Finita la commedia

16 октября 2015, 15:40
Версия для печати Версия для печати

В Театре комедии им. Н.П.Акимова уволили одного директора и представили другого. Сидящая на бессрочном контракте художественный руководитель Татьяна Казакова избавляется от директоров примерно раз в два-три года. За 20 лет ее правления это уже восьмой случай. За директором обычно уходит команда – и этого никто не замечает. И комиссия, созданная по распоряжению губернатора, серьезных нарушений, как и в прошлый раз, не обнаружила. Но на сей раз о Театре комедии заговорили. Поскольку вслед за директором ушла выдающаяся актриса Ольга Антонова, проработавшая здесь без малого полвека.

Ольгу Антонову, любимую актрису Николая Акимова и Петра Фоменко, Киры Муратовой и Карена Шахназарова знает вся страна. На таких художественные руководители строят репертуар. Но в Театре комедии получилось наоборот: с момента прихода в театр на пост творческого лидера режиссера Татьяны Казаковой Антонова сыграла единственную новую роль – в спектакле Григория Козлова «Гарольд и Мод». И вообще-то это история об отчаянии актрисы, которая могла сыграть десятки ролей, радуя прежних поклонников и привлекая к театру новых. Но на эту тему "Фонтанка" высказывалась многажды. В данном же случае, за очевидным сюжетом вскрылся еще один – подспудный.

- Я ушла из театра, в котором прошла моя жизнь, в тот день, когда комитет по культуре уволил нашего директора, Елену Ястребову, – сказала Ольга Антонова «Фонтанке». – У нас много директоров поменялось за последние 20 лет, но такого еще не было. Она работала, как пчела, обожала актеров. Она вспомнила о моем юбилее, хотя я привыкла, что никому до моих дат дела в этом театре нет. Татьяна Сергеевна Казакова предложила творческий вечер и банкет, но я ненавижу эти нудные собрания с красными папками, на которых все скучают. Я сказала, что артист должен отмечать все даты новыми ролями. Потом я увидела в Каменноостровском театре спектакль «Калека с острова Инишмаан» – и мне захотелось поработать именно с тем режиссером, который этот спектакль поставил. Так мы познакомились с Андреем Прикотенко. Андрей Михайлович оказался удивительным, думающим, внимательным художником, а мне, как вы знаете, есть, с чем сравнивать».

Однако даже альянс с режиссером Прикотенко, прекрасная, по словам самой актрисы, команда партнеров и запланированная на ноябрь премьера спектакля «Зощенко, Зощенко, Зощенко, Зощенко», Антонову не остановили. И дело не в том, что директор Елена Ястребова оказалась человеком, умеющим находить общий язык с трепетными театральными натурами, а об ее профессионализме открыто высказываются в том числе и уволивший ее председатель комитета по культуре Константин Сухенко. До сих пор все директора уходили тихо, предпочитая не говорить о причинах и не упоминать в разговорах имени Казаковой. По словам не только Ольги Антоновой, но и артистов Самвела Мужикяна, Татьяны Полонской и других, с приходом Ястребовой у актеров появился человек, к которому можно было обратиться с проблемами – за материальной помощью, с оргвопросами во время репетиций, с болезнями. Совершенно очевидно, что юбилейный спектакль Антоновой с Прикотенко не возник бы, если бы Ястребова не раздобыла грант. Вообще-то тут нет ничего необычного – хорошие театральные директора должны обслуживать творческий процесс. Но начиная с весны по городу поползли слухи об очередном конфликте между худруком и директором. При этом, имя директора почти не звучало. В кулуарах театралы шептались: «Вы слышали, что Казакова не дает выпустить Антоновой спектакль к юбилею, потому что этот спектакль – инициатива директора...».

Совершенно неожиданно директор Ястребова, уже будучи уволенной, решила продолжить борьбу – уже не за власть (для чиновников обратной дороги нет). И рассказать о том, о чем молчали все ее предшественники.

