«Все, что было можно» о Фриде Кало

02 февраля 2016, 22:54
Версия для печати Версия для печати

Полумрак, из которого выступают светящиеся картины; сюрреалистические образы, пронизанные болью; старые фотографии, в том числе маленькой девочки в платье-колокольчике и с бантом на голове – маленькая Фрида еще не знает, что ей предстоит пережить… В Музее Фаберже открылась первая в России ретроспективная выставка мексиканской художницы Фриды Кало, женщины-легенды, известной всему миру.

Она пережила страшную аварию, писала картины, превозмогая невероятные боли, терпела измены мужа, тоже художника Диего Риверы, сама заводила романы, состояла в Коммунистической партии Мексики, общалась с Троцким и многое-многое другое. Надо ли говорить, что такая насыщенная жизнь не могла не вдохновить сценаристов, и в 2002 году мир увидел фильм «Фрида» с великолепной Сельмой Хайек в заглавной роли. Фильм оказался сверхуспешным, а имя Фриды Кало стало известно каждой домохозяйке. Поэтому выставка, которая открылась в Петербурге, объективно обещает стать заслуженно популярной не только у настоящих ценителей искусства, но и у самой широкой публики.

В Музее Фаберже к наплыву посетителей готовы: там уже пообещали, что для ускорения процесса в зале будет постоянно находиться полтора десятка экскурсоводов, которые вместо того, чтобы водить группы, будут точечно отвечать на вопросы публики. А группы из других городов (заявки от таких уже поступали в музей) будут посещать выставку вечерами после закрытия музея.

Возникает закономерный вопрос: почему ретроспектива картин Фриды не случилась в России раньше? Ответ предельно прост: привести десятки картин Фриды Кало – удовольствие настолько дорогое, что мало кому под силу. Даже Эрмитаж этой осенью довольствовался лишь одним шедевром – «Автопортретом с обезьянкой». Но у учредителя Музея Фаберже Виктора Вексельберга – другие возможности. Так что Петербург в виде этой временной выставки получил поистине царский подарок, и этим необходимо пользоваться.


"Сломанная колонна"

Фото: Сергей Николаев

Главная причина такой дороговизны организации выставок Фриды Кало – в том, что картин было написано художницей не так много, и большинство из них запрещено к вывозу за рубеж.

«В 1984 году творчество Фриды Кало было объявлено национальным достоянием. Основная часть картин, написанных ею, находится в Фонде Фриды Кало и Диего Риверы. И все эти произведения не только нельзя вывозить из Мексики – их нельзя даже вывозить за пределы Мехико», – рассказывает директор Музея Фаберже Владимир Воронченко.

Поэтому, по его словам, об «отборе» произведений для петербургской выставки не могло идти и речи – «взяли все, что было можно». К сожалению, свою роль сыграли и сложные отношения России с США: некоторые произведения Фриды находятся в этой стране, но взять оттуда что-либо для временной экспозиции оказалось не под силу даже влиятельным людям. А жаль: например, во Флориде хранится гипсовый корсет художницы, на котором она изобразила серпа и молота. Создатели экспозиции мечтали показать его в России.

Неожиданностью для музея стало то, что перевозить работы Фриды можно только партиями по 10 картин любым видом транспорта и под неусыпным взором сопровождающего. «Мы вынуждены были пересылать ее картины четырьмя самолетами, – рассказывает Владимир Воронченко. – И даже когда их везли из Финляндии в Петербург, сопровождающие ехали в тех же машинах, что и работы. Это беспрецедентный случай: ни один музей ни в одной стране не придерживается таких жестких правил! Поэтому то, что эти картины сейчас находятся здесь, – маленькое чудо, и праздник».

Впрочем, Музей Фаберже ответил строгостью на строгость. «Мы принимали коллекцию в присутствии реставраторов, которые отмечали малейшие дефекты, и все они протоколировалось», – подчеркнул директор музея.

На какие шедевры в первую очередь стоит ориентироваться при посещении выставки?

