотрев «Умопомрачительные фантазии» сына, сказал: «Это уникальная работа», а сестра София заметила, что это очень личный фильм. Интересно, а что вы говорите о картинах родственников?

- С сестрой мы много работаем вместе, помогаем друг другу, как можем. Это наша семейная традиция – радоваться за другого, не завидовать. Меня очень впечатлили последние три фильма отца: «Между» («Twixt»), «Тетро» («Tetro») 2009 года и «Молодость без молодости» («Youth Without Youth») 2007-го. Они на меня очень повлияли. Большая редкость в положении известного режиссера еще раз стать студентом, поработать как независимый режиссер, и отец сделал это.

- Скажите, Роман, быть сыном знаменитости – это счастье или наказание?

- Это хороший опыт, в каком-то смысле испытание, наверное, из-за него мне было трудней раскрыться до конца. Но все-таки я бы сказал, что это - благословение.

Михаил Садчиков, «Фонтанка.ру»

Фото Михаила Садчикова-младшего

Смотреть «от печки»: в KGallery показывают картины Рериха из частных коллекций

В 2024 году российские музеи отмечают 150-летие со дня рождения Николая Рериха: прошёл блокбастер в Третьяковке на Крымском Валу, в ноябре открывается эрмитажная выставка в Главном штабе. KGallery выступает с компактным проектом — в галерее собрали работы учителей Рериха, самого мастера и его учеников. Причём все вещи Рериха созданы до 1917 года, когда художник с семьёй, живя в Великом княжестве Финляндском, оказался за границей. Работы на выставке — из частных коллекций; получился рассказ про непрерывность традиции от Айвазовского до художников по фарфору первой четверти XX века и, конечно, про собирательство.

Статьи

>