- Я пришла в Театр комедии в июле 2013 года – по согласованию с Татьяной Сергеевной Казаковой, – рассказала теперь уже бывший директор Ястребова «Фонтанке». – Сразу же обнаружила ряд несоответствий в документации. Например, несоответствие действующего трудового договора худрука Татьяны Казаковой и устава, согласно которому с 1.10.2012 художественный руководитель наделялся полномочиями руководства только творческой частью и утрачивал приоритет в оперативном управлении театром. Эти функции передавались директору. О нарушениях я сообщила в комитет по культуре. Все локальные акты в короткий срок были приведены в соответствие с этим обновленным уставом.

Более конкретную информацию предоставила «Фонтанке» Марина Килипко, главный бухгалтер Театра комедии – теперь уже тоже бывший, уволившийся на следующий день после директора. Килипко утверждает, что, придя в театр, обнаружила весьма странную практику: отчисление художественному руководителю авторских процентов от заполняемости зала – при отсутствии договоров об авторских правах. «Причем, эти процентные отчисления были весьма существенны», – свидетельствует Килипко.

В распоряжении «Фонтанки» оказался «Договор о порядке и сроках выплаты авторского вознаграждения» от 9 января 2013 года, в котором содержится следующий пункт: «Условиями договоров на постановку спектаклей предусмотрена обязанность Театра производить поспектакльные авторские отчисления Автору в размере 7 (семи процентов) от суммы сборов, полученных от проката спектаклей, через кассу театра, при условиях заполняемости зала не менее 65 процентов». Кроме того, по словам Килипко, этот договор подписан бывшим директором Щербиным, действующим на основании Доверенности от 15 апреля 2012 года, а эта доверенность утратила силу тогда же, когда Татьяна Казакова как худрук Театра утратила по уставу право выдачи доверенностей, то есть 1 октября 2012 года. Вдобавок, выплаты авторских отчислений относились к «Расходам на оплату труда», а должны были быть отнесены на статью «Прочие расходы». В результате средний заработок Татьяны Казаковой был существенно завышен. Соответственно были завышены выплаты командировочных и отпускных. Согласно другому документу, попавшему в распоряжение «Фонтанки», сумма переплаты за счет завышения размера среднего заработка Казаковой в 2012 – 2013 годах составила 512879,70 рублей.

Декларация о доходах госслужащих учреждений, подведомственных комитету по культуре за 2013 год, свидетельствует, что доход худрука Театра комедии составил 7827363,76 рубля, в то время как большинство руководителей городских театров заработали в среднем от миллиона до двух рублей. В 2014 году, согласно тому же документу, доходы Татьяны Казаковой составили 4651077,93 рублей. В комитете по культуре директора Ястребову и бухгалтера Килипко, будто бы, заверили, что практика поспектакльных выплат предусмотрена трудовым договором и не противоречит действующему законодательству.

«Фонтанка» обратилась за экспертным мнением к президенту Гильдии театральных режиссеров России Валерию Фокину. Художественный руководитель Александринского театра заверил, что сам он, поставив порядка 85 спектаклей по России и за рубежом, ни разу не получал никаких поспектакльных выплат и не сталкивался с тем, чтобы подобные выплаты получали режиссеры – члены Гильдии. Режиссер по действующему законодательству автором не считается. «Мы разрабатываем типовые договоры, в которые непременно вносим пункт о том, что любые изменения в спектакль должны производиться только с согласия режиссера, и эта работа должна оговариваться дополнительным соглашением и дополнительно оплачиваться. Но про авторские отчисления я ничего не слышал, хотя я не юрист и о законности таких отчислений говорить не могу», – сказал «Фонтанке» Валерий Фокин.

Виктор Рыжаков, художественный руководитель Центра им. Мейерхольда и заместитель Фокина в режиссерской Гильдии, поделился следующими соображениями: «Я как художественный руководитель ЦиМа, разумеется, ставлю там спектакли, но мне никогда не пришло бы в голову требовать за эти постановки дополнительные гонорары или претендовать на процентные отчисления за их прокат. На мой взгляд, работа худрука, именно в том, в частности, и заключается, чтобы ставить спектакли и следить за их эксплуатацией».

Валерий Фокин выразил недоумение в связи с бессрочным контрактом художественного руководителя. По уверению Фокина, практика так называемых «пожизненных договоров» – это прошлый век. «На мой взгляд, – сказала Валерий Фокин, – необходимо, чтобы правительство города вынесло решение за подписью губернатора о переводе всех руководителей театров на срочные контракты, как это давно сделано в Москве. Надо эту практику сделать нормой, тогда скандалов станет значительно меньше». Подчеркнем, что руководители всех петербургских театров федерального подчинения – в том числе, сам Фокин, худрук МДТ – Театра Европы Лев Додин, худрук БДТ им. Г.А.Товстоногова Андрей Могучий имеют срочные контакты и регулярно перезаключают их в Министерстве культуры.