«Художник оставила после себя очень мало работ, – рассказывает куратор выставки, заместитель заведующего отделом современного искусства Государственного Эрмитажа Екатерина Лопаткина. – Всего известно 143 ее живописных произведения, и все они знамениты, – даже те, которые были утрачены. Потому что, заканчивая работу, она ее фотографировала. Безусловно, самой заметной работой, которая у нас представлена, является «Сломанная колонна», это манифест стойкости, силы духа, и в то же время самая известная картина о ее страданиях – не только физических, но и душевных».

В экспозиции работы размещены в хронологическом порядке, чтобы можно было проследить развитие творческого стиля автора. Первое, что видит зритель – карандашный рисунок «Авария» 1926 года. На нем изображена та самая катастрофа, когда автобус, в котором ехала девушка, столкнулся с трамваем: тройной перелом позвоночника, переломы ребер, ключицы и тазовых костей – только одна треть увечий, полученных Фридой в тот злосчастный день. На рисунке – автобус, трамвай и перебинтованная Фрида на носилках. Рядом с ней – лицо, похожее на ее собственное. Кажется, что Фрида смотрит на себя со стороны.

Та катастрофа сломала девушке жизнь, но не сломила ее саму. Посреди зала – упоминавшаяся уже «Сломанная колонна», эмоциональный и смысловой центр выставки. В разрыве тела Фриды – античная колонна, треснувшая в трех местах, подобно её позвоночнику.

С обратной стороны этого же стенда – картина «Несколько царапин»: обнаженная женщина на кровати – в крови, над ней мужчина, похожий на Диего Риверу. В тот момент Фрида узнала, что муж изменил ей с ее родной сестрой Кристиной Кало, После той истории пара объявила свой брак открытым, разрешив друг другу иметь любовников.

Рядом – витрина с двойным автопортретом «Диего и я». Обратить на него особое внимание стоит не только из-за необычного образа, где одно лицо переходит в другое: дело в том, что во всех каталогах демонстрируется только средняя часть картины – собственно, сам портрет. И игнорируется деревянная рама с ракушками в виде цветка, которая является его частью.

- Фрида сделала две работы «Диего и я»: одну оставила себе и повесила над кроватью, а другую подарила Диего, – рассказала корреспонденту «Фонтанки» Екатерина Лопаткина. – Она сделала их в рамках в форме цветков. Дело в том, что цветок был для нее особым объектом, она часто в письмах подписывалась словом «цветок». Цветок страсти, символ женского – это все про эту рамку. Сверху она оклеена ракушками, это тоже традиционный символ женского естества. Таким образом она в этом портрете хотела сказать Диего не только то, что они с ним – одно целое, но и просила помнить об ее женской сути, об ее любви.

Выставку продолжают факсимильные копии фотографий из архива Фриды Кало (сам архив также запрещен к вывозу): на них мы видим будущую художницу еще маленькой девочкой с куклой в руках, потом – в день ее свадьбы, затем – в больнице, дома, за работой над очередной картиной (на изображении можно рассмотреть конструкцию, позволявшую закреплять картину над ее головой), на открытии первой персональной выставки в Мехико, во Дворце изящных искусств – туда ее доставили в карете скорой помощи, к тому времени художница уже не вставала с постели.

Дополняют экспозицию национальные костюмы женщин региона Теуантепек – «теуаны». Это не те платья, которые носила Фрида, но считается, что они были изготовлены той же семьей, что шила для художницы. Также у посетителей есть возможность посмотреть документальный фильм «Фрида на фоне Фриды» Наталии Назаровой 2005 года. Организаторы сожалеют, что у них не оказалось возможности демонстрировать на выставке фильм с Сельмой Хайек: срок лицензии у Первого канала истек незадолго до открытия экспозиции в Петербурге.

 

Но и без этого выставка оставляет сильнейшее впечатление.

Увидеть работы Фриды Кало можно в Шуваловском дворце до 30 апреля.

 

Алина Циопа, «Фонтанка.ру»

Выход на лед: где, когда и почём можно покататься на коньках в Петербурге этой зимой

Вместе с календарной зимой в культурно-досуговое пространство города ворвались зимние развлечения — катания на коньках. В кои-то веки своевременно пришедшие холода позволили начать работу уже многим каткам. «Фонтанка» пригляделась к ценам, условиям и особенностям и предлагает 10 проверенных площадок под открытым небом.

Статьи

>