Еще одна тема, которую подняла Елена Ястребова, заняв пост директора, – проблема почти полностью утраченного наследия выдающегося театрального режиссера и художника Николая Павловича Акимова, имя которого ныне носит театр. Специалист по экспозиционной деятельности Валентина Балт (покинувшая театр вместе с уволенным директором) передала в редакцию ряд документов, связанных с музейной деятельностью театра. В частности, в акте передачи музейных ценностей от одного хранителя к другому на основании приказа по театру директора Ю.Н.Губанова по состоянию на 15 мая 1990 упоминается более 14 тысяч негативов, более 9 тысяч фотоотпечатков, пресса о театре с 1937 по 1990 год, протоколы худсоветов с 1936 по 1990 год – в 48 папках, программы спектаклей с 1929 по 1990 год – в 15 папках, афиши спектаклей театра – в 27 папках. А кроме того, 12 выставочных макетов к конкретным спектаклям театра. «Всего по акту передано: в 14 книгах описей 23327 единиц хранения», – подытоживает документ. Девять лет спустя в рекомендациях архивного управления по итогам совещания-семинара «Проблемы обеспечения сохранности фотодокументов» в театрах Санкт-Петербурга от 15.06.99 говорится: «Особо стоит выделить Театр комедии им. Акимова, где учет ведется в полном соответствии с правилами и положено начало выявления особо ценных документов. Имеется «Книга редких документов», помимо 9 книг учета на негативы и 5 книг учета на позитивы».

Однако, как рассказала Татьяна Балт, когда в канун фестиваля «Виват, комедия!», прошедшем в Театре комедии в сентябре, она решила подготовить выставку, то не обнаружила не только 23 тысяч экспонатов, но даже большинства книг описей. «Из 14 книг, о которых свидетельствуют документы, осталась только одна. И когда внутренняя комиссия, созданная приказом директора Елены Ястребовой, хотела восстановить разорванную архивную цепочку, составить опись того, что осталось, мы столкнулись с сильным противостоянием со стороны директора музея Светланы Григорян и, к нашему большому удивлению, комитета по культуре», – сказала Балт.

В ответ на тревожные сигналы дирекции комитетом по культуре в Театре комедии все же была организована проверка и вынесен феерический в данной ситуации вердикт (распоряжение от 15.09.2015 за подписью и.о.председателя комитета А.Воронко): уставом учреждения не предусмотрено ведение музейно-выставочной деятельности, и само подразделение «Музей театра» в нем, таким образом, существовать не может. Председатель Комитета по культуре Санкт-Петербурга Константин Сухенко, впрочем, уточнил, что в процессе работы комиссии был выявлен ряд нарушений порядка учета и хранения архивных документов, установлены сроки для их устранения. И что о результатах исполнения распоряжения руководство учреждения должно будет сообщить в Комитет по культуре Санкт-Петербурга. Ответ весьма впечатляет, если учесть отсутствие не только большинства экспонатов, но даже и их описей. А также то, что исполнение распоряжения целиком возложено на уволенного директора Ястребову.

Напомним, что еще в 1999 году – то есть 16-лет назад и четыре года спустя после прихода в театр Татьяны Казаковой – экспонаты находились в образцовом порядке. И несложно найти свидетелей того времени, когда музей, хранивший наследие великого Акимова, процветал. Вот, например, заместитель директора по театральному наследию и хранитель коллекции музея БДТ им. Г.А.Товстоногова Вениамин Каплан рассказал «Фонтанке»: «Я работал в Театре комедии с 1973 по 1982 год. В то время там существовал музей, где хранились эскизы, личные вещи, рукописи Николая Павловича Акимова, масса макетов – тогда еще был жив знаменитый ленинградский макетчик Сологуб, который содержал их в идеальном состоянии. На каждом эскизе Акимова стоял штамп музея Театра комедии. Их, я уверен, можно найти и нужно искать обязательно. Я был потрясен, когда ко мне недавно обратились сотрудники Театра комедии и сказали, что в театре почти ничего не осталось из того колоссального архива. А кроме того, я, придя недавно в Театр комедии, обнаружил, что в фойе висят не подлинные афиши, которые в мою бытность в театре собственноручно рисовал главный художник Игорь Иванов, а их плохие репродукции. Товстоногов и Акимов работали в одно время, и если бы мне было, с кем разговаривать в Театре комедии, я бы мог помочь им пополнить акимовскую коллекцию».

Пожалуй, факты и цифры, в данном случае, красноречивее любых комментариев. Тем временем труппе Театра комедии был представлен новый директор – Алексей Фрадин, в последний год занимавший директорский пост в Театре «Зазеркалье». «Это моя кандидатура», – сообщил «Фонтанке» председатель комитета по культуре Константин Сухенко. Также председатель профильного комитета пояснил, что для урегулирования возникших в руководстве учреждения разногласий распоряжением Комитета по культуре Санкт-Петербурга была создана рабочая группа, пришедшая к выводу о необходимости повышения эффективности управления учреждением. С учетом выводов рабочей группы было принято решение об увольнении Ястребовой Е.Ю. по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации. «Поскольку претензий к деятельности Ястребовой Е.Ю. не имелось, ее увольнение было произведено по невиновному основанию», – сказал Сухенко. Уточним, что данная статья позволяет работодателю уволить руководителя в одночасье и без объяснения причин, то есть, фактически узаконивает произвол чиновников.

«Фонтанка» произвела опрос театрального сообщества, касательно очередного скандала в Театре комедии – и сбор референтных мнений показал, что профессионалы в абсолютном своем большинстве солидарны с Валерием Фокиным: «Мне крайне огорчительно в данной ситуации, что Ольга Антонова, актриса, значимая не только для города, но и для страны, вынуждена была уйти из театра. Я уверен, чтобы надо было сделать все возможное, чтобы избежать ухода такой крупной актрисы, или, как минимум, уговорить ее остаться до выпуска спектакля, который она репетировала к 50-летию своей работы в Театре комедии. Это очень серьезная дата. Например, артист Александринки Юрий Михайлович Юрьев к 50-летию своей профессиональной деятельности получил Орден Трудового Красного Знамени и звание народного артиста СССР. Я сейчас не о том, что Антоновой надо выдать орден. Для артиста, тем более, такого ранга, самое главное – это работа».

На следующий же день после ухода из театра Антоновой режиссер Андрей Прикотенко, по его словам, договорился с режиссером Татьяной Казаковой о возможности договорных отношений с театром для Антоновой и выпуска спектакля в назначенный прежде срок. Казалось бы, такая ситуация выгодна всем. Но когда статья готовилась к выходу, в редакции раздался звонок.

- Послушай, – сказала автору этих строк Ольга Сергеевна. – Не пиши, что я вернусь. Я не спала всю ночь и поняла, что правильно сразу забрала трудовую книжку. Я совершила поступок. А если я снова приду в этот театр, даже и на договор, поступок не будет до конца честным. Где-то на другой площадке я бы стала репетировать, а тут, где я последние 20 лет провела в рабстве и страхе – не могу. У меня внутри все треснуло. Тем более, что Миша Разумовский, мой партнер, пошел за мной, поддержал, уволился – и теперь лежит в реанимации с гипертоническим кризом. Так в каком же г… я буду, если в этот театр вернусь – тем более, на выгодных условиях? Не могу. Пусть меня простят.

Вот тут уж точно, как говорится, no comments. Информация к размышлению для тех, кто наделен полномочиями принимать решения.

Жанна Зарецкая, «Фонтанка.ру»

Проект "Афиша Plus" реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

15 лучших телесериалов декабря: выбор «Фонтанки»

Декабрь будет жёстким: российский стриминг идёт на таран против Netflix и иже с ним. Столько добротных российских телесериалов вы ещё за один месяц не смотрели: возвращение «Последнего министра», первый рэп-сериал «Солдаут», «Ваша честь» с Олегом Меньшиковым — и всё это окутано лёгким флёром сиквела «Секса в большом городе» и очередного спин-оффа по «Звёздным войнам».

Статьи